Трибуна Albert Khabibrakhimov
1 531

Депутаты внесли в Госдуму законопроект о конвертируемых займах для стартапов

Депутаты от «Единой России» Николай Николаев и Дмитрий Сазонов внесли в Госдуму законопроект, позволяющий инвесторам по своему желанию конвертировать займы компаниям в акции.

В закладки

Для оформления конвертируемого займа сторонам необходимо вписать такое условие в договор, одобренный единогласно всеми акционерами. В договоре также должна быть определена стоимость или порядок определения стоимости акций при зачёте денежного требования о возврате суммы займа в счёт оплаты доли в уставном капитале, следует из законопроекта.

Конвертируемый заём — недорогой инструмент, призванный увеличить потенциальное вознаграждение инвестора и тем самым повысить доступность венчурного капитала для предпринимателей, говорится в пояснительной записке.

Предлагаемые механизмы направлены на защиту всех игроков рынка, следует из проекта: компаний, участников хозяйственных обществ и инвесторов. Принятие законопроекта позволит предпринимателям оперативно получать инвестиции, а инвесторам — минимизировать свои риски, уверены авторы документа.

Принятие законопроекта упросит жизнь стартапам, которые привлекают инвестиции на ранней стадии, сообщили vc.ru в Фонде развития интернет-инициатив (ФРИИ), эксперты которого принимали участие в разработке законопроекта.

Текущее законодательство подразумевает такую возможность только в случае, когда основатель бизнеса не платит инвестору по долгам. Механизм конвертируемого займа позволяет конвертировать долг в долю (акции) вне зависимости от того, наступила ли просрочка возврата долга, и наоборот привязывается к позитивным событиям — увеличение выручки, привлечение следующего инвестора ​и так далее.

— ФРИИ

«В странах с развитым венчурным рынком до половины всех сделок совершается в форме конвертируемого займа», — отметили в ФРИИ. Стартапам это позволяет привлечь инвестиции за более короткие сроки, а инвесторам даёт гибкий инструмент контроля ключевых стратегических решений, сокращая тем самым риски.

«При этом инвестор может не конвертировать и запросить возврат долга при любых обстоятельствах, а потому денежные вложения инвестора будут менее рисковыми», — отметил директор по правовым вопросам и инициативам ФРИИ Искендер Нурбеков.

В пояснительной записке авторы поправок называют конвертируемые займы «давно зарекомендовавшими себя за рубежом корпоративными механизмами». По мнению парламентариев, отсутствие подобных механизмов и гарантий в России вынуждает участников рынка проводить сделки в иностранных юрисдикциях.

#новость #стартапы #госдума #займы

{ "author_name": "Albert Khabibrakhimov", "author_type": "editor", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u0438","\u0437\u0430\u0439\u043c\u044b","\u0433\u043e\u0441\u0434\u0443\u043c\u0430"], "comments": 16, "likes": 13, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tribuna", "id": 24202, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Thu, 01 Jun 2017 16:09:08 +0300" }
{ "id": 24202, "author_id": 53259, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/24202\/get","add":"\/comments\/24202\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/24202"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199116 }

16 комментариев 16 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
7

Инициатива хорошая. Отсутствие у нас конвертируемых займов очень сильно осложняет жизнь инвесторов ранних стадий (на seed и pre-seed редко делают структуры с офшорами, которые позволяют использовать английское право, так как дорого).
Другое дело, что хотелось бы еще, чтобы институт долей в ООО в принципе был переосмыслен. Например, появились бы доли разного класса, голосующие и нелосующие доли, появилась бы возможность для общества выпускать доли (например, для реализации механизма anti-dilution protection), появилось бы регулирование договора подписки на доли и т.д. Вот это бы все в совокупности придало бы хороший импульс для структурирования венчурных сделок по российскому праву. Надеюсь, что ФРИИ и другие профильные институты пролоббируют эти поправки в ближайшее время.

Ответить
5

"только в случае, когда основатель бизнеса не платит инвестору по долгам"

"Механизм позволяет конвертировать долг в долю (акции) вне зависимости от того, наступила ли просрочка возврата долга"

Оксюморон, не?

Ответить
0

Первый вариант это текущая ситуация, второй - законопроект

Ответить
0

"Смотрю в книгу, вижу фигу" - вы правы)

Ответить
2

"Конвертированный заём..." (facepalm)

Ответить
2

Займ

Ответить
0

Если мы про русский язык, то правильно «заём»: http://new.gramota.ru/spravka/trudnosti?layout=item&id=36_129

Ответить
1

Очередной борец за русский язык сел в лужу;)

Ответить
1

А про какой же ещё :)

Спасибо, что вправили мозги :)

Ответить
1

Интересно, есть уже какая-нибудь статья на тему финансирования стартапов, где разобраны основные схемы финансирования и юридического оформления у нас и за рубежом? Хотелось бы почитать.

Ответить
1

Я пока такую не знаю. У меня давно есть идея написать такую статью на основании своего опыта в венчурных сделках. Если редакции vc.ru интересно, то могу потом предложить ее для публикации на этом портале.

Ответить
0

Интересно. Только это издание, а не портал :)

Ответить
0

Было бы замечательно, если бы такая статья вышла, да еще бы к обсуждению присоединились люди с альтернативными вариантами оформления в комментариях (со своим опытом). Это полезная информация, которую надо раскрывать и проводить "ликбез" для всех возможных заинтересованных участников, чтобы им было понятно чего ожидать и какие возможны риски и подвохи. При цивилизованном подходе секретность может распространяться на распределение долей и оценку (с пониманием можно относиться к утаиванию элементов схемы по оптимизации налогов), но не на общее юридическое оформление и схему финансирования. Нужны какие-то "шаблоны" для начинающих.

Ответить
1

По теме конвертации долгов в доли - никак не могу избавиться от ощущения чего-то "неправильного". Одно дело, когда механизм конвертации работает превращения просроченных долгов в доли, а другое, когда конвертация возможна просто по желанию кредитора.
Давать в долг и становиться совладельцем - это два разных вида рисков и два разных способа участия в прибыли. По нормальной схеме долг подразумевает какой-то фиксированный доход в натуральной (денежной) форме, а участие в капитале - это участие в прибылях и убытках пропорционально доле в капитале. А тут получается что кредитор не хочет участвовать в убытках, хочет делить лишь прибыли (если взлетит, то он станет совладельцем), а в случае убытков, он все равно фиксирует у себя виртуальный доход и пытается его получить с банкрота. Конечно, надо смотреть конкретные условия таких сделок (поэтому бы и хотелось почтить про схемы оформления), да и западное право более "продвинутое" и не случайно такие сделки существуют давно. Но учитывая нашу специфику и корни наших инвесторов из эпохи 90-х, наши российские инвесторы могут мыслить "по-нашему", как я описал выше (нам доходы, а вам риски). Высокая доходность подразумевает высокие риски, если инвесторы не готовы идти на риски и хотят выбивать долги из стартаперов в случае неудачи проекта. То получится "хотели как лучше".
Когда инвестор просто не хочет давать деньги в уставный капитал просто в обмен на идею, чтобы нельзя было тут же закрыть бизнес и поделить с бизнесменом его же деньги в указанных учредителями долях можно применить одновременно оба способа участия инвестора (и участие в капитале и выдачу займа - часть в виде прямых капиталовожений, часть в качестве займа). Тогда будет спокойнее, что не придется делить свои же деньги.

Ответить
0

Красиво написал.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления