Lamoda
1798

«Фаундеры должны транслировать ощущение надежности». Венчурный инвестор Константин Синюшин, — о бизнес-философии и стиле

Важно, чтобы члены команды стартапа были с чистой головой и излучали уверенность в общении с инвестором, считает IT-предприниматель и инвестор Константин Синюшин. В бизнес-сообществе многие знают его образ: яркий пиджак, необычная бабочка, уверенный и ироничный взгляд. О формировании этого стиля в одежде и жизни инвестор рассказал в интервью Lamoda. Онлайн-платформа продолжает серию разговоров с IT-предпринимателями и топ-менеджерами.

В закладки

Если судить по тому, чем я занимаюсь основное время, я — венчурный инвестор. Все остальное для меня — разного рода общественные нагрузки или пассивный бизнес.

В венчур через корпорацию

В сентябре 1991 года я уволился из ведущей российской компании-разработчика космических ядерных реакторов. Там я работал в отделе испытаний после окончания института, по распределению.

Было понятно, что дальше там все будет только хуже и появляется много новых возможностей заработать с меньшими моральными издержками.

Я работал на трех работах, был измотан, но зарабатывал немало. Около 300 рублей в месяц выходило на основной работе, еще 300 рублей — в репетиторском кооперативе, где я преподавал математику. Еще 300 рублей я получал как коммерческий директор одной антисоветской газеты. Было понятно: что бы я ни выбрал вне тогдашней оборонки, я бы никак не стал получать меньше.

Я с легким сердцем уволился и занялся частным бизнесом, который был связан с умными технологиями. На протяжении многих лет с разными партнерами у нас было пять разных бизнесов, один из которых существует до сих пор — консалтинговая компания. Три компании с разной степенью успешности мы продали стратегическим инвесторам. Одна компания благополучно умерла.

Стратегическим инвестором, который купил нашу компанию, была американская корпорация EMC. Сейчас ее уже нет, она объединилась с Dell. Как генеральный директор и активный менеджер после сделки я перешел работать в EMC.

Я никогда в жизни так не работал, как в транснациональной корпорации. При этом, с моей точки зрения, очень непродуктивно. С точки зрения корпорации, — это не так. На саму работу у меня уходило 20% времени, а 80% — на странные планировочно-отчетные мероприятия.

Мне был нужен свой бизнес, но не понимал, какой. За три года я выпал из жизни и у меня не было желания даже пытаться понять, что происходит на рынке, какие есть новые тренды.

Я уволился в 2011, а перед этим, в 2010 году я попал на мероприятие, которое сейчас называется GoTech. Это конференция про венчур и стартапы. Оказалось, что совершенно необязательно заниматься самому новым бизнесом, можно попробовать сразу несколько. С одной стороны, ты приносишь стратегическую пользу, а с другой — не вовлечен в операционку. Я сразу понял, что это мое.

Позже мы с партнерами основали компанию the Untitled club. Название без названия отражает нашу философию: успешный фонд не может хвастаться сам собой. Он должен хвастаться своими проектами, которые нашел и помог им вырасти, помог продать.

Проекты the Untitled ventures

Мы практически не инвестируем в проекты по принципу «кажется, он хороший». Мы формулируем синтетическую идею, которая, как нам кажется, имеет перспективы на рынке, а потом ищем проекты, которые под нее подходят.

— Voximplant. Это был самый первый проинвестированный проект, один из любимых. Ребята сделали универсальную платформу, которая позволяет встраивать голосовой или видео-функционал внутрь любого веб-сервиса или мобильного приложения. С помощью этого сервиса с минимальным программированием можно за неделю сделать свой собственный Zoom внутри своего приложения. Первым крупным партнером компании была Битрикс24, которая дополнила этим функционалом свой корпоративный портал. Из этого проекта мы уже вышли.

— Pure. Дейтинговый сервис, в котором мы были первыми инвесторами и добавляли на каждом раунде, чтобы развиваться. Сегодня мы — единственный инвестор проекта. Он стал взрослым, платит дивиденды. Это очень приятно.

— GetShop TV. Разработчики интегрируют в SmartTV интерактивные функции. Можно добавить в трансляцию футбольного матча интерактив, связанный с букмекерским сервисом. К концу 2020 года к этому сервису будет подключено 6 млн домохозяйств, позже мы прогнозируем охват в 10 млн. В мире никто ничего подобного не делает из-за целого ряда технологических проблем.

— Сарафан. Сервис распознавания объектов в потоковом видео. Мы прогнозируем, что до конца года они освоят весь российский рынок и с легким сердцем уедут покорять мир. Их технология уникальна: самая высокая точность распознавания и способность делать это в онлайн-потоке.

— GetFaster. Это сервис доставки еды (необычно для нас, так как мы стремимся в DeepTech-проекты). Он решает проблему ретейлеров: для них становится все важнее напрямую взаимодействовать с пользователем. Сегодня это единственный рыночный игрок, который позволяет вендорами или продовольственным ритейлерам, с одной стороны, из коробки организовывать комплектацию заказов и доставку, с другой — сохранять за собой коммуникацию и лояльность конкретного бренда.

«Главное, чтобы голова была вымыта»

В лице основателя стартапа инвестор выбирает практически спутника жизни — проект, в который инвестирует. Важно, чтобы его не подвели и многие вещи можно считать заранее, в том числе, по внешнему виду.

Основателю стартапа важно понимать, почему он пришел именно к этому инвестору. И почему его проект должен быть интересен именно этому фонду.

Внутреннему миру мы придаем больше значения, чем внешнему виду. Важно, чтобы образ не был совсем шокирующим. Уровень шокирования для каждой целевой аудитории разный. Главное, чтобы голова была вымыта.

Фаундеры стартапов должны транслировать ощущение надежности в общении с ними. Часто, даже если команда стартапа нам в целом нравится, она не подходит под этот критерий. А мы внимательно смотрим на него.

«Партнеры-европейцы не обращают внимания на внешность». Наталья Стурза, ANGRY, — о месте стиля в жизни

Мои бабочки

Мой образ в пиджаке и бабочке сформировался так: я видел себя в нем, но в моем прошлом бизнесе такой внешний вид не попадал в формальный код. Как только появилась возможность, я отдался своим представлениям о прекрасном.

Я никогда не пересчитывал, сколько у меня бабочек — их очень много. Тех, которые я регулярно ношу, примерно, 10 штук. Всего их, наверное, около 40. У меня есть большой комод с ящиком, в который все они сложены.

Я покупаю их везде, где увижу. Я всегда примерно представляю, чего мне не хватает. И когда смотрю на бабочку, понимаю, как она уложится в мой гардероб. К чему она подойдет, а к чему нет. В это смысле хороши универсальные бабочки, сочетающиеся в любой одеждой. Но специально я бабочки не ищу.

Бабочки часто дарят. Многие из них — сувенирные, и их не будешь носить. Белорусские друзья подарили мне совершенно замечательную бабочку с вышитым национальным орнаментом. Но со всем, что я ношу, она будет странно смотреться. Такие бабочки лежат у меня в отдельной группе.

Границы по пиджаку

Самая удобная одежда для меня в повседневной жизни — майка и джинсы. Зимой — майка и пиджак.

В самоизоляции пиджак отлично помогал мне разделять рабочее и свободное время. Если я надел пиджак, значит, я на работе. Если снял, — вернулся домой.

Покупать себе новую одежду я ужасно не люблю! Я не способен заниматься этим целенаправленно и поддерживаю тот же принцип, что с бабочкой. Когда прохожу мимо магазина, я каждый раз туда захожу. Если мой взгляд на что-то лег, то я это сразу же покупаю. Целенаправленный шопинг — это не мое.

Бренд для меня не имеет значения. Моей личной статистикой установлено, что некоторые бренды лучше других. Я никогда не покупаю ничего неприлично дорогого и неприлично дешевого, даже если это хорошо выглядит. Я стремлюсь попасть в средний уровень.

Я — сторонник импульсных покупок. Но чтобы иметь возможность такую покупку совершить, нужна сформированная подборка. Когда заходишь в какой-то приличный магазин, там эта подборка уже сделана.

Я бы хотел пользоваться онлайн-сервисом, который выдает сразу подобранные луки. Но он потребовал бы глубокую интеграцию и таких сервисов пока нет. Это будет совершенно другой уровень погружения внутрь e-comm.

Lamoda появилась в 2011 году — как интернет-магазин. Сейчас Lamoda — это крупнейшая в России и СНГ онлайн-платформа для продажи товаров, связанных с модой и образом жизни. На ней представлено более 6 миллионов товаров от 3 тысяч мировых и локальных брендов. В компании работает более 7 тысяч человек, включая сотрудников Центрального офиса Lamoda в Москве, офисов в Минске, Киеве и Алматы, автоматизированного складского комплекса в подмосковном Быково, собственной службы доставки LM Express, IT-хаба и трех колл-центров — в Волгограде, Житомире и Чернигове. Девиз компании — «Мода на каждый день». Задача Lamoda — создавать удобные, технологичные сервисы, обеспечивать людей красивыми и качественными товарами, объяснять модные тенденции и показывать, как они действуют во всех жизненных ситуациях. С 2014 года входит в состав публичной Global Fashion Group.
{ "author_name": "Lamoda", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 0, "likes": 8, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "subsite_label": "lamoda", "id": 135294, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Wed, 24 Jun 2020 11:02:00 +0300", "is_special": false }
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Комментарии