[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0438\u0437\u0432\u043e\u0434\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0433\u0435\u0440\u043c\u0430\u043d\u0438\u044f","\u043e\u0440\u0443\u0436\u0438\u0435","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438","\u043a\u0440\u0443\u043f\u043f","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 7, "likes": 15, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17473" }
Дмитрий Кошельник
6 617

«Нация и сталь» — как создавали промышленную империю пять поколений семьи Круппов

Обозреватель vc.ru изучил историю семьи Круппов, создавшей один из крупнейших в мире промышленных концернов и внедрявшей новые технологии в производстве стали и вооружения. Представителей немецкого рода обвиняют в разжигании войн ради выгоды и поддержке нацистского режима.

Происхождение рода Круппов. Фридрих Крупп и создание фирмы Friedrich Krupp

Один из первых известных представителей семьи Круппов — Арндт Крупп, который в конце 16 века переехал в Эссен. С тех пор история семьи тесно связана с этим немецким городом. Арндт был ростовщиком, торговал голландскими товарами, вином и скотом и неплохо на этом зарабатывал.

Об Арндте рассказывают занимательную историю: в 1599 году в Эссене началась эпидемия чумы и паника. Некоторые люди бежали из города, другие усердно молились, а Арндт нашел способ увеличить свой капитал. В городе опустело множество зданий, цены на них упали, и Крупп принялся скупать недвижимость. Город он не покинул, и не зря: чума его не задела, а вот заработать удалось.

Семейное дело продолжил сын Арндта Антон, живший во времена Тридцатилетней войны. Он сообразил, что хорошо зарабатывать можно на производстве оружия, причем, как говорят, не был избирателен и продавал вооружение всем участникам конфликта. Положение семьи Круппов еще больше упрочилось, и от каждого следующего поколения ждали больше, чем от предыдущего.

Создателем концерна Krupp стал Фридрих Крупп, родившийся в 1787 году в городе Эссен. Его отец умер, когда мальчику было восемь лет. Семейный бизнес тогда включал несколько предприятий, в том числе металлургический завод Gute Hoffnung. Руководила семейным делом бабушка Фридриха Элена Амалия Крупп — способная женщина, которую обычно причисляют к успешным представителям рода Круппов.

Фридриха с детства готовили к тому, что он продолжит семейное дело. Он получил коммерческое образование, а на 20-летие бабушка передала ему дарственную на Gute Hoffnung. Судя по описаниям, Крупп мало соответствовал образу жесткого дельца. Близкие считали молодого человека слишком романтичным и мечтательным, но завод ему все же доверили. При этом Крупп не был самостоятельной фигурой, ведь своего капитала у него не было.

Крупп стремился к тому, чтобы Gute Hoffnung, бывший не в лучшем состоянии, догнал металлургический завод Санкт-Антоний, который находился в этом же регионе. Для этого он заключил контракт со своим другом, промышленником Францем Дюннедалем, обязуясь производить детали для его паровых машин.

Дюннедаль часто задерживал платежи, и Круппу приходилось занимать деньги у бабушки, чтобы рассчитаться с рабочими. Какое-то время такая модель работала, но потом начались проблемы. Крупп решил, что должен многому научиться у главы конкурирующего завода Санкт-Антоний — Якоби, и тот вроде бы не возражал. Только вот управляющий Gute Hoffnung Линдгофф враждовал с Якоби и не поддержал позицию Фридриха. Крупп вынужден был его уволить. Это решение негативно повлияло на работу завода Круппа, и закончилось все плачевно.

Элена Амалия Крупп поняла, что внук не справился, и аннулировала дарственную, но позволила ему остаться управляющим. Правда, уже через несколько месяцев завод был передан братьям Ханиэль — они объединили три соседних металлургических предприятия и создали один из крупнейших в стране заводских комплексов.

Фридрих Крупп потерял завод спустя год после того, как он был ему подарен, что не вселяло надежду в его предпринимательские способности. Следующим его бизнесом стала небольшая бакалейная лавка, на которой он, впрочем, неплохо зарабатывал.

В 1810 году умерла Элена Амалия Крупп. Фридрих как ее главный наследник получил то, что ему причиталось, недвижимостью, складами с товаром, а также долговыми расписками. Из наличных денег бабушка оставила ему лишь 220 талеров.

На тот момент Фридрих мечтал создать свою сталелитейную фабрику. В 1806 году Наполеон ввел континентальную блокаду против Англии, а недостаток ее товаров на европейском рынке собирался компенсировать товарами-заменителями, за изобретение которых предлагались крупные денежные награды. В число интересующих императора изделий входила и литая сталь.

Крупп через свои источники якобы узнал, что в Эссене скрываются два английских офицера-дезертира. Он вышел с ними на контакт и будто бы за большие деньги уговорил их открыть секрет тигельной стали, производившейся в Англии. Казалось бы, обмен прошел успешно и Фридрих наконец добился своего, но вскоре стало ясно, что секрет оказался фальшивкой.

