[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Александра Селезнева", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0438\u043d\u0433"], "comments": 14, "likes": 30, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24862" }
Александра Селезнева
8 776

Письмо в редакцию: «Ресторан открылся, а фирменного стиля всё не было»

Дизайнер Владимир Лифанов из агентства «Супрематика» о создании айдентики ресторана Grut — работы, вошедшей в шорт-лист «Каннских львов».

Поделиться

В избранное

В избранном

Как и многие дизайнеры, я ждал «проект мечты». В моем случае это была айдентика для ресторана. За годы работы у меня так и не было возможности попробовать себя в этой сфере, не считая «Хардкорбара», который уже много лет ожидает своего заказчика.

Прелесть айдентики любого ресторана в том, что тут нет привязки к чему-либо. Можно работать на чистой эмоции, рисовать что угодно.

Летом прошлого года такой заказ ко мне пришел. Это был ресторан Grut с брутальным интерьером, расположенный на самом юге Москвы. Первый вопрос, возникающий в голове, — зачем вообще мог появиться ресторан подобного уровня у метро Домодедовская? Это почти на краю вселенной.

На первой встрече руководство Grut деликатно заметило, что они сделали не только лучший, но и еще и единственный ресторан в округе. В наследство от закрывшегося пивного бара ресторану досталась пивоварня, расположенная прямо внутри заведения, и уже придуманный характерный интерьер с текстурами сухого дерева. Лампы, висящие над столами в виде сухих длинных коряг. Старый логотип был в виде шишки хмеля.

Отдельно озвучили условие: не использовать иллюстраций на основе текстуры сухого дерева. Его и так много в интерьере, вдобавок подобные текстуры уже использовали все, кто мог.

До открытия оставалось полтора месяца.

Часто видение проекта дизайнеры формируют сразу же, еще на первой встрече. В моем случае было примерно так же. Я вывел для себя три важных ощущения:

  1. ​ Надпись Grut должна быть вертикальной. Я не знал почему, но чувствовал это.
  2. Символ должен быть круглым. Это точно.
  3. Текстуры дерева использовать всё-таки надо. Это внутренний протест дизайнера против оков брифа, фигурально выражаясь.

Первые три знака я сделал, переосмыляя старый логотип. Это никуда не годилось. Пусть даже шишка-стакан очаровательна. Не годилась и надпись: я же решил, что она будет вертикальной.

Следующим этапом я предположил, что паттерны из дерева можно складывать в иллюстрации — и получать пейзажи.

В итоге получился совсем холодный лунный ландшафт. Боль, печаль, грусть и одиночество. Не то место, где я бы хотел скоротать вечер в обществе приятной дамы.

Но то, что деревянные текстуры могут быть чем-то большим, показалось интересным.

Тогда пришло время птички Грют. Если взять стандартный распил дерева, расколоть его пополам и сместить, получится птичка.

Сейчас, конечно, у меня самого бы возникли вопросы: например, а при чем тут птица? Но тогда мне важно было не найти объяснение, а изящно применить деревянную текстуру.

Предполагалось, что все носители стиля будут вручную заштампованы этими кругляшами в чернилах. Кроме птицы стали появляются другие интересные образы.

На встрече концепт был принят, мягко говоря, прохладно. Точнее, вообще был не понят. Закрученную вокруг бутылки палку не оценил никто. Заказчик предложил не привязываться к деревянным текстурам.

До открытия оставалась неделя. Мы отправили отдельно надпись GRUT, чтобы хотя бы приклеить название на дверь, и стали искать дальше.

Вертикальная надпись, деревянные текстуры. И черт с ним, с круглым знаком. Пусть тогда сквозь надпись проглядывает дерево.

Этот вариант встретил ледяную стену отторжения. Хотя казалось бы, ну вот же — красота.

Ресторан открылся. Айдентики не было. Оставалось одно — пропадать. Или отказываться от своих принципов. Окей, пусть надпись будет горизонтальная.

Так и быть, не будет деревянной текстуры. Но круглый знак будет. И появилась монограмма G — странное, незамкнутое кольцо.

Где-то знак стал ручкой пакета, а где-то — скобкой на меню. Думаю, это хороший образ того отчаяния, куда я медленно опустился.

В то лето я жил в загородном доме, по дачной традиции обитом деревом. В какой-то момент я стал замечать, что могу минутами стоять, просто уставившись в стену, пытаясь найти решение. Я решил вернуться к тому, с чего начал полтора месяца назад.

Тогда я подумал, что тот самый мертвенный лунный пейзаж из второй презентации должно что-то оживить. Например, коровы или горные козлы, которые будут пастись в этом пейзаже.

И внезапно все заиграло. Появились горы, склоны, речки, овраги, равнины. Текстура может стать чем угодно, надо лишь добавить туда животных. И они добавлялись и добавлялись.

Получился весьма философский проект. Надо было просто дождаться, пока кончатся плохие варианты, и начнутся хорошие. И заодно осуществился проект мечты, который набрал (и еще наберет) массу фестивальных наград.

#Маркетинг

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления