[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ivan Kolyhalov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0441\u0448\u0430","\u0434\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u0434_\u0442\u0440\u0430\u043c\u043f","\u0435\u0432\u0440\u043e\u0441\u043e\u044e\u0437","\u0438\u0432\u0430\u043d_\u043a\u043e\u043b\u044b\u0445\u0430\u043b\u043e\u0432","\u043f\u0443\u0437\u044b\u0440\u044c_\u0434\u043e\u0442\u043a\u043e\u043c\u043e\u0432","brexit","\u0432\u044b\u0431\u043e\u0440\u044b_\u0432_\u0441\u0448\u0430"], "comments": 96, "likes": 36, "favorites": 24, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Ivan Kolyhalov
27 742

Brexit и четвертый крах капитализма: как выход Великобритании из ЕС связан с обрушением мировых рынков

Директор Whisla.com Иван Колыхалов написал для vc.ru колонку о выходе Великобритании из Европейского союза: что произошло, что будет дальше с мировой экономикой и что станет причиной перемен.

К девяти утра на сайте РБК уже была опубликована подробнейшая статья на тему самого референдума: кто и как голосовал и что в итоге случилось с рынками. Думаю, нет большого смысла разбираться в этом еще раз, тем более что информации по самому референдуму во всех СМИ было и еще будет предостаточно. Англия выходит из ЕС — вот и все, что нам нужно знать.

Эта тема еще не раз будет подниматься в СМИ, будет подробно разложена, но Brexit — это лишь повод, отвод глаз от гораздо более серьезной бури, которая надвигается уже с момента моей прошлой статьи. Ничего с тех пор не менялось, крах лишь приближался.

Сегодняшний день окрестят очередным «черным днем недели», его назовут событием, которое перевернуло мир, взорвало все рынки и обрушило многие валюты. Через год Brexit будет именоваться не иначе как Brexit crash. Но Brexit — это всего лишь ширма для гораздо более глубоких и серьезных проблем, о которых мы и поговорим.

Из кандидатов в президенты США первым начал говорить о надвигающемся крахе пузыря всем известный Дональд Трамп примерно полгода назад. Вот что он сказал на встрече с избирателями Айовы: «Пузырь, слово "пузырь", запомните это слово, вы его слышите впервые сейчас от меня. Я не хочу показаться грубым, но если он собирается лопнуть, то я бы хотел, чтобы это случилось сейчас, а не через пару месяцев, когда в стране будет новое руководство».

Эка Ванга, скажете вы, таких «Ванг» было уже море. Сколько книг написано по этой теме, даже автор этих строк недавно «ванговал» на vc.ru и был жестко высмеян и назван нытиком.

Однако Трамп, в отличие от всех остальных наблюдающих и анализирующих со стороны, знает, о чем говорит. Он изнутри знает экономику США и относится к одному проценту богатейших людей страны, к правящему классу. Об этом знает не только Трамп. О выборах в США красноречиво написал в Twitter Эдвард Сноуден:


Причем тут вообще США, их выборы, Трамп, Goldman Sachs еще приплели? Разговор-то про Brexit был. Наберитесь терпения, и я вам расскажу, что связывает эти имена и выход Великобритании из ЕС и почему это очень удобный инфоповод для сокрытия всего объема мировых махинаций. Но для этого нам надо вернуться в 2000 год.

Чем были интересны лето и осень 2000 года? Двумя событиями: избранием и феерической кампанией Джорджа Буша-младшего (никогда в истории США не выигрывал выборы кандидат, набравший меньше голосов) и крахом доткомов. Если быть совсем точным, то деривативов (производных инструментов) на эти самые доткомы. Давайте посмотрим, что предшествовало краху.

На чем строятся избирательная кампания и президентские обещания Клинтона в 1992 году? Восстановление якобы пострадавшей от республиканцев экономики США, снижение бюрократии, массовые инвестиции в частный сектор, упор на молодежь и исследовательские центры.

Что случилось в процессе:

Снижение ставки Федерального резерва республиканцами предыдущей администрации с 10% до 4,5%, а также массовое государственное фондирование технологического сектора надуло рынок доткомов: все знали, что технологическая революция всегда будет тащить вверх цену на доткомы.

Результат сразу перед крахом:

  • Федеральный резерв повышает ставки.
  • Постоянно выходит статистика о слабости экономики США.
  • Дикими темпами растет индекс доллара к остальным валютам.
  • Дикими темпами растут 30-летние гособлигации.
  • Все «неправильные» маргинальные эксперты кричат о пузыре доткомов, но их никто не слышит и не предоставляет им медиаэфир.
  • Все «правильные» эксперты кричат, что экономика в полном порядке, у нас техническая революция, интернет все поменял, а рынки будут расти еще несколько лет.
  • В итоге рынки обрушиваются аккурат к инаугурации президента, и новая администрация входит в Белый дом, как водопроводчик, пришедший ремонтировать чужую течь.

Теперь пора отправиться в 2008 год. Чем были интересно лето и осень 2008 года? Двумя событиями: избранием и феерической кампанией Барака Обамы и крахом рынка недвижимости. Если быть совсем точным, то деривативов на эти контракты, а именно subprime необеспеченных ипотек без первоначального взноса и крайне низких требований к заемщикам.

Посмотрим, что предшествовало краху. Избирательная кампания и президентские обещания Джорджа Буша младшего строятся на обсасывании скандала Клинтон-Левински, семейных ценностях, медицинском страховании и «американской мечте», которой является свой частный дом.

Что случилось в процессе? Снижение ставки Федерального резерва демократами Клинтона в предыдущей администрации с 5,5% до 2,5%, а также массовое государственное фондирование рынка недвижимости прекрасно надуло еще один пузырь, и в частности subprime-деривативы. Ведь все знали, что недвижимость будет только расти в цене, землю больше не производят, население увеличивается, а экономика растет бешеными темпами.

Результат сразу перед крахом:

  • Федеральный резерв повышает ставки.
  • Постоянно выходит статистика о слабости экономики США.
  • Дикими темпами растет индекс доллара к остальным валютам.
  • Дикими темпами растут 30-летние гособлигации
  • Все маргинальные эксперты кричат о пузыре недвижимости, но их никто не слышит и медиаэфир им никто не предоставляет.
  • Все правильные эксперты кричат, что экономика в полном порядке, у нас семейные ценности, и недвижимость будет только расти еще много лет.

В итоге рынки обрушиваются аккурат к инаугурации Барака Обамы, и новая администрация входит в Белый дом, как водопроводчик, пришедший ремонтировать чужую течь.

А теперь вернемся в лето 2016 года. Чем интересно это лето и будущая осень? Двумя событиями: избранием и феерической кампанией нового президента США и крахом рынков всех деривативов. Возможно, его когда-то назовут Brexit-crash.

Что предшествует краху:

Избирательная кампания и президентские обещания Барака Обамы в 2008 году строились на обсасывании скандала и краха 2008 года: из-за того что крупнейшие банки США повязли в subprime-деривативах, потребовался беспрецедентный bail-out (программа спасения банков) федеральным правительством.

Что случилось в процессе? Снижение ставки Федерального резерва республиканцами Буша в предыдущей администрации с 2,5% до 0,25%, а также массовое государственное фондирование рынка вообще всего подряд прекрасно надуло еще один пузырь, каких человечество еще не видело — и в частности вообще все активы, суверенные долги и все деривативы. И уровень госдолга США, который за время президентства Барака Обамы вырос с 76% ВВП в 2008 году к 104% ВВП в 2016-м.

Результат сразу перед Brexit:

  • Федеральный резерв повышает ставки.
  • Постоянно выходит статистика о слабости экономики США.
  • Дикими темпами растет индекс доллара к остальным валютам.
  • Дикими темпами растут 30-летние гособлигации.
  • Все маргинальные эксперты кричат о пузыре суверенного долга, но их никто не слышит и в медиаэфире не представляет.
  • Все правильные эксперты кричат, что экономика в полном порядке, у нас все настолько сильно, что никакого краха не будет еще много лет.
  • Федеральный резерв держит весь рынок в состоянии коматоза, ровным счетом ничего не говоря о цикле повышения ставок, как бы кокетничая со всеми и не говоря по существу.

В итоге рынки начнут обрушиваться аккурат к инаугурации нового президента, и новая администрация войдет в Белый дом, как водопроводчик, пришедший ремонтировать чужую течь.

Ваня, так причем же тут Brexit-то? Самое интересное я оставил на десерт. Наверняка я вас утомил уже, поэтому просто пройдемся по главным числам:

  • ВВП России после недавнего обвала нефти составил от $1,3 трлн (по оценкам ЦРУ) до $1,8 трлн (по оценкам ООН).
  • ВВП всего Евросоюза — $13,4 трлн.
  • ВВП США — $18,3 трлн.
  • Весь совокупный мировой ВВП составил, по разным оценкам, около $75 трлн.

Вдумайтесь: совокупный мировой долг на 2014 год составил свыше $320 трлн. А теперь вишенка на торте: совокупный мировой рынок деривативов в 2016 году составил невообразимые $565 трлн, или восемь мировых ВВП.

Фактически деривативы — это ставки в финансовом казино. Это контракты, в обеспечении которых лежат другие контракты, которые в частности также могут быть чьими-то обеспечениями и кредитами. Помните деривативы на недвижимость, обрушившие рынки в 2008 году? Помните деривативы на доткомы, обрушившие рынки в 2000-м?

Так вот, недвижимость и доткомы — это лишь малая часть общего портфеля всех деривативов. В прошлом году банки стали продавать деривативы на студенческие и автомобильные кредиты. Рынок сошел с ума. В 2000 и 2008 году было достаточно локальных крахов отраслевых деривативов. Что будет сейчас?

Пять крупнейших банков США каждый в совокупности с кредитным плечом имеет открытых позиций в деривативах от $45 до 56 трлн. С 2008 года после bail-out топ-5 банков, которые поддержало правительство, вместо ограничений своей деятельности выросли в совокупности на 50% и в разы нарастили открытые позиции в деривативах.

Чем интересен Brexit? Фундаментально особенно ничем. Выход из Евросоюза для Англии — это большое благо, по мнению «неправильных» маргинальных экономистов. После вступления в ЕС в 1973 году Англия полностью утратила контроль над своим суверенитетом, парламент стал полностью парализован и не способен ни на что повлиять. Brexit вернет прошлый суверенитет, но мы не об этом. Таких разборов будет еще очень много как минимум год, поэтому оставим эту тему.

Brexit — это очень длительная процедура, которая на самом деле не разваливает Евросоюз. Посмотрите на Швейцарию: она подавала заявку на членство в ЕС и потом спешно отозвала и существует в самом сердце Европы, спокойно работая на все тех же торговых соглашениях.

Посмотрите на рынки: референдум Brexit не готовился заранее несколько лет, о нем не писали газеты, его не проводили долго и упорно. Brexit был состряпан на скорую руку, запущен и проведен молниеносно. Перед самим референдумом рынки в последние недели росли на 1,5−2% ежедневно, якобы ожидая, что Brexit не состоится. А с чего вдруг рынки должны расти, ожидая, что де-факто ничего в Европе не изменится? Согласитесь, выглядит подозрительно.

А вот чем Brexit действительно примечателен — так это тем, что он станет прекрасным способом свалить обрушение рынков, дефолты банков, предприятий и целых государств и чудовищную финансовую политику США не на «жирных котов» (Bank of America, Goldman Sachs, CitiGroup и прочих), а на «развал» Европы и в частности Brexit.

Пусть вас не смущает конспирология. Вместо обсуждения рынков деривативов в ближайшее время мы будем слышать море аналитики — о связи обвалившихся рынков с выходом Англии, а также о президентской кампании в США. Эти два инфоповода прекрасно закроют списание всех долгов. Tabula rasa.

Что нас ждет в ближайшем будущем

Про Россию я писал в предыдущих статьях: нас ждет вторая Венесуэла. Мировые рынки будет лихорадить еще примерно год-полтора. Медвежий рынок громко заявил о себе с помощью Brexit. Тихих гаваней в мире уже не будет. На поддержку bail-out у правительства США средств больше нет: кусок в $565 триллионов достать просто неоткуда. Поэтому первыми пострадают депозиты в банках.

Мы в России это прошли при отзыве лицензий, нам это уже знакомо, нашим миллионерам хорошо знаком bail-in на Кипре — теперь на очереди Штаты. Массовые банкротства мелких и средних банков, максимальная сумма снятия с банкомата — $100 в день. Дикий обвал недвижимости, массовые увольнения. Дальнейшие страшилки не буду рассказывать: думаю, всем и так понятно, что грядет вторая Великая депрессия.

Я лично запасся деривативами SPXU еще со времени своей «Колонки пессимиста о кризисе», когда индекс S&P 500 был 2050. Вывел старые накопления из банков, жарю попкорн. Тем, кто подготовился, жму руку, встретимся после выборов в США. Всем остальным желаю удачи, здоровья, хорошего настроения.

Источник фото: Reuters

#Колонка #США #дональд_трамп #Евросоюз #Иван_Колыхалов #пузырь_доткомов #brexit #выборы_в_США

Статьи по теме
Колонка пессимиста о кризисе: Бросайте стартапы, спасайтесь, кто может
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления