Право
Rustam Rafikov
1844

Токены, смарт-контракты, большие данные и новые формы сделок в российском праве

Госдума приняла законопроект о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ по вопросу признания цифровых прав (токенов) и сделок, совершенных в электронной форме.

В закладки
Зал пленарных заседаний Государственной Думы РФ duma.gov.ru 

12 марта 2019 года Госдума окончательно приняла законопроект 424632-7 О цифровых правах («О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Напомним, что перед началом летнего периода 2018 года, исполняя поручение Президента РФ, депутаты Госдумы «навносили» (другого слова не подберёшь) законопроекты, которые должны были легализовать криптовалюту, токены, краудфаундинг и так далее.

Для понимания сути происходящего: законопроект «О цифровых финансовых активах», внесённый 20 марта 2018 года, только сейчас рассматривается во втором чтении. А на видео с пленарного заседания Госдумы видно, что год назад законопроект обсуждали три депутата: А.Г. Аксаков, Ф.С. Тумусов и М.Л. Шаккум.

В кадр попали пустые депутатские кресла, при этом 91% голосов был отдан «за». В сущности, цель законопроекта была достигнута — все дружно заговорили о легализации криптовалюты в России, движении в светлое цифровое будущее. К тому времени крипторынок «сдулся», а у юристов и экспертов осталось много вопросов к законодателям.

Тем не менее один из законопроектов принят, и почти сделан первый шаг в сторону цифровизации. Почти, потому что формально Президент РФ должен подписать и обнародовать закон, который вступит в силу с 1 октября 2019 года.

Что нового в законодательстве:

  • цифровое право (токены) как объект гражданских прав;
  • признание сделок, заключённых в электронной форме;
  • смарт-контракты (самоисполняемые сделки);
  • договоры по предоставлению больших данных.

Цифровые права (токены)

Чтобы понять, что имели в виду депутаты, нужно разобраться в содержании законопроекта «О цифровых финансовых активах», указанного выше. Говоря простым языком, цифровым правом является токен,который удостоверяет «обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы».

Под информационной системой депутаты понимают систему, где фиксируются права на токены. В ранних законопроектах говорилось, что токены в РФ будут выпускаться на определённой площадке (бирже) и предлагаться квалифицированным инвесторам. Словом, отличий цифрового права (токена) от бездокументарной ценной бумаги, купленной на Московской бирже, немного.

А что же с криптовалютой? Как выразился депутат Крашенниников: «Криптовалюту мы убрали из этого законопроекта. Вы помните, год назад была эта вещь достаточно раскрученная, модная, и мы до сих пор считаем, что это [криптовалюта] может быть объектом наследования, конкурсной массы. Но сейчас... договорились в Гражданском кодексе этот вопрос не прописывать, понимая, что надо будет регулировать совершенно точно».

Вообще, изначально предлагалось ввести такое понятие как «цифровые деньги» (криптовалюта), однако в итоговый закон это не вошло. Чтобы понять смысл регулирования, нужно чётко разграничивать понятия токена и криптовалюты.

Криптовалюта не выпускается (эмитируется) опредёленным лицом, она генерируется в децентрализованной системе блокчейн техническими средствами (компьютерами майнеров). Соответственно, оборот криптовалюты как платежного средства «опасен» для любого государства.

Токены выпускаются определёнными лицами, и в случае правовой проблемы можно обратиться с взысканием к конечному лицу, эмитировавшему токен. Чтобы эмитенты токенов были зафиксированы, предполагалось, что «информационная система», а именно реестр на блокчейне, будет осуществлять свою деятельность под контролем Банка России. Поэтому сейчас депутаты внесли лишь понятие цифровых прав, то есть токенов.

Электронная форма сделок

Сегодня, очевидно, для покупки токена никто не просит подписания бумажного договора и исполнения требований закона о письменной форме сделки.

Учитывая это, депутаты предложили установить: сделку, если иное не следует из закона (завещания, например, требуют письменной формы сделки), можно заключить с помощью «электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю».

Помимо прочего, можно голосовать электронным способом «с помощью электронных и иных технических средств», давать распоряжение об открытии номинального счёта, заключать договор о страховании.

Ранее в онлайне покупали смайлики в мессенджерах, открытки во «ВКонтакте», подписывались на непонятные сервисы через СМС у своего оператора, однако, чтобы это работало, юристы прописывали в договоре-оферте (правилах пользования сайтом) условия, при которых коммуникация, скажем, по электронной почте или СМС считалась надлежащей формой.

По сути, ничего существенного, на мой взгляд, эта поправка не несёт. Разве что разговор двух людей в Whatsapp о просьбе дать 100 рублей в долг может автоматически расцениваться как сделка, без необходимости сбора дополнительных доказательств или наличия соглашения между сторонами о признании юридической силы сообщений.

Поправка предназначалась для упрощенной покупки токенов, голосования по ним, но, учитывая отсутствие базовых понятий, направленных на легализацию криптовалюты в законодательстве, сущность этой поправки особо не влияет на тему легализации криптовалюты в России.

Большие данные

В Гражданском кодексе появился новый поименованный вид договора — договор об оказании услуг по предоставлению информации. Бизнес и раньше заключал такого рода договоры, однако фиксировал отдельно условия конфиденциальности (NDA).

Практикующим юристам понятно, что NDA в российском праве немного странный предмет, ведь шансов на судебную защиту не так много. Однако при правильно составленном NDA шансы есть (точно не тогда, когда используется популярный перевод NDA по английскому праву между российскими участниками).

Новая поправка говорит, что договор об оказании услуг по предоставлению информации может предусматривать «обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам». Проще говоря, стороны обязуются использовать обезличенные данные.

Обзор подготовил Рустам Рафиков, магистр права, юрист «Рафиков, Ковешникова и Партнеры».

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Rustam Rafikov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0440\u0438\u043f\u0442\u043e\u0432\u0430\u043b\u044e\u0442\u044b","\u0431\u043e\u043b\u044c\u0448\u0438\u0435\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0435"], "comments": 1, "likes": 19, "favorites": 33, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 61050, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 13 Mar 2019 19:46:49 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 61050, "author_id": 267887, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/61050\/get","add":"\/comments\/61050\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/61050"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
1

Приглашаю к дискуссии на тему:
i) является ли криптовалюта цифровыми правами;
ii) права на что именно удостоверяет криптовалюта, если допустить, что она является цифровыми правами;
iii) анонимность при совершении сделок с цифровыми правами.
https://vc.ru/crypto/79021-tokeniziruy-eto

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }