[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 20, "likes": 31, "favorites": 37, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24596" }
Maria Łacińska
18 577

«Команда проекта в процессе ICO — это безумный кабан»

Какие российские стартапы уже провели ICO и с какими трудностями они столкнулись.

Поделиться

В избранное

В избранном

Initial Coin Offering (первичное размещение токенов) — выпуск акций или токенов, предназначенных для оплаты услуг проекта в будущем. ICO называют еще одной формой краудфандинга, когда участники финансируют развитие компании сейчас для того, чтобы получить выгоду в будущем.

Одним из первых проектов с российскими корнями, который провел ICO, стал в 2014 году Ethereum канадца российского происхождения Виталика Бутерина. В ходе ICO удалось собрать $18,4 млн, а по итогам была выпущена одна из самых популярных криптовалют Ether (ETH, эфиры).

В 2016 году блокчейн-платформа Waves тоже провела ICO, с помощью которого привлекла $15,7 млн. Разработчики сразу обозначили, что их проект, в отличие от Ethereum — не очередная криптовалюта, а система для краудфандинга.

Сейчас различные команды (в том числе и российские) нередко проводят ICO на базе Waves. Но в компании признают, что проигрывают в этом плане платформе Ethereum. Большинство стартапов проводят ICO именно на ней.

Российские компании, которые провели ICO на базе Waves

Российские стартапы на ICO

  • Промышленный стартап ZrCoin, который собирается выпустить синтетический диоксид циркония, привлек $4,5 млн на блокчейн-платформе Waves. ICO стартовало 11 мая 2017 года.
  • Децентрализованная социальная сеть «Голос»​ привлекла 600 биткоинов ($1,5 млн по нынешнему курсу). ICO стартовало 1 ноября 2016 года.
  • Операционная система для «туманных» вычислений SONM — привлекла $42 млн на блокчейн-платформе Ethereum. ICO стартовало 15 июня 2017 года.
  • Фермерская компания «Экосистема Колионово» привлекла $510,5 тысяч на блокчейн-платформе Waves. ICO стартовало 1 апреля 2017 года.
  • Оператор зашифрованной VoIP-телефонии EncryptoTel привлек $4,4 млн на блокчейн-платформе Waves. ICO стартовало 24 апреля 2017 года.
  • Мобильная игровая платформа MobileGo, ориентированная на прием криптовалют, привлекла $53 млн на блокчейн-платформе Waves. ICO стартовало 25 апреля 2017 года.
  • Российско-американский стартап-акселератор Starta запустит ICO 4 июля 2017 года. Проект планирует собрать от $1,5 до $5 млн за 30 дней.

В Waves сообщили vc.ru, что в ближайшее время на площадке проекта пройдет еще несколько ICO российских команд. Но представитель компании не стал раскрывать их имен.

Основатель и гендиректор Waves Александр Иванов рассказал vc.ru, что одно из основных преимуществ ICO — это возможность для стартапов выходить сразу на международный рынок, привлекая инвестиции из Азии, Европы и США.

Трудность относительно нового для инвестрынка процесса привлечения средств заключается в том, что нет понятного законодательства и четких правил. «ICO — это новый формирующийся рынок, который находится пока вне регулирования», — поясняет Иванов.

По мнению главы Waves, для успешного проведения ICO проектам необходимо умение эффективно взаимодействовать с людьми и иметь понятный и хорошо сформированный продукт, на который собираются средства.

Иванов прогнозирует, что в ближайшее время ICO будут проводить не только стартапы, но и крупный бизнес. При этом основатель Waves считает, что сейчас ICO представляет собой пузырь, который рано или поздно начнет сдуваться, оставив только наиболее перспективные проекты.

Блокчейн для промышленности

Проект ZrCoin привлекает средства для производства синтетического диоксида циркония, произведенного с использованием переработанных промышленных отходов. Материал обладает огнеупорными характеристиками и может быть использован при строительстве плавильных печей.

Первый завод будет расположен в Магнитогорске. Окончание строительства и запуск первой линии производства планируются весной 2018 года.

В рамках ICO компания привязала стоимость своей криптовалюты к 1 кг диоксида циркония, который получат инвесторы после начала производства материала. Токены ZrCoin поступили в продажу по цене $1,40. К концу ICO стоимость выросла до $1,55.

Сооснователь ZrCoin и эксперт по внедрению блокчейн-технологий Андрей Никоноров рассказал vc.ru, что идея провести ICO компании, занимающейся промышленностью, возникла после четырех лет работы в блокчейн-консалтинге. Никонорову и его партнеру по проекту захотелось сделать оригинальный блокчейн-проект, у которого криптовалюта привязана к физическому товару.

Никто не ожидал, что сбор денег промышленным предприятием на сегодняшний день вообще возможен на мировом рынке. Тем более продукт локальный — производство находится в России​.

Просто хотелось быть первыми в этой сфере. Потому что все делали одно и то же — какие-то новые блокчейн-проекты, какие-то новые платформы, в которых что-то виртуально производят, а никакого реального бизнеса нет.

В ZrCoin хотелось наоборот создать реальный бизнес, чтобы было понятно, откуда вообще берутся деньги и прибыль.

— Андрей Никоноров, сооснователь ZrCoin

Основная трудность подхода на ICO компании ZrCoin, по словам Никонорова, состояла в том, что криптовалюта была привязана к фиксированной стоимости доллара. Из-за этого пользователям могло быть невыгодно вкладываться в ZrCoin.

Зачем вкладываться куда-то, если биткоин, например, сам по себе растет? В принципе для каких-то проектов привязываться к фиксированной стоимости доллара, наверное, не очень правильно. Но с другой стороны, мы привлекли таким образом не криптовалюты, а обычных инвесторов, которые делали денежные переводы. Поэтому здесь непонятно — мы выиграли или проиграли от этого?

— Андрей Никоноров, сооснователь ZrCoin

Другая трудность, с которой столкнулся ZrCoin, — ответы на вопросы массовой аудитории вроде: «Почему вы не пошли в банк и не взяли эти деньги?». Сейчас, по словам Никонорова, компания получает 150 писем в день с разными вопросами. «Кто-то из инвесторов получил, кто-то не получил, кто-то свой кошелек обновил», — добавляет он.

Никоноров сообщил, что среди более четырех тысяч инвесторов ZrCoin, которые вложили свои средства в компанию в ходе ICO, российских — только 25%. При этом он уверен, что в России идет тенденция к легализации ICO.

Государство в связи с отсутствием денег у малого и среднего бизнеса может повернуться лицом к людям и дать возможность им организовывать краудфандинговые проекты. От него выигрывают не только те, кто собирает деньги, но и те, кто инвестирует.

Какой смысл вкладывать в какой-то непонятный банк под какие-то мизерные проценты, если можно стать совладельцем в каком-то бизнесе и получать доход существенно больше?

— Андрей Никоноров, сооснователь ZrCoin

«Лайки» за токены

Создатели децентрализованной соцсети «Голос» позиционируют проект как первую в мире социальную сеть на русском языке, которой владеют сами пользователи. За созданный контент участники проекта получают вознаграждение, эмитируемое самой площадкой.

В ходе ICO «Голос» предложила пользователям токены, чтобы они могли оставлять записи и ставить отметки «мне нравится» на сайте проекта, рассказала vc.ru сооснователь проекта и блокчейн-энтузиаст Марина Гурьева.

Одновременно с этим токены блокчейн-систем являются инвестиционным инструментом. Положительно на инвестиционный спрос влияет тот факт, что токены блокчейн-проектов котируются на криптобиржах.

Соотвественно, их можно легко продать и купить в любой момент времени. Стоимость токенов растет при успешном развитии проекта — успешных релизах продукта и увеличении пользовательской базы.

— Марина Гурьева, сооснователь «Голоса»

При запуске ICO «Голос» рассчитывал на интерес к проекту как со стороны будущих пользователей системы, так и со стороны инвесторов.

В рамках ICO проект распределил более 27 тысяч голосов — 60% всех эмитированных на тот момент токенов — и собрал 600 биткоинов от почти 10 тысяч инвесторов. На текущий момент капитализация системы, по словам Гурьевой, составляет $12 млн.

«Голос» считает, что ICO — уникальная и удобная для всех участников процесса — команд, запускающих проекты, пользователей и инвесторов — альтернатива венчурному финансированию.

«С учетом пула программистов и математиков в России мы еще услышим о многих новых блокчейн-проектах, запущенных россиянами», — прогнозирует Гурьева.

Для своего ICO «Голос» не стал использовать такие площадки, как Ethereum или Waves. Для сбора средств команда проекта предоставила генезис-адрес 3CWicRKHQqcj1N6fT1pC9J3hUzHw1KyPv3. Он предназначен для перенаправления биткоинов, перечисляемых на уникальный адрес, и генерируется для каждого участника ICO.

Опыт игроков и DDoS на ICO

Проект SONM (Supercomputer Organized by Network Mining), основанный разработчиком Сергеем Пономаревым и химиком Андреем Воронковым, занимается разработкой децентрализованного суперкомпьютера для проведения вычислений любой сложности с помощью технологии «туманных» вычислений.

Идея провести ICO родилась как очевидный следующий шаг, вытекающий из финансовой модели любого блокчейн-проекта, сказал vc.ru директор по маркетингу SONM Алексей Антонов. Публичное размещение означает создание ценности, а также рост и популяризацию платформы, добавляет он.

В проведении ICO нам помог профессиональный подход — настолько, насколько может быть профессиональным подход в этой индустрии, которой без году неделя.

Мы внимательно следили за рынком, понимали показатели (сколько привлекать финансирования, когда, с какой интенсивностью), понимали, какой продукт нужен рынку и какое место в общей технологической карте продукт займет, устанавливали партнерства и интересовались мнением опытных игроков индустрии, пользовались всеми возможными рекламными каналами, писали статьи и множество технических документов, занимались созданием и поддержкой сообщества.

— Алексей Антонов, директор по маркетингу SONM

SONM столкнулась и с трудностями во время ICO. Команда проекта не успевала одновременно выпускать работающую версию продукта и вести техническое обеспечение процесса ICO. «Бешеное развитие рынка, бешеное изменение курсов криптовалют, блокчейны перегружены транзакциями, на самом ICO зафиксировали DDoS и фрод через подставные адреса контрактов», — рассказал Антонов.

Представитель SONM сравнил команду проекта в процессе ICO с «безумным кабаном, несущимся по горящей земле через плотный строй инвесторов, от которых получает пинки».

Развитие ICO в России Антонов рассматривает без отрыва от международного опыта в направлении блокчейн-проектов.

Если мы говорим о цифровой собственности, в которую из бумажной постепенно мигрирует ценность, то весь ее смысл и преимущество как раз в трансграничности владения и бизнес-процессов.

Нельзя создать блокчейн-проект и запретить в него инвестировать гражданам определенной страны. Можно стараться помешать, как это делают в США, но на практике это слабо работает — слишком легко обойти такой запрет и купить токены-акции или биткойны в свое владение.

Россия тут не исключение — в сфере блокчейна мы входим в мировую экономику на всех парах, и это замечательно.

— Алексей Антонов, директор по маркетингу SONM

По окончанию ICO из-за резкого скачка курса криптовалюты сделки — Ethereum — некоторые инвесторы захотели увеличить свои пакеты. За апрель-июнь стоимость криптовалюты выросла в семь раз, с $50 до $350.

SONM пообещал возместить инвесторам $2 млн.

Бизнес, а не «хайп»

MobileGo — проект команды GameCredits, которая развивает криптовалюту для геймеров. Разработчики планируют развивать игровую платформу для мобильных устройств с поддержкой смарт-контрактов.

Создатели MobileGo в мае объявили, что в ходе ICO получили $53 млн. Эту же информацию vc.ru предоставили в Waves. При этом издание Rusbase сомневается в правдивости результатов ICO компании, а Forbes пишет, что краудсейл MobileGo обвалил Ethereum.

Сооснователь стартапа не стал разговаривать с vc.ru, сославшись на то, что MobileGo «"хайп" ни к чему».

Нам «хайп» ни к чему — мы бизнес выстраиваем. Это иное и поэтому излишний акцент к тому, что мы что-то там подняли — ни к чему. Еще раз — мы не про это, а про бизнес​.

— Сергей Шолом, сооснователь GameCredits и Datcroft Games
Статьи по теме
Справка: что такое ICO, зачем его проводят и как на нём заработать
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления