VIKENT.RU

Быстрое формирование навыков у дельфинов

«Эти животные обучаются значительно быстрее, чем собаки. Они легко поддаются индивидуальной и групповой дрессировке, чему сильно способствует их естественная игривость. Пожалуй, никто из животных, даже включая обезьян, не способен так быстро схватывать и приобретать навыки (условные рефлексы) , выполнять совместные действия и сложные задания с различными предметами, как дельфины в океанариумах. Здесь их обучают классическим цирковым трюкам, которые привлекают большое количество зрителей. Любопытные и доверчивые дельфины стали любимцами публики. Дрессированных афалин в США теперь перевозят в специальных ваннах для показа на водных аренах цирков. Большой успех у парижских зрителей имела группа афалин, доставленная из Флориды.

Чтобы усвоить новый сигнал, дельфинам достаточно бывает лишь два-три раза показать требуемое от них действие. Так, афалины обучались ловить пищу на лету, аккуратно брать рыб с тарелочек, хватать корм из рук и даже сигару изо рта дрессировщика с высоты почти пяти метров. Они позволяют запрягать себя в упряжку, чтобы возить илот с человеком и домашним животным, подносят брошенную в воду вещь, прыгают, как собаки в цирке, через горящий или затянутый бумагой обруч, демонстрируют игру в баскетбол, бейсбол и с большой точностью с расстояния 2-4 м забрасывают мяч в корзину, поднятую над водой и почти в человеческий рост. […]

Иногда животные вертикально выставляются из воды и, опираясь только на хвостовой стебель, плавают в стоячем положении задом наперёд, сильно вспенивая воду. […]

Дельфины, выросшие в неволе, обучаются быстрее тех, что пойманы в море. Нравы и способности к дрессировке у разных афалин сильно различаются, что определяется разными типами высшей нервной деятельности, по И. П. Павлову.

При неправильных методах дрессировки у животных может наступить перенапряжение, приводящее иногда к шоку («стресс-фактор»). Устраняют это явление, подсаживая к обучаемому животному уже обученного дельфина: когда положительный результат наступает гораздо скорее. Если один дельфин в стайке научился пригибать сеть и таким путём выходить из окружения, опыт тут же используют другие. […]

Оказалось, что электрическое раздражение мозга для дельфина, особенно в моменты включения и выключения тока, было «приятным». Так был открыт новый центр — центр удовольствия. Это проверили следующим образом: научили подопытного животного самого замыкать и размыкать ток в собственном мозгу. Над рылом его установили коммутатор в виде прутика: теперь было достаточно легкого движения головы вверх или вниз, как прутик размыкал или замыкал цепь. Дельфин стал очень часто включать и выключать ток. Он научился раздражать таким способом свой мозг гораздо быстрее, чем обезьяна. Необученной афалине для этого понадобилось только 20 испытаний, а обезьяне — сотни. При таком самораздражении мозга дельфин издавал разнообразные звуки. Чтобы слышать и записывать эти звуки, над ноздрей животного укрепили микрофон с усилителем. Стереофонический аппарат с двумя лентами позволял экспериментатору записывать на одной ленте звуки афалины, а на другой под диктовку собственные наблюдения. При прослушивании ленты с голосом животного неожиданно сделали открытие: вперемежку со щелкающими и лающими звуками Джон Лилли явственно услышал… взрывы смеха: дельфин скопировал незадолго перед этим раздавшийся смех учёного, п эту имитацию беспристрастно записал прибор.

Последующие опыты подтвердили, что афалина может подражать голосу человека, а после известной тренировки способна даже воспроизводить целые фразы человеческой речи; для прослушивания ленту магнитофона приходилось замедлять в два-четыре раза. Оказалось, что дельфины не только различают звуковые элементы речи, но даже способны копировать ее с сохранением акцента и интонации дрессировщика. Методом поощрений (раздражением мозга) от афалин добивались, чтобы они произносили лишь те звуки из нескольких возможных, которые были желательны экспериментатору. […]

Подражательные способности дельфинов оставались не замеченными в шумных океанариумах. Для этого открытия понадобилась хорошо оснащенная лаборатория, где экспериментировали с изолированными животными в особых стеклянных ваннах, обкладываемых пенопластом. Здесь животные могли выставлять дыхало из воды и издавать звуки не только в воде, но и на воздухе.

При оценке своего открытия Джон Лилли, однако, слишком «очеловечивает» дельфинов. Он приравнивает их мозг к человеческому и утверждает, что некоторые звуки дельфины произносят как благодарность экспериментатору и что в будущем их можно научить разговаривать с человеком. По сведениям печати, Лилли даже согласился за 30 тыс. долларов обучить бурого дельфина Эльвара английскому языку (? !) и заключил контракт с Американским управлением авиации и космических исследований. После того прошло уже несколько лет, но они не принесли заметных успехов в этом деле.

Электрическая стимуляция мозга сильно ускоряет обучение дельфинов, так как раздражение «центра удовольствия» — более сильное поощрение для животного, чем награждение его пищей. Однако афалину обучали подражать голосу человека и без электрической стимуляции. Теперь способности дельфинов к подражанию демонстрируют перед широкой публикой. В Гавайском океанариуме в Гонолулу несколько сотен зрителей слышат, как бурый дельфин, высовываясь из воды, громко произносит: «Yes, о’keу» («Да, всё хорошо!»). В Калифорнийском океанариуме сразу четыре дельфина, высунув головы из воды, производят серию звуков, в шутку названных «Гимном Мэриленда». […]

Миллер и Лилли, экспериментально доказавшие способность дельфинов воспроизводить фразы человеческой речи, считают, что в будущем можно установить сознательное взаимное словесное общение между человеком и дельфином. Они искренне верят в то, что дельфинов можно будет научить разговаривать с человеком и что те будут передавать абстрактные сведения словами, например о своих врагах, условиях своей жизни, потонувших кораблях, упавших в океан ракетах. […]

Давид Браун и Кеннет Норрис в 1956 г. описали замечательный случай. Две афалины Флойд и Франэ в Калифорнийском океанариуме тщетно пытались вытащить мурену, забившуюся в небольшую расщелину скалистого дна бассейна. Тогда один из дельфинов, отплыв в сторону, убил недавно впущенного в бассейн морского ерша — скор-пену, обладающую ядовитыми колючками, вернулся с этой рыбой и сунул её в убежище мурены. Уколотая мурена выплыла из расщелины и была поймана афалиной. Однако скорпеной афалина питается в море, и, возможно, она повторила те приемы, какие уже отработаны у нее природой. […]

Большой размер мозга дельфинов послужил для некоторых учёных главным поводом приравнивать ум дельфина к разуму человека. Однако, как мы видели выше, наши «младшие братья по разуму» (так иногда называют дельфинов в печати) совершают порой явно неразумные поступки: при обсыхании, находясь во власти инстинкта, действуют так, что гибнет все стадо; при лове их сетями не способны решить простую задачу — перепрыгнуть через снасти; оказывают бессмысленную «помощь» мертвым сородичам, неодушевленным предметам, погибшим животным других видов и даже своим смертельным врагам — акулам. Такое поведение указывает, что дельфины ведут себя, как обычные животные, а не как разумные существа, наделённые речью и отвлечённым, понятийным мышлением. Следовательно, дельфины не переступили психофизиологический рубеж, отделяющий животных от человека, хотя и достигли в животном мире высокого уровня развития, вероятно близкого к уровню развития обезьян«.

Томилин А. Г., Дельфины служат человеку, М. , «Наука», 1969 г. , с. 44-45, 49, 51-52, 94-95, 105 и 220.

+ Ваши дополнительные возможности:

1) 60 материалов VIKENT.RU по теме — ЗОО психология

2) Бесплатный Видеозадачник VIKENT.RU № 01

3) Успейте до следующего повышения цены на участие в 50-ю онлайн-конференцию «Стратегии творчества»

Узнать подробности Вы можете здесь: VIKENT.RU/konf

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null