Рубрика развивается при поддержке
Финансы
Основа Капитал

«Я знаю о финансах почти всё, но потеряла деньги на неудачной инвестиции». 6 правил безопасности грамотного инвестора

Ирина Екимовских
Владелица АГ «Капитал»

Любой бизнес — это риск, и большинство предпринимателей хотя бы раз в своей жизни теряли деньги, вкладывая их в провальный проект. Я — не исключение. Меня зовут Ирина Екимовских, в 2002 году я основала Аудиторскую группу «Капитал», и уже больше 18 лет мы помогаем компаниям самого разного уровня — от небольших организаций из нескольких человек до федеральных корпораций — управлять своими деньгами и отлаживать финансовый менеджмент. Казалось бы, я знаю об управлении финансами почти всё, но недавно я сама потеряла деньги, вложенные в партнёрский проект. Безусловно, это довольно болезненный опыт, но я считаю, что он является частью игры под названием «Предпринимательство». Главное — сделать выводы и не повторять совершенных ошибок — тогда это позволит вам выйти на новый уровень этой увлекательной и азартной игры. О своих промахах и сделанных из них выводах я бы хотела рассказать поподробнее.

«Гигиенический минимум» vs пандемия

В 2019 году двоё моих знакомых пригласили меня соинвестором в их проект. Они открыли несколько магазинов в российских аэропортах и хотели увеличивать сеть и запустить новое направление — собственное производство продовольственных товаров для этих магазинов. Я зашла в проект в апреле 2019 года, в июле мы запустили производство и начали открывать новые точки, сеть разрослась с трёх магазинов до 12. Однако уже в начале января 2020 года выручка начала падать. Совладельцы бизнеса не учли сложности, связанные с запуском нового направления бизнеса (производство подразумевает совершенно другие бизнес-процессы), наделали ошибок в управлении, начали нарушать взаимные договоренности. Скорее всего, ситуацию можно было постепенно выровнять, однако проект подкосила пандемия. Большую часть торговых точек пришлось временно закрыть, выручка упала с 15 млн ₽ до трёх, она уже не покрывала даже основных расходов, и впереди замаячила перспектива банкротства. К счастью, мне удалось выйти из проекта – я потеряла на этом деньги, но не такую большую сумму, которой могла бы лишиться, если бы мы совместно ушли в банкротство.

Стоит отметить, что в любой проект я захожу, соблюдая обязательный для себя «гигиенический минимум». Его же я советую всем, кто намерен вкладывать куда-то свои деньги:

  • Обязательно составляю партнёрское соглашение, в котором прописываю порядок взаимодействия между соинвесторами. Строго говоря, этот документ не имеет юридической силы, но фиксирует правила игры между партнёрами и позволяет избегать недопонимания уже на старте.
  • Проговариваю юридическую и организационную схему бизнеса.
  • Договариваюсь, что моя команда ведёт полный аутсорсинг учета бизнеса, и бухгалтерского, и управленческого.
  • Изучаю финансовое состояние проекта до принятия решения. Если нет возможности предоставить какие-то цифры, то в проект не вхожу.

Соблюдала этот «гигиенический минимум» я и в этот раз, а проект по всем параметрам представлялся мне понятным и жизнеспособным (да он таким и был!). Но абсолютно непредсказуемый форс-мажор внёс свои коррективы и я составила новые правила, которые позволят мне обезопасить свои вложения при любых обстоятельствах.

Правила грамотного инвестора

1. Не входить в партнёрство с людьми, которые не могут наравне с тобой разделить ответственность по обязательствам бизнеса.

Сейчас учредители компании несут полную субсидиарную ответственность по её долгам. В этом проекте участвовали три учредителя, включая меня, но нести ответственность по её обязательствам в случае банкротства могла только я: у меня есть имущество и собственный бизнес, а у моих партнеров — нет. Соответственно, в случае банкротства мне пришлось бы отвечать по обязательствам компании — кредитным, долговым — не в рамках своей доли в 20%, а процентов на 70-80 — «за себя и за того парня». Получается, что мои партнеры, объявляя себя несостоятельными, не рисковали бы практически ничем, а я бы понесла значительные финансовые и репутационные потери, потому что субсидиарка «висит» на учредителях до тех пор, пока не будут погашены долги. Очень неприятно, когда при входе в проект ты ставишь на кон, условно, 10 миллионов, а на выходе оказываешься должен уже 50. Поэтому играть в бизнес стоит с равными партнерами, которым тоже есть что терять в случае банкротства.

2. Чётко фиксировать сумму инвестпроекта и оговаривать действия на тот случай, если он выходит за оговоренные рамки.

Естественно, и я, и мои партнёры просчитывали сумму инвестиций в новое направление, мы представляли, что на оборудование, закуп сырья, накладные расходы потребуется 15-20 миллионов ₽. Но в итоге в проект пришлось вложить 40 — не потому, что мы плохо рассчитали затраты, а потому что бизнес — дело азартное: мы открывали новые магазины, не дождавшись окупаемости предыдущих точек, закупали большие объёмы сырья (потому что сегодня продают задешево, надо брать) и т.д. Всё это требовало дополнительных вложений. Странно признавать, но я не зафиксировала сумму инвестиционного проекта: на момент вхождения в бизнес он по всем расчётам казался надёжным и я ожидала, что отклонение от первоначальной суммы не должны превысить 20%. Этот опыт показал: надо просчитывать сумму инвестпроекта, фиксировать её, а финансирование за этими рамками производить из оборотных средств проекта. Ведь 20 млн и 40 млн — это не только разный уровень затрат, но и разные категории риска, доходность и возвратность.

3. При первом нарушении партнёрского соглашения ставить вопрос о завершении партнёрства и включать механизм «расставания», который прописан в соглашении.

Первые полгода после запуска проекта дивидендов не было — получаемая прибыль использовалась в бизнесе. Однако один из учредителей регулярно выбирал себе прибыль – 300, 500 тысяч, мотивируя это тем, что «у меня расходы, семья, второй ребенок родился». И здесь меня подвела женская мягкость: такое поведение — форменное нарушение партнёрского соглашения и элементарного правила, которое гласит, что дивиденды — это часть прибыли, которая распределяется общим собранием участников. Если человек настолько легко нарушает заключенные с тобой договоренности, значит, он тебя ни во что не ставит и иметь с ним дело нельзя. В таких случаях необходимо либо расставаться, либо пересматривать и менять условия совместной работы и оплаты.

4. Обязательно провести повторное собеседование топ-менеджеров проекта для подтверждения их компетенций и участвовать в найме ключевых людей проекта.

Я входила в проект на правах «пассивного» инвестора и на тот момент меня это полностью устраивало: у меня огромная нагрузка на моей основной работе. Но довольно быстро выяснилось: если ты вкладываешься в проект, команду которого не знаешь, ты в случае любого форс-мажора оказываешься зависимым от действий других людей и никак не можешь повлиять на ситуацию. Например, во время карантина я предлагала свой антикризисный план: трансформировать продукт, изменить варианты доставки до потребителей, по-другому отстроить работу с клиентской базой. Но я могла обсуждать эти решения только с учредителями, для всех остальных сотрудников я была абсолютно чужим персонажем. Для того, чтобы брать на себя оперативное управление, нужно знать этих людей, их компетенции, быть для них важным человеком, который принимает на работу, ставит цели и задачи, контролирует их выполнение.

5. Если партнеры проекта не жили в рамках «бюджета», с первого дня партнёрства, брать казначейство на свой контроль.

Партнёры уверили меня, что будут вести казначейство сами, и я была уверена: эти люди знают, что такое финансовое планирование, бюджет, смогут вовремя платить по обязательствам. Я взяла на себя финансовую отчётность, оставив казначейство на откуп соинвесторам, считая, что составить план платежей и оплачивать по нему обязательства — не так сложно. Но через некоторое время с удивлением обнаружила, что мои партнеры оплачивали счета «по ситуации», не соблюдая приоритеты. Это привело к затоварке, накоплению долгов, неправильному приоритету выплат. Ещё раз повторюсь: ситуацию можно было бы выправить, если бы бизнес не подкосил «ковидный» кризис.

6. Инвестировать в новый проект, не нарушая своей «красной зоны».

Эта история могла бы закончиться для меня гораздо хуже, потому что, соблазнившись интересным и многообещающим проектом, я нарушила свое главное правило — правило «красной зоны». А оно гласит, что в чужой проект можно вкладывать не больше той суммы, которую ты можешь относительно безболезненно потерять. Конечно, терять любые деньги неприятно, но важно, чтобы это была та сумма, которая не отразится на твоем благополучии, не будет придавливать тебя к земле и еще несколько лет тормозить развитие твоей жизни. Я нарушила это правило, инвестиции в проект выросли в два с лишним раза, и в сочетании с пандемией такие риски могли привести к весьма плачевному результату — значительная часть обязательств проекта могла лечь на меня. Больше нарушать это золотое правило я не буду, но это не значит, что я перестану участвовать в привлекательных для меня проектах, просто буду соблюдать больше правил и учитывать полученный опыт.

{ "author_name": "Основа Капитал", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 0, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 196145, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 26 Jan 2021 14:39:02 +0300", "is_special": false }
0
1 комментарий
Популярные
По порядку
1

Больше всего понравилась идея про партнерское соглашение. (Обязательно составляю партнёрское соглашение, в котором прописываю порядок взаимодействия между соинвесторами. Строго говоря, этот документ не имеет юридической силы, но фиксирует правила игры между партнёрами и позволяет избегать недопонимания уже на старте).
Выглядит как очень простой механизм, но предотвращает сразу множество проблем.

Ответить

Комментарии

null