Тогда Фридрих познакомился с братьями Кехель, которые уверяли, что знают секрет стали и готовы реализовать задумку предпринимателя. Вместе они создали совместную фирму «Фридрих Крупп в защиту литой стали и изделий из нее». Позже название сократится до Friedrich Krupp.

Партнеры Круппа обещали огромную прибыль, хвастали своими знаниями, но особого успеха не добились. Судя по всему, в своих опытах они использовали популярный учебник химии, в котором процесс получения стали был описан довольно поверхностно. Фридрих тем временем взялся за дело: построил кузницу, плавильню и другие помещения, закупил сырье. Сталелитейный завод был готов уже в 1811 году, вот только производить там было практически нечего.

Крупп выпускал различные изделия из металла, в том числе напильники из цементной стали — самого крупного достижения братьев Кехель. За три года он вложил около 30 тысяч талеров, а заработал меньше 1,5 тысяч.

В 1813 году у него начались проблемы с деньгами, а братья Кехель из пайщиков перешли в ряд наемных сотрудников, но дела не пошли лучше. В 1814 году Крупп, который до этого вел дела самостоятельно, был вынужден попросить в долг у родственников. Те согласились предоставить деньги, но с условием, что Фридрих уволит партнеров. Это и было сделано.

Следующим партнером Круппа стал Фридрих Николаи, которого ему посоветовал Дюннадаль. Николаи и впрямь разбирался в производстве стали, но опыта производства в больших объемах у него не было, к тому же он охотно давал обещания, которые не выполнял. Скажем, по соглашению Николаи обязывался оплачивать расходы до тех пор, пока не вложит ту же долю, что и Крупп. Все бы ничего, но единственная инвестиция, на которую он был способен, составила чуть больше 2000 талеров.

Николаи не выполнил еще несколько обязательств. Крупп снова сам взялся за оснащение завода, что снова обошлось ему дорого. Вдобавок Николаи постоянно боялся, что Фридрих узнает у него тайну стали, и это порождало недоверие между ними. В 1816 году Крупп понял, что Николаи мало чем может ему помочь. Из-за особенностей договора партнеры решали разногласия в суде. Выиграл Фридрих, а главным его аргументом, похоже, было низкое качество стали, произведенной Николаи.

Крупп продолжил самостоятельно руководить заводом и в этом же 1816 году все-таки смог впервые поставить сталь. Это историческое событие произошло на шесть лет позже и обошлось во много раз дороже, чем ожидалось изначально. Наполеон к тому времени потерял власть, а на рынке лидировала английская сталь, которой уже была не страшна континентальная блокада.

Несмотря на это, Крупп выполнял заказы для нескольких компаний. В 1817 году он занялся выпуском стальных валков, причем был заинтересован в первую очередь в валках для монетных дворов. В 1819 году он поставил 14 таких валков, и 9 из них были возвращены ему из-за низкого качества работы. К тому же Крупп вновь задумал обновить свой завод, а сперва перенес его в центральную часть города. Обошлось это недешево, и с деньгами продолжались проблемы.

Контрагенты поняли, что Фридрих с головой ушел в модернизацию, и сократили количество заказов. Мать Круппа, чтобы ему помочь, продавала семейные особняки, поместья и другую собственность, а жена брала в долг у своего отца — местного крупного буржуа, славящегося своей скупостью.

В 1821 году модернизация была завершена, и Крупп дал на рынок высококачественную сталь, что сначала спровоцировало рост продаж. Впрочем, уже через год ситуация ухудшилась, и в последующие годы спад продолжился. Фридрих Крупп в то время страдал от болезни, одним из симптомов которой была невозможность долго концентрировать внимание.

Некоторые источники считают, что в проблеме Круппа был виноват алкоголизм, но явных подтверждений этому нет. Дела предпринимателя приходили во все больший упадок. Он продал свой особняк и вместе с женой и четырьмя детьми переехал в небольшой домик неподалеку от завода. В 1826 году Фридрих Крупп умер. На его заводе в это время работало всего семь человек, а финансовое состояние семьи было катастрофическим.

«Великий Крупп» во главе семейного предприятия

Наследником Круппа стал его сын Альфред, которого называют «Великим Круппом». По завещанию Фридриха завод унаследовала его жена Тереза, а 14-летнему Альфреду предписывалось работать в плавильне, чтобы лучше узнать семейное дело. Крупп-младший завещание выполнил и бросил учебу ради практических знаний от рабочих и старых друзей отца. Среди них были промышленники вроде брата Франца Дюннедаля по имени Иоганн.

О финансовом состоянии семьи Круппов красноречиво говорит то, что Тереза была вынуждена создать небольшое хозяйство и купить корову. Излишки продукции продавались. Терезе помогал муж одной из ее сестер Карл Шульц, владевший магазином. В том числе он продвигал сталь, произведенную на заводе.

Альфред тем временем получал навыки и в создании инструментов из стали, и в руководстве. Он столкнулся и с бракованными партиями инструментов, и с низкокачественной сталью, но не сдавался и работать в цеху не переставал. Обучавших его рабочих Альфред с благодарностью вспоминал всю жизнь.

Альфред Крупп

Одновременно с этим Альфред всеми силами увеличивал число клиентов. Он даже попытался создать своего рода отдел продаж: сотрудники должны были торговать произведенными инструментами в регионах. Изначально был нанят только один человек, и достоверной информации о его успехах нет. В дальнейшем Альфред сам отправился искать клиентов, так что, видимо, из его идеи ничего не вышло.

При Альфреде стали хорошо продаваться стальные валки для фирм и монетных дворов (что не удалось в свое время его отцу). Попутно он создал токарную и шлифовальную мастерскую. Пара валков стоила довольно дорого — 100 талеров. Качество соответствовало цене, поэтому продажи росли.

Клиентами Круппа в 1830-х годах стали ювелиры, приобретающие валки, и кожевники — им нужны были наборы инструментов для дубления кожи. Чтобы найти заказчиков, Альфреду пришлось совершить несколько поездок. В 1834 году был создан Прусско-Германский таможенный союз, и Крупп получил возможность действовать на территории множества немецких княжеств.

Для начала работы пришлось отправиться в путешествие на 12 недель, но оно того стоило: Крупп собрал заказы на сумму в 6 тысяч гульденов. На предприятии работало уже 45 человек, а объемы производства литейной стали выросли до 28 тысяч фунтов.

Крупп задумался о покупке паровой машины, которая бы ускорила производство, но друзья его отца, которые раньше выпускали такие машины, разорились. Подходящую паровую машину можно было заказать на заводе Gute Hoffnung, но теперешние владельцы не доверяли Круппам и потребовали гарантии выплаты от третьего лица. Поручителем Альфреда стал его двоюродный брат Карл фон Мюллер.

Мюллер вошел в бизнес Круппа и стал его помощником во многих делах. Благодаря ему Альфред начал переоснащение завода: Мюллер помог договориться с банками, охотно предоставлял кредиты и вкладывал деньги. Переоборудование оказалось затратным делом, и надежда была только на поток новых заказов. Альфред Крупп постоянно был в разъездах, зато добился выхода продукции на швейцарский и французский рынок.

В отсутствие Альфреда компанией руководил его младший брат Герман. Кроме всего прочего, он занимался бухгалтерией и организовал полезное кадровое пополнение — пригласил на работу Морица Тиса. Тис помог Круппу договориться с французскими фирмами и австрийским монетным двором, а позже попытался наладить отношения с Российской империей. Шаг за шагом небольшая фабрика в Эссене получала известность в Европе.

В 1836 году Крупп заинтересовался производством оружия, и на заводе началась разработка первого стального орудийного ствола. Альфред планировал продать его англичанам, но те не заинтересовались разработкой.

В 1837 году Крупп уже производил поставки в Индию и Бразилию, а год спустя концерн произвел 90 тысяч фунтов стали. В 1839 году Альфред Крупп поехал с деловым визитом в Англию, и эта страна впечатлила его на всю оставшуюся жизнь. Правда, успехов он здесь не добился и был вынужден поскорее вернуться на родину. Его непрерывно растущее предприятие столкнулось с трудностями из-за долгого отсутствия Альфреда и начавшегося в Европе кризиса.

На то время Крупп от выпуска только валков и инструментов постепенно переходил на прокатные станки, которые приобретали крупнейшие компании в европейских столицах. В кризис часть клиентов уменьшили заказы или вовсе от них отказались. Тем временем Венский монетный двор устанавливал строгие сроки выполнения своего заказа, и Крупп уже не был уверен, что на это стоило соглашаться. Пришлось взять 15 тысяч талеров в банке.

Тем не менее компания, в которой теперь работал и третий брат Альфреда — Фридрих, продолжала существовать и даже внедрять новые технологии. В это время был создан ложечный валок, который обеспечивал производство 1800 ложек в день, и Крупп задумался о расширении производства. В 1843 году они с австрийским предпринимателем Шеллером договорились открыть в Бендорфе совместный завод по производству столовых приборов.

На поставке оборудования на фабрику Крупп заработал 21 тысячу талеров. Его брат Герман стал там техническим директором. Зарабатывать предприятие начнет только в 1850-х годах, причем Альфред отдаст его брату, и Герман станет основателем новой ветви Круппов-предпринимателей.

Финансовое положение Круппа поправилось в 1844 году, когда компанию покинул фон Мюллер, уставший рисковать деньгами. На смену ему пришел Фридрих Зеллинг, еще один обладатель огромного состояния и друг детства Круппа. Он вложил в бизнес 55 тысяч талеров, на которые Крупп построил еще одну плавильню со складом.

В 1844 году прусское военное министерство заказало у Круппа орудийный ствол. Шанс был отличным, а сам механизм был готов в 1847 году. После этого он два года оставался на рассмотрении — проще говоря, лежал на складе, дожидаясь реакции военного министерства. Наконец Альфреду Круппу сообщили, что разработка получилась интересная, но дорогая, и сотрудничества не случилось.

В 1846 году фабрика Круппа приступила к выпуску ружейных стволов, панцирей и вагонов. Среди ее клиентов продолжали числиться крупные чугунно-литейные заводы. Впрочем, количество конкурентов росло, а крупных заказов не было. В начале года Крупп был полон оптимизма, но постепенно он угас. В 1846 году вспыхнула очередная волна кризиса, и в конце года фирма Круппа засвидетельствовала убытки в 21 тысячу талеров.

Из-за финансовых проблем пришлось сократить персонал: из 142 человек, работавших на заводе в 1846 году, к 1848 году осталось только 76. В этом же году Альфред стал единственным хозяином сталелитейного завода. Получение власти было смазано происходящими в мире событиями. Французская революция повлекла за собой волну восстаний в других странах, а банкирские дома прекращали платежи по крупным векселям.

Фабрики и заводы охватывали восстания рабочих. Крупп работал на опережение и заранее объяснял людям, почему им не следует присоединяться к волнениям. Это помогло: от Круппа тогда ушло только два человека. Впрочем, рабочим Круппа жилось неплохо: на предприятии существовала страховка на случай болезни, для них активно строилось жилье.

Чтобы выплатить рабочим зарплату, Альфред тогда не нашел другого способа, как отнести в монетный двор фамильное серебро. Впрочем, скоро ему повезло найти двух заказчиков — из Пруссии и России — на станки для отливки ложек. Позже его предприятие стало производить стальные рессоры и железнодорожные оси.

В 1851 году Крупп вновь решил попытать счастья со своей пушкой со стальным стволом на выставке в Англии. Представление прошло успешно, но продать разработку он так и не смог. Крупповская пушка долго будет оставаться интересной, но никому не нужной разработкой. Впрочем, выставка все же принесла пользу: сталь Круппа была высоко оценена, и в награду предприятие получило 8 тысяч талеров, которые тут же ушли на погашение кредита.

Империя Альфреда Круппа во второй половине 19 века

В начале 1850-х годов Крупп продолжал разъезжать по Европе в поиске клиентов, этим же занимались и его подчиненные. Заказов стало так много, что предприятие порой не успевало с ними справляться. Дела пошли на лад, а Крупп продолжал представлять новые изобретения, сделанные в его мастерских.

В 1854 году общественности был представлен первый в мире бесшовный железнодорожный ободок. В это же время шла модернизация завода: появился прокатный и кузнечный цехи, а также механическая мастерская. Кроме того, к бизнесу Круппа добавились чугунно-литейный и пудлинговый заводы.

В 1856 году английский инженер Генри Бессемер создал технологию получения литой стали из чугуна, которая войдет в историю под его именем. Крупп одним из первых обратил внимание на дешевый метод, при котором не страдало качество, заключил соглашение с владельцем патента и внедрил новинку в свое производство.

В 1857 году Крупп нашел партнеров в лице братьев Вальдхаузенов и банкира Нимана. Сумма их инвестиций составила 240 тысяч талеров. Попутно он добился гарантированного заказа от государственной железной дороги. Вспыхнувший в 1857 году кризис нисколько не зацепил Круппа: его позиции были прочны, как никогда, на него работало уже 1000 человек.

Оценив возможности бессемеровской стали, Крупп построил специализированный завод для ее производства. Фабрикант тщательно изучил метод Бессемера и понял, что такая сталь имеет и недостатки. Для создания пушечных стволов, винтовых валов и колесных бандажей больше подходила тигельная сталь.

Оружейное направлении бизнеса Круппа, как и раньше, пребывало не в лучшем состоянии. Крупп получил несколько заказов на пушечные стволы, но они были мелкими и не особенно выгодными. Заказчиками были несколько мелких немецких княжеств, а также военное прусское ведомство, но и оно приобрело немного.

В 1859 году Наполеон Третий начал войну с Австрией. Большая часть европейских монархов тут же вспомнила о Наполеоновских войнах и стала перевооружаться. Крупп же, хотя и подчеркивал свой интерес к оружейному бизнесу, не выказывал особого энтузиазма по поводу его перспектив и прибыли. Ему казалось, что выгоднее будет отказаться от производства оружия.

Это довольно странно, учитывая, что завод Круппа создал уже несколько военных разработок, пусть и не в промышленном масштабе. Особого внимания заслуживает построенная в 1857 году казнозарядная пушка. Крупп предлагал ее Прусскому военному министерству, но получил отказ из-за претензий к затвору.

С победами Наполеона Третьего ситуация все больше разворачивалась: в государствах росла обеспокоенность. Прусское правительство вспомнило про разработки Круппа и наконец сделало крупный заказ — 312 стальных дульнозарядных пушек. Затем пушки понадобились Российской империи и Бельгии. Есть версия, что изначально заводу заказали 300 орудийных стволов, а описанная поставка была сделана уже в 1860 году.

Крупп быстро оценил перемены в области, которую он недавно считал неперспективной. Он решил, что лучше производить пушки целиком, а не отдельные их части, и к 1870 году добавил к своим предприятиям четыре военные мастерские. Был приобретен металлургический завод, взяты в аренду эссенские рудники и куплены рудники возле реки Лан. Количество рабочих до 1865 года увеличилось до 8 тысяч человек.

Чтобы все это оплатить, Крупп брал кредиты, которые банки давали неохотно. Также он пытался заручиться поддержкой родного правительства. В 1866 году он получил у Морского торгового управления кредит на миллион талеров с 9% ставкой, но вернуть ссуду потребовали уже через год, что усложнило предпринимателю жизнь.

С ростом военного направления фирмы Круппа росли и продажи. Скоро Альфред обеспечивал своими пушками почти все страны Европы, кроме Франции. Особенно поспособствовала развитию бизнеса Австро-прусско-датская война 1864 года. Прусские войска, вооруженные артиллерией Круппа, имели значительный перевес над датчанами с их медными пушками.

В 1866 году началась Австро-прусская война. Обе стороны были вооружены пушками Круппа, которые и в этот раз показали свою действенность, выраженную в потерях обеих сторон. Это повлекло новую волну заказов. Крупповские пушки становятся важным атрибутом успешной армии. Наращивала их количество и Пруссия: перед началом войны с Францией страна имела более тысячи пушек Круппа со стальным нарезным стволом, каждая из которых была казнозарядной.

Артиллерия Пруссии была гораздо скорострельнее и имела большую дальность, что стало главным ее преимуществом в военном конфликте с Францией. Наполеон Третий задумывался над приобретением крупповских пушек, но все же не решился. В итоге разработки Круппа способствовали военному успеху прусских войск. Разгром Франции привел к созданию Германской империи и, по распространенному мнению, сделал Круппа одним из богатейших людей Европы.

прочем, последний факт можно оспорить. Крупп действительно владел крупнейшим в Европе предприятием, где работало больше 12 тысяч человек. После войны тяжелая промышленность Германии переживала бум, но Крупп оказался на грани банкротства. Крах на Венской бирже 1873 года вызвал экономический кризис, продлившийся больше 20 лет.

Тяжелая промышленность от этого жестоко пострадала, а Крупп в 1874 году оказался должен разным банкам около 30 млн марок. Предпринимателя спасло только то, что в Америке начался интенсивный рост железнодорожного строительства. Также Круппу помогли Китай и Сиам, платившие большие деньги за его артиллерию. Им поставлялись более старые версии пушек.

Есть сведения, что уже после оплаты всех долгов Крупп понял, как близок он был к банкротству, и эта мысль не покидала его до конца жизни. Американский рынок был потерян в начале 1880-х годов: сталелитейная промышленность США, в которой появились личности вроде Карнеги, уже не нуждалась в поставках из Европы. Круппам пришлось ориентироваться на производство вооружения.

С 1875 года Альфред Крупп, и до того собиравшийся на покой, оставил руководство заводом и удалился в загородный дом. С тех пор он только направлял депеши и указания своим руководителям. Перед этим Крупп заменил нескольких признанных специалистов, которые, как и он, уже подустали, на молодых и энергичных. Ну и нельзя не упомянуть о создании ревизионного отдела. Также в 1886 году Альфред приобрел еще один сталелитейный завод.

Концерн после смерти Альфреда Круппа. Густав Крупп фон Болен

В 1887 году Альфред Крупп умер, и предприятие унаследовал его 33-летний сын Фридрих. Он сразу столкнулся с трудностями. Во-первых, от наследника «Великого Альфреда» ждали больших свершений. К тому же в это время активизировалась деятельность социал-демократической партии, а вместе с ней — рабочие движения на заводах.

По воле Альфреда Круппа хозяин фабрики занимал на ней второе место после директора, которого сам и назначал. Фридрих же создал директорат с подотчетными ему управляющими. Нужно отметить, что он перенял у отца умение подбирать кадры, и это хорошо сказалось на развитии завода.

В середине 1890-х годов Фридрих Крупп выкупил завод Германа Грузона, который обошелся ему в 24 млн марок. В 1896 году он получил контроль над кильской верфью, а позже начал строить доменный завод в Рейнхаузене. Именно при нем концерн начал выпускать пулеметы «Максим».

Фридрих укрепил положение компании в качестве главного поставщика вооружения германской армии и в несколько раз увеличил свое состояние. Ему приписывают организацию международного картеля производителей оружия: предприниматели обменивались технологиями и получали возможность продавать крупные партии продукции сторонам конфликта.

Фридрих несколько раз баллотировался в Рейхстаг и прошел туда в 1893 году. Большим политиком он не стал, но на него постоянно сыпались обвинения от различных политических сил и рабочих объединений. Также Крупп много вкладывал деньги в развитие родного города и социальные проекты. Благодаря ему были построены библиотеки и образовательный центр, где обучали художественным ремеслам.

Нападок от прессы от этого меньше не становилось, и закончилось это трагически. По совету врачей Фридрих осенью 1902 года отдыхал на острове Капри. Одна из местных газет приписала ему нарушение какого-то закона. Дело было явно сфальсифицировано, и Крупп подал в суд. Тем временем другая газета выпустила статью о том, что Фридрих никак не отреагировал на снижение зарплаты рабочим на гердеровском заводе. Рабочие ему будто бы даже телеграмму написали, а он не ответил.

Эти заявления также были клеветой: обозначенные события произошли еще в феврале 1902 году, телеграмму Фридрих получил, но она была написана так, что понять суть претензий он не смог. Не откладывая дело в долгий ящик, Крупп отправил за группой рабочих машину и пригласил их в свою виллу. Выслушал людей и обещал решить их проблемы — те были в восторге.

15 ноября 1902 года социал-демократическая газета опубликовала статью Курта Эйснера, в которой автор обвинил Крупппа в гомосексуальных связях. Фридрих не выдержал удар по репутации и 22 ноября застрелился. Семейство Круппов подало на газету иск, но успеха не добилось. Эйснер был уволен и потерял членство в партии, социал-демократов публично осудил император Вильгельм Второй, но толку от этого уже не было.

Есть версия, что о гомосексуальности Круппа изначально написали газеты итальянских социалистов во время его пребывания на Капри — Эйснер просто продолжил нападки. Единственная наследница Фридриха, его дочь Берта, была несовершеннолетней, поэтому первое время компанией вполне успешно руководила жена предпринимателя Маргарита. В 1903 году она закончила превращение фирмы в акционерное общество: дирекцию компании составили 12 управляющих, а председателем стал Ретгер.

В 1906 году Берта вышла замуж за Густава фон Болена унд Гольбах. Тот был родом из семьи предпринимателей-металлургов, которые к тому времени уже не владели заводами. Густав делал карьеру дипломата, и на роль жениха для наследницы компании Круппа его выбрал сам Вильгельм Второй. Если германский император, как говорят, выбирал на эту роль посредственного и управляемого человека, то он сильно просчитался.

Густав и Берта Крупп фон Болен унд Хальбах с детьми, 1928 год

До свадебных торжеств или уже после них, тут источники разнятся, германский император настоял на том, чтобы Густав принял фамилию Крупп. Так появилась династия Крупп фон Болен. Густав, хотя был новым в бизнесе человеком, учился быстро. В 1907 году он стал заместителем председателя наблюдательного совета компании, а спустя два года уже занял председательское кресло.

Какое-то время Густав, по императорской милости получивший знаменитые крупповские заводы, вел себя дружественно по отношению к германскому правительству. Он даже посоветовался с Министерством финансов насчет кандидатуры на смену Ретгеру. Ему рекомендовали Альфреда Гугенберга — талантливого человека, который не стал предпринимать активных действий, но продержался на должности до 1918 года.

В то же время Густав вел жесткую политику в торговле с другими странами. Крупп фон Болен ставил во главу угла прибыль, так что вопреки патриотизму поставлял вооружение противникам Германии. В начале войны немецкие войска удивлялись, что крепости противника вооружены новейшими пушками Круппа.

В 1911 году компании Круппа исполнилось 100 лет, но празднование перенесли на следующий год, чтобы оно сошлось со столетним юбилеем Альфреда Круппа. Пышное празднование представляло собой своеобразный рыцарский турнир, где присутствовали император, генералитет и цвет германского общества. Было много сказано о роли Круппов в становлении Германской империи, а Густава наградили наградой.

Впрочем, уже через год патриотизм Круппа фон Болена ушел на второй план перед желанием заработать. В 1912 году всплыла информация, что агенты Густава каким-то образом устроили кражу тысячи секретных военных документов. Дальше мнения источников расходятся. Одни утверждают, что документацию передали французам, другие — что Густав проплатил французской прессе публикации против Германской империи. Неизвестно, попала ли во Францию украденная информация, но шума от этого меньше не стало.

Шумиха в прессе должна была обеспечить компании срочные заказы на вооружение со стороны Германии. Тем временем уполномоченные органы начали расследование и арестовали секретаря компании в Берлине Брандта и директора одного из филиалов Эккиуса. Позже арестовали целый ряд офицеров.

Параллельно были получены все доказательства, но до суда дело не дошло, а было практически заморожено на семь месяцев. Есть версии, что все затормозилось из-за вмешательства Вильгельма Второго. В обществе тем временем поднялись два противоположных движения. Первые во главе с Карлом Либкнехтом считали, что Густава нужно наказать, другие защищали промышленника. Чтобы замять конфликт, Вильгельм Второй распорядился провести, судя по всему, фиктивный процесс, так называемое дело Круппа.

Все ограничилось штрафом в 1200 марок с Эккиуса и тюрьмой на четыре месяца для Брандта. Замешанные в деле офицеры были уволены и попали в тюрьму на полгода. Более того, во время процесса Крупп фон Болен получил еще одну государственную награду: Германии была нужна его продукция.

Концерн в период мировых войн. Альфрид Крупп

В 1914 году Густав стал одним из тех, кто после первых успехов ратовал за продолжение войны до полной победы. Он даже написал госсекретарю записку, где пояснил свою позицию. При этом генерал Людендорф лично просил Круппа фон Болена убедить императора в необходимости мирных переговоров.

Густава можно понять: на его заводах, которых стало на 36 больше, работало уже около 150 тысяч человек. Чистая прибыль выросла до астрономической суммы в 430 млн марок. На рынок выпускались новые виды вооружения — например, 420-миллиметровая мортира «Большая Берта».

В 1915 году Крупп фон Болен уже выступал за мир. В войну концерн отлично справлялся с с выполнением огромных заказов, хотя в последние годы работать было нелегко.

В 1918 году у Густава было две проблемы: революционная волна, которая могла разгромить его предприятия и уничтожить семью, и Антанта, по итогам войны отнесшая его к военным преступникам. Ничем серьезным для Круппа фон Болена это не закончилось: судить его не стали, а восстание спартакистов закончилось неудачей, и была создана Веймарская республика.

В некоторых источниках встречается версия, что договоры о контрибуции со стороны Германии подписывал Крупп фон Болен. Его же усилиями все было обставлено так, что Германия должна была сперва расплатиться с ним, а позже — с пострадавшими странами.

Густав остался крупнейшим промышленником: он переоборудовал мастерские и будто бы начал мирное производство. После войны Густав, привыкший работать с половиной мира, столкнулся с тем, что государства начали делать ставку на развитие собственных предприятий.

Производимые на предприятиях вагоны, сельскохозяйственные машины, локомотивы и другая продукция теперь шли на экспорт за заводскую цену. О проблемах этого периода говорит убыток предприятия в 59 млн марок и сокращение производства. Густав размышлял над привлечением английского капитала и даже начал переговоры, но натолкнулся на жесткое несогласие нового председателя дирекции компании Видфельда.

Англичане еще несколько раз пытались войти на рынок Веймарской республики и помочь ее промышленности, но не преуспели, пока в 1924 году не был принят « план Дауэса», который отменил «политику обеспечения продуктивных залогов» и прекратил оккупацию Рурского региона французско-бельгийскими войсками.

Причиной оккупации стала просрочка в выплате репараций. После каждой из них французы вводили войска на территорию Веймарской республики. Оккупировав в 1923 году Рурский регион, они, как оказалось, зашли слишком далеко, и это привело к началу пассивного сопротивления.

Проще говоря, была объявлена всеобщая забастовка. Оккупационные войска пытались решить все карательными операциями и штрафами. Пострадали обе стороны, а экономика Германии потеряла около 5 млн золотых марок. В итоге рейхканцлер вынужден был отказаться от сопротивления, а страны-победительницы пошли на некоторые уступки и приняли «план Дауэса».

Рурский регион был вотчиной Friedrich Krupp, так что влияние этих событий на компанию сложно переоценить. Информация о неурядицах того времени странным образом пересекается с данными о том, что Крупп фон Болен продолжал тайно разрабатывать новое оружие. Первое время секретность была такой, что даже специальные комиссии и репортеры не находили ничего подозрительного. Спрятать все было невозможно, и американские разведчики в 1921 году установили, что Крупп активно патентует оружейные разработки.

Масштабное производство в этой отрасли в Германии тогда было невозможно, поэтому Густав попросту приобрел около 30% акций шведского концерна Bofors. Позже он подобным образом поступил с голландскими заводами, но здесь маневр был гораздо хитрее: через третьих лиц Крупп фон Болен купил в стране три верфи и еще несколько предприятий. В Швецию и Голландию выехали специалисты из Friedrich Krupp, чтобы продолжать разработки в сфере вооружения.

В 1926 году наблюдатели, до того мало чем сумевшие помешать Круппу фон Болену, покинули Германию. Присматривать за всем должны были социал-демократы, но шансов что-то обнаружить у них было немного. Густав не накалял ситуацию и вел себя смирно, но тем временем его заводы готовились начать массовый выпуск продукции.

После принятия «плана Дауэса» Крупп фон Болен стал председателем наблюдательного совета Банка ценных бумаг, а в 1931 году возглавил Немецкий промышленный союз. Густав поддерживал Гинденбурга в качестве рейхспрезидента, а потом и Гитлера, когда тот пришел к власти

Есть сведения, что Крупп фон Болен поддерживал НСДАП и финансово. В 1931 году в партию вступил сын Густава Альфрид Крупп. Встречается информация, что за неделю до поджога Рейхстага Гитлер получил от Круппа фон Болена и других промышленников 3 млн марок, причем половину суммы дал Густав.

В 1933 году в ряды нацистской партии вступило все руководство компании, но о полной лояльности к нацистам говорить не приходится. Встречаются сведения, что Густав на первых порах пытался ввести в руководство компании одного из деятелей сопротивления режиму, а также осуждал некоторые изменения, сделанные сторонниками Гитлера.

Двойственная позиция Круппа фон Болена объясняется тем, что он был в первую очередь бизнесменом, а развитие экономики и тяжелой промышленности было ему на руку. Началось масштабное перевооружение, объемы заказов от государства росли. Круппы вовсю поддерживали власть, в том числе и деньгами. На их заводах в огромном количестве производилось вооружение, начиная от танков и заканчивая подводными лодками.

Сын Густава Альфрид в 1938 году входил в директорат и руководил военным отделом. Через год все предприятия концерна были переквалифицированы сугубо на военную промышленность. Густав, по имеющимся сведениям, отошел от руководства фирмой из-за проблем со здоровьем, хотя официально числился председателем наблюдательного совета.

С началом войны Альфрид как крупнейший промышленник определял ключевые предприятия по всей захваченной территории и получал их под свой контроль. Назначенные им управляющие руководили рудниками и заводами тяжелой промышленности на оккупированных территориях. При его деятельном участии в Германию вывозилось огромное количество сырья, а по некоторым источникам, и люди.

На заводах использовался труд военнопленных и узников концлагерей. Положение работников приравнивалось к рабскому: запрещалось использовать имена, порядок был чрезвычайно жестким, рабочий день — ненормированным. Нередко рабочие умирали на производстве.

В 1943 году Альфрид полностью получил семейный бизнес под свой контроль. Начиная с этого периода концерн контролировало руководство терпящей поражения Германии. Поэтому часто встречается мнение, что в преступлениях на заводах виноват не Альфрид, а те, кто его контролировал. Правда, эту версию часто оспаривают и обвиняют самого предпринимателя, который будто бы требовал предоставить ему больше рабочих и приравнивал их к расходному материалу.

Ко всем обвинениям концерна Круппов добавляют еще и их собственные концлагеря. Тема причастности семьи к зверствам нацистского режима остается неоднозначной. Авторы публикаций на эту тему обычно рассуждают о том, могли ли Круппы не допустить жестокости на своих предприятиях или они сами ее внедряли и поддерживали. Большую часть документов Альфрид Крупп успел уничтожить, и весомых доказательств его преступлений у обвинителей не было.

В 1945 году Альфрид Крупп был арестован американцами. Большую часть ценностей он давно вывез из Германии, а деньги спрятал в швейцарских банках. Нюрнбергский процесс для Альфрида закончился тюремным заключением на 12 лет и полной конфискацией имущества.

Сначала хотели судить его отца Густава, который к тому времени пережил уже два инсульта и с 1943 года не руководил компанией, но все равно считался одним из главных военных преступников. Альфрид сначала оставался на втором плане и был осужден лишь в 1948 году.

В 1951 году большую часть обвинений к Альфриду Круппу отменили, его выпустили на свободу, возвратили имущество и разрешили вернуться в компанию, но с большими ограничениями. В частности, ему запретили производить оружие и работать в горнодобывающей отрасли.

Для восстановления компании Крупп использовал сохраненные в Швейцарии деньги и брал кредиты. Постепенно возвращая себе старые привилегии, Крупп вернулся в привычные для себя отрасли вроде сталелитейной: здесь по объему производства он некоторое время уступал только СССР и США.

Кроме того, Крупп производил обогащенный уран-235 и занимался другими стратегическими разработками. Как и прежде, он выпускал широкий ассортимент продукции — от локомотивов до самолетов. Также Круппу приписывают наличие космических разработок. Компания активно заходила на рынки развивающихся стран и даже в Восточную Европу. В общем, концерн Круппа снова заработал в полную силу. В начале 1960-х годов состояние Альфрида Круппа перевалило за миллиард долларов.

Правда, долго это не продлилось. Выплаты по кредитам стали для концерна тяжким бременем, от неприбыльных направлений Крупп не отказывался, советам специалистов не верил. Концерн терял позиции и приходил в упадок. Действия Альфрида часто были запоздалыми и не приносили пользы. Еще больше усложнил ситуацию кризис промышленности в 1966–1967 годах. В 1966 году долг концерна составил 5,2 млрд марок, при том что годовая прибыль составила 60 млн марок.

Сын Альфрида Арндт не хотел заниматься семейным делом, и Крупп-старший заблаговременно позаботился о будущем наследника и компании. Министр финансов обещал предоставить компании кредит на $75 млн, а банкиры согласились подождать выплат и гарантировать выдачу еще одного на займа на $100 млн.

Взамен концерн волей правительства должен был превратиться в корпорацию. С этого момента Круппы переставали быть единоличными владельцами Friedrich Krupp и не имели в ней почти никакой власти. Новое руководство обязалось выплачивать неудавшемуся наследнику пожизненную годовую ренту в $500 тысяч долларов, причем их получение было прописано как первоначальная цель компании.

По другой версии, Альфрид попросту повернул все так, что долги были списаны на законном основании, а заводы проданы. Арндту, как и прежде, приписывалась полумиллионная рента. Правда, учитывая, что продажу заводов Альфрид считал чуть ли не кощунством, такой исход маловероятен. Еще встречается версия, что Арндт отказался от наследства взамен на получение ренты.

После смерти Альфрида Круппа в 1967 году его акции были переданы в фонд Alfried Krupp von Bohlen und Halbach-Stiftung, который призван руководить наследием рода немецких предпринимателей. Компания Круппов существует до сих пор как часть одного из крупнейших промышленных конгломератов Германии ThyssenKrupp.

Созданная Круппами промышленная империя выдержала все кризисы и потрясения нескольких веков. Некоторые восхищаются способностями Круппов — другие же приписывают им разжигание войн, использование рабского труда и стремление к наживе вопреки человечности. Тем не менее наследие этого семейства остается одной из интереснейших страниц мировой истории.

#производство #Германия #оружие #история_компании #Крупп #КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления