[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["uber","\u043f\u0440\u043e\u0431\u043b\u0435\u043c\u044b_uber","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430_\u0432_uber"], "comments": 53, "likes": 26, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22085" }
Daria Khokhlova
11 825

«HR-менеджер указала, что проблема может быть во мне»: двое разработчиков о корпоративной культуре Uber

Разрабочик Алекс Крас опубликовал в своём блоге заметку, в которой рассказал о собеседовании в сервисе по заказу поездок Uber — и о том, почему он решил в случае положительного ответа не принимать работу в компании. Он также упомянул историю Сьюзан Фаулер, которая проработала в компании год и описала свой опыт. Редакция vc.ru выбрала наиболее интересные моменты из материалов.

Поделиться

В избранное

В избранном

«Чуть менее года назад я имел счастье пройти собеседование в Uber. На тот момент я мало что знал о компании, помимо того, что это крупный стартап. Я как раз искал работу, а рекрутер Uber сам связался со мной, так что я решил попробовать», — пишет Крас. 

По словам автора, до собеседования в компании он никогда не пользовался услугами Uber — только однажды ему пришлось вызвать для поездки водителя из Lyft. Рекрутеры предложили кандидату бесплатную поездку до офиса на интервью — и разработчик решил воспользоваться этой возможностью, чтобы получше изучить интерфейс приложения.

«Я сел в машину и стал беседовать с водителем. Выяснилось, что Uber помогал ему получать больше заказов, но в основном он пользуется системой Lyft. Я рассказал ему, что еду на собеседование, и он заметил: "Это здорово. Я слышал, что хотя бы к офисным работникам они относятся сносно"».

После завершения поездки Крас попытался оставить водителю чаевые, но не нашел в приложении соответствующей функции. «Я хотел оставить ему неплохой бонус, потому что чувствовал себя неловко, заставив его отвечать на все эти личные вопросы. Но я не нашёл кнопки, которая есть в том же Lyft. Но мне пришлось отказаться от этой мысли и направиться к зданию».

По словам разработчика, за несколько недель до собеседования он закончил читать книгу «Disrupted: Мои злоключения в стартап-пузыре». Книга, говорит он, открыла ему глаза на природу стартапов, и в частности — стартапов-«единорогов». И всё, что происходило в офисе Uber, напоминало ему произведение.

Крас отмечает, что приехал на собеседование в костюме, и ему пришлось прождать интервьюера около 15 минут. Появившись, рекрутер извинился, сослался на ошибки при планировании и объяснил, что теперь им придётся пустить всё на самотёк.

Моим первым собеседником стал молодой человек, который оставил работу в Facebook ради Uber. Он говорил, что захотел стать «ближе к городу», но думаю, он также рассчитывал на крупную долю при IPO. Парень мне понравился, но всё время нашей беседы я думал: «Не могу поверить, что ради этого он ушёл из Facebook».

После автор прошёл ещё одно интервью в том же помещении — техническое. «Я плохо его запомнил — это был молодой парень, усталый и явно перегруженный работой. Кажется, он рассказал мне, что в коде сервиса постоянно что-то ломается, и сотрудники часто работают ночью, пытаясь всё исправить».

Затем вернулся рекрутер и отвёл Краса в другую комнату. По пути он ещё раз извинился и объяснил, что компания быстро растёт, и ИТ-отдел за ней не поспевает. Он также рассказал, что в наступающем году руководство планирует удвоить численность направления разработки.

Теперь кандидату предстоял обед с HR-менеджером. «Пища была здоровой. Задав несколько вводных вопросов, HR-специалист спросил: "Что бы вы делали, если бы вас попросили выполнить работы на 80 часов всего за 40 часов?". Я сказал, что если это бы это оказалось действительно критично, то выполнил бы задачу, но предпочёл бы не заниматься подобным постоянно».

Кажется, его не очень удовлетворил мой ответ

Крас также отмечает, что почти все работники, с которыми ему пришлось пообщаться в этот день, были молодыми и пока не имели детей. «Мне больше 30 лет, у меня семья и двое детей. Собеседование в Uber — первый раз в моей жизни, когда я почувствовал себя старым», — говорит он.

После он прошёл ещё одно интервью — на этот раз удалённое собеседование с разработчиком из другой команды. Оборудование в конференц-зале не было подключено должным образом: собеседники видели друг друга, но не слышали. Команда 20 минут пыталась решить проблему, пока Крас не предложил позвонить по телефону. Тогда ему пришлось жестами объяснять собеседнику, что тот должен ему позвонить.

«Этот сотрудник работал в Uber много лет, и он заверил меня, что на самом деле в компании не всё делается так суматошно, как проходило моё интервью. Он работал над платёжной системой и попросил меня дать команде какие-то рекомендации. Я предложил добавить кнопку чаевых, и он ответил, что компания думала об этом — но решила, что так лишь испортит пользовательский опыт».

Пользователю должно быть приятно, когда ему не приходится беспокоиться о чаевых

Следующее собеседование опять проходило в новом помещении. Его проводили два разработчика: девушка и юноша. Они проверили базовые знания в области фронтенд-разработки. «К этому моменту я уже хорошо понял, что Uber не для меня, но мы закончили интервью. Парень был таким уставшим, что выпил за время беседы две банки энергетика, а уйдя, оставил в комнате свой ноутбук».

После разработчику предстояло ещё одно интервью в той же комнате. С ним беседовали двое — опытный разработчик-старожил и недавно нанятая в компанию девушка. По словам Краса, около 40 минут он говорил со старожилом о всяких несвязанных друг с другом вещах, и интервьюеры оставили его с рекрутером.

Тот снова перевёл разработчика в другую комнату и начал расспрашивать его о зарплатных ожиданиях. «Я сказал ему, сколько получал на тот момент, и он сказал, что это немного выше, чем их базовая зарплата. По его словам, компания предпочитает платить сравнительно невысокий оклад, но компенсировать это опционом. Помню, тогда я подумал: "Вы будете платить мне меньше, чем я уже получаю, но компенсируете это за счёт своей раздутой стоимости? Нет уж, спасибо"».

Затем разработчику предложили задать вопросы, которые его интересуют. Он спросил, собирается ли компания как-то решать проблему с водителями. «Рекрутер заметил, что компания ищет способы помочь водителям: например, у команды есть идея создать инструмент, который помогал бы им понять, сколько на самом деле стоят их услуги».

Как будто реальная проблема заключалась в том, что водители просто не понимали, как им повезло работать на Uber

Тогда Крас уточнил, собираются ли они повышать ставку для водителей. Рекрутер ответил, что это не лучшее решение — так как оно неизменно повлечёт рост стоимости поездок.

«Я поблагодарил его и ушёл. Я знал, что никогда не стал бы работать на Uber. Через день мне перезвонили и сообщили, что я не подхожу компании. Мне не хотелось публиковать эту историю, пока я не прочитал заметку девушки, которая проработала в Uber год — с ней очень плохо обращались».

Крас имеет в виду материал, который в феврале 2017 года опубликовала в своём блоге разработчик Сьюзан Фаулер.

Девушка присоединилась к команде Uber в ноябре 2015 года. В первый же день работы с новой командой менеджер через внутренний чат компании сообщил Фаулер, что он находится в свободных отношениях, и его девушка легко находит новых партнёров для секса — а он нет. «Он пытался склонить меня к интимным отношениям, это было ясно. Я сделала скриншоты переписки и обратилась к HR-специалисту», — говорит она.

В HR-отделе Фаулер сообщили, что её менеджер — ценный работник, и к тому же это его первый проступок подобного рода, так что компания ограничится предупреждением и строгим выговором.

Мне дали понять, что выбор у меня небольшой — уйти в другую команду и больше не работать с этим человеком, или остаться в моей и принять тот факт, что он, скорее всего, напишет не самый лестный отзыв о моей работе — и компания даже не сочтёт этот местью, потому что меня предупредили о таком исходе.

Девушка познакомилась с другими женщинами в компании, и многие рассказывали ей схожие истории, а некоторые признались, что подавали такие же отчёты, как и она — причём на того же менеджера. «Они делали это задолго до того, как я присоединилась к компании. Очевидно, это был всё-таки не первый и далеко не последний его проступок».

Женщины встречались с представителями HR-службы, чтобы разрешить ситуацию, но по словам Фаулер, им дали понять, что санкций не последует, а их слова считаются клеветой. Спустя некоторое время менеджер всё же ушёл из компании, но причины не объяснил.

При этом, отмечает девушка, во всей компании постоянно ведутся политические игры, и никто из менеджеров не скрывает, что пытается подняться как можно выше любыми средствами. «Эта борьба отражалась на всей компании: проекты отклоняли и закрывали пачками, работа не выполнялась, мы только и ждали, когда нас распустят. Полный хаос».

Когда Фаулер решила уйти из компании, у неё были хорошие рекомендации, принять её в свою команду могли многие руководители проектов, говорит она. «Я не думала, что что-то может пойти не так. И тогда мой перевод заблокировали».

По словам менеджера, у меня были какие-то незадокументированные проблемы с эффективностью работы — хотя я никогда не срывала дедлайны, выполняла все задачи точно по расписанию. 

Мне отказались объяснить, в чём причина. Поначалу мне сказали, что дело в технических навыках — я объяснила, что задачи давали менеджеры, и если они неудовлетворены моим уровнем подготовки, им следовало бы сообщить мне об этом и ставить другие задачи, которые бы их устроили. Тогда со мной просто перестали беседовать на эту тему. 

В итоге Фаулер выяснила, что её отказ от ухода сыграл бы на руку руководителю проекта — другие команды не могли удержать женщин, а в его проекте ещё осталось несколько девушек-разработчиков. «Когда я пришла в компанию, 25% штата составляли женщины. Вскоре их количество упало до 6%».

Вскоре у девушки состоялась ещё одна беседа с HR-отделом. «На этот раз меня спросили, не кажется ли мне, что во всех моих отчётах слишком много внимания посвящено мне — и может быть, проблема всё-таки не в моём окружении, а во мне самой».

Спустя некоторое время руководитель пригрозил Фаулер увольнением за то, что она написала на него жалобу в HR-отдел. Девушка написала ещё одну — и HR-специалисты, и технический директор офиса подтвердили, что угрозы были незаконными, но ничего не предприняли. Тогда же Фаулер получила предложение о работе от другой компании. В декабре 2016 года она покинула Uber.

«Мне кажется, что молодым людям не стоит тратить свои силы на такого работодателя. Надеюсь, компания сможет повзрослеть и пересмотреть свои порядки», — заключает Алекс Крас.

#uber #проблемы_uber #работа_в_uber

Статьи по теме
«Disrupted. Мои злоключения в стартап-пузыре» — ключевые идеи из книги Дэна Лайонса
«Готовы ли вы пожертвовать своей личной жизнью и отношениями?»: Какие вопросы задают кандидатам на работу в Uber
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления