[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Сергей Разумов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438_\u043e_\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434\u0435"], "comments": 97, "likes": 72, "favorites": 73, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25851" }
Сергей Разумов
25 019

Долина комфорта

Переехавший в США российский разработчик Антон Попов об американском менталитете и разрыве между центром ИТ-индустрии и остальной страной.

Поделиться

В избранное

В избранном

В октябре 2015 года по работе я переехал из Санкт-Петербурга в Калифорнию. Компания помогла оформить документы, оплатила перелет и возместила некоторые расходы новоиспеченного эмигранта. Я освоился в США, научился ценить местные преимущества, справляться с неудобствами и задумался, не хочу ли остаться в этой стране навсегда.

Зачем я переехал

Я работаю в EPAM — ИТ-компании, которая разрабатывает программные продукты на заказ. Перемещать сотрудников за границу, поближе к клиентам, — обычная практика в этой отрасли.

В таких компаниях можно работать и удалённо, однако иногда присутствовать в офисе заказчика необходимо. Например, какие-то проекты не могут покидать территорию клиента, а в некоторых случаях нужно работать внутри команды заказчика.

Поэтому многие инженеры корпоративной разработки переезжают в другие страны: США, Польшу, Великобританию, Чехию. Так поступил и я, однако говорить о заказчике не могу: я подписал договор о неразглашении. Могу только сказать, что это известная компания, одна из крупнейших в Кремниевой долине.

Как я решился

Я давно хотел пожить за границей, но для начала из родного Саратова переехал в Санкт-Петербург. Работу менять не пришлось: из саратовского офиса я перевелся в петербургский, а некоторое время спустя съездил в командировку в США. Поначалу я относился к Штатам настороженно из-за исторического противостояния наших стран.

Однако оказалось, что американцы очень дружелюбные, а условия труда в их стране вполне комфортные. В США работа очень важна, и мне это подходит. Мне понравилось, что здесь можно многого добиться и не упереться в карьерный потолок. Поэтому после командировки я принял решение какое-то время пожить в США.

Виза и другие документы

Когда меня пригласили на работу в Долину, документы были готовы почти сразу — я толком не успел упаковать вещи. Так устроена работа в режиме онсайт (на территории заказчика — vc.ru). Если бы я медлил, вакансию мог занять кто-то другой, а мне хотелось попасть именно к этому клиенту.

Я приехал в США по визе L1. Чтобы получить такую, нужно проработать в компании, которая предлагает переезд, как минимум год. Штаб-квартира EPAM расположена в Пенсильвании, поэтому этот вариант подошёл лучше других.

Чтобы получить L1, нужно собрать внушительный пакет документов. Компания помогла мне в этом. Обычно, если через год после переезда сотрудник решает продолжить работу в США, работодатель начинает оформлять для него грин-карту.

В Америку с котом

Я переехал в Калифорнию вместе со своим котом. Наш менеджер по организации поездок помог мне оформить для него место в самолете и найти гостиницу, где можно жить с животными. Основные ветеринарные справки потребовались, чтобы выехать из России: паспорт, чип и некоторые документы от ветеринарных служб.

В последний момент оказалось, что одной справки не хватает, и в пять утра я бегал по аэропорту в поисках ветеринара. К счастью, всё получилось, нужный документ оформили, и мы с котом оказались в самолете.

Максимальный вес животных, которых можно брать с собой в салон, — 8 килограмм вместе с переноской. Кот у меня крупный, поэтому пришлось посадить его на жесткую диету, чтобы он вписался в эти требования. Он стойко перенес полет, а в США легко перешел границу: в Калифорнии единственное правило для ввоза домашних животных — здоровый вид.

Как я обустраивался на новом месте

Компания оплатила мне билет на самолет, гостиницу на месяц и арендовала автомобиль. Из-за джетлага (несовпадение с привычным ритмом из-за смены часовых поясов — vc.ru) я пропустил корпоративное такси из аэропорта и сам поймал машину. Счетчик выдал $300 за получасовую поездку — это мне тоже возместили.

Сложнее всего было пережить первые несколько дней на новом месте. Я прилетел в США на выходных и не мог начать обустройство раньше понедельника. У меня не было ни местного номера телефона, ни интернета, ни кредитной карты. Я понятия не имел, как добраться в ту или иную точку и куда нужно ехать в первую очередь, не мог ничего купить — разве что только за наличные.

У меня на руках не было номера социального страхования (Social Security Number, SSN). По важности этот документ в США сравним с паспортом в России. Как только началась рабочая неделя, всё стало понемногу налаживаться.

Снять жилье нужно в первый месяц. Я начал поиски почти сразу и обнаружил, что у американцев совсем иное представление о комфорте. По площади квартира-студия здесь как российская двухкомнатная, а к жилью прилагаются парковка, бассейн и тренажерный зал.

Цены соответствуют. Найти что-то недалеко от работы дешевле $2000 в месяц почти невозможно. С каждым годом ситуация ухудшается из-за большого количества иммигрантов, но муниципальные власти постепенно запрещают арендодателям повышать цены сильнее, чем того требует инфляция.

Я искал квартиру на бесплатных сайтах-агрегаторах объявлений. Здесь они заменяют риелторов:

Чтобы снять жилье, нужно внести залог, открыть счет в банке (зарплатный тоже подойдет) и подтвердить, что вы оплачиваете страховку дома. Остается подписать контракт. Через три недели всё это было позади, и мы с котом поселились в городе Маунтин-Вью.

Как устроена жизнь в Кремниевой долине

Кремниевая долина расположена между двумя мегаполисами: Сан-Франциско и Сан-Хосе. Здесь есть всё, к чему привык житель большого города, но сохраняется близость к природе: кругом парки, много зелени. В спальных районах можно встретить диких енотов, белок и опоссумов, которые не боятся людей.

Неподалеку есть красивейшие национальные парки. Из них мне больше всего нравятся парк Йосемити и национальный парк «Секвойя». Гуляя среди гигантских многовековых деревьев, можно почувствовать себя совсем крошечным. Чуть дальше расположена Долина Смерти — живописная безжизненная пустыня, сухая и жаркая.

По моим наблюдениям, население Кремниевой долины даже моложе, чем в других центрах ИТ-индустрии США и Европы (одно время я специально ездил сравнивать условия в разных местах). Большинству здесь нет и сорока лет. Сюда едут активные и амбициозные люди, у которых есть время и энергия, чтобы повысить профессиональные навыки и войти в ИТ-элиту.

Семей в Кремниевой долине мало из-за дорогого жилья: невзрачный дом далеко за городом стоит не меньше миллиона долларов. Здесь большая русскоязычная диаспора, много приезжих из Индии и Китая. Последние очень трудолюбивы и постепенно вытесняют представителей других культур.

Местные жители увлекаются инновационными и современными машинами. На дорогах можно встретить самоуправляемые и гибридные автомобили, электрические мотоциклы и скейтборды. Даже при вызове Uber за вами может приехать электромобиль.

С этим соседствует другая реальность: люди, не имеющие отношения к ИТ-отрасли, пока не поняли, как найти себе место в наступающей технологической революции. Разница заметна не только в уровне достатка, но и в интересах.

Пока гики возятся с очередным устройством, рядовые американцы жарят барбекю и общаются с друзьями на заднем дворе. В отличие от ИТ-специалистов, многие из них не могут позволить себе дорогое жилье и автомобили. Стоит выехать из Кремниевой долины, становится понятно, что есть этот регион, а есть остальная Америка.

Развлечения

В Долине любят активные виды спорта. Многие жители катаются на велосипедах, занимаются пешим туризмом, скалолазанием, прыгают с парашютом. Также здесь популярны путешествия.

Приезжим хочется лучше узнать Америку, и первое время они колесят по стране. На выходных могут запросто прыгнуть в машину, всю ночь ехать в другой штат, потом обратно, а в понедельник — сразу на работу.

Когда ближайшие штаты уже исследованы, наступает очередь поездок на Гавайи, в Канаду, в Мексику, в Южную Америку. Обычно у ИТ-специалистов есть для этого деньги, а вот времени отпуска может не хватить. В Америке не регламентируется, сколько дней отдыха работодатель должен предоставлять сотруднику — нужно договариваться об этом отдельно. Крупные ИТ-компании легко идут на уступки, чтобы привлекать новых специалистов.

В первое время я тоже путешествовал по Америке, добирался до Мексики, несколько раз ездил в Канаду, был на Восточном побережье Америки. Всё еще собираюсь посетить центральную часть США, где расположены заповедники и национальные парки (например, Йеллоустоун), но туда тяжело добираться. На машине из Долины придётся ехать два дня, а лететь дороже, чем на Восточное побережье: это непопулярный маршрут.

Природа в Америке разнообразная. Северные штаты очень зеленые, с почти российскими пейзажами. Юг по-своему живописен: взять хотя бы пустыни с кактусами — это фантастические виды, особенно весной, когда все цветет.

Как найти друзей в Кремниевой долине

Здесь легко искать друзей: почти все есть в социальных сетях, и приезжают сюда в основном открытые и общительные люди. Ожидается, что ты будешь со всеми здороваться и всем улыбаться, а обсуждать болезни и неприятности не принято. Здесь у всех всегда «всё хорошо».

Подружиться с коллегами легко. Достаточно вместе сходить в спортзал, обсудить в баре поверхностные темы вроде гаджетов, спорта или работы — и вы уже друзья. Мне кажется, в Америке слово friend по значению ближе к русскому «приятель».

Здесь сложно найти человека, с которым можно поговорить по душам. Во многом из-за сильной текучки: люди меняют работу, не успев как следует привыкнуть друг к другу. За год в компании клиента может смениться треть команды: разработчиков легко переманить более привлекательными проектами и интересными задачами.

Те, кто говорит на одном языке, тянутся друг к другу и часто держатся особняком. Я играю в волейбол с русскоговорящими ребятами. К нам иногда присоединяются люди, которые не говорят по-русски. Через какое-то время они прекращают приходить на игры.

Может, им некомфортно, что на площадке мы непроизвольно обмениваемся фразами по-русски. Возможно, дело и в текучке: многие сотрудники уходят, а у тех, что остаются, меняются интересы.

Американцы открыты к другим культурам и мнениям. Откуда бы ты ни приехал, каким бы ни было твое прошлое, тебя встретят с улыбкой, не будут задавать вопросы про твой акцент или делать замечания о внешнем виде.

Все в этой стране — иммигранты, они привыкли, что вокруг все разные. Человек российской культуры может поучиться этому мировоззрению. Пока я живу здесь, я стал терпимее к другим: когда общаешься с людьми другого менталитета, начинаешь перенимать их взгляды на жизнь.

Работа в Кремниевой долине

В Кремниевой долине очень комфортная жизнь. Здесь компании конкурируют за сотрудников, а не наоборот. Работодатели стараются как можно быстрее привлечь человека с рынка — лучше всего сразу после университета — чтобы он не достался конкурентам. ИТ-компании заботятся о своих сотрудниках: гибкий график, бесплатная еда и спортзалы в офисе. Можно ни о чем не беспокоиться и сосредоточиться на работе.

Энергию, которая в больших городах уходит на то, чтобы справиться со стрессом, в Кремниевой долине можно направить на развитие. Для этого есть много возможностей: в ИТ-компаниях часто проходят внутренние технологические конференции, тренинги. За соседним столиком в кафе можно увидеть человека, по чьим книгам ты учился писать код, и что-нибудь с ним обсудить.

Здесь люди чувствуют себя свободно, каждый делает то, что хочет. Кто-то уходит в бизнес — и это считается нормальным: открыть свое дело, поработать на себя, а потом вернуться в компанию наемным работником. Кто-то месяцами путешествует, кто-то занимается творчеством.

Медицина

В Америке обязательно иметь медицинскую страховку. Сотрудникам ИТ-компаний ее оплачивают работодатели: им выгодно, чтобы люди скорее выздоравливали и выходили на работу.

Молодые специалисты любят экстремальные виды спорта, и травмы у них бывают серьезные. Но коллеги рассказывают, что страховка покрывает все подобные случаи. Хотя иногда надежнее и дешевле съездить на родину, например, когда дело касается зубов.

Я и сам бывал в местной больнице, это интересный опыт. О каждом пациенте американские врачи заботятся так, будто от него зависит судьба всей клиники. Нужно подписать множество документов, что в случае чего не будешь винить врачей. Вокруг постоянно находятся медсестры. Они сажают тебя на кресло-каталку даже после легкого наркоза, чтобы ты случайно ни обо что не стукнулся.

При выписке невозможно выйти из клиники, пока за тобой не приедет сопровождающий (такси вызвать нельзя, нужен именно близкий человек). Неудивительно, что медицина в Штатах такая дорогая. Американские врачи не оставляют выбора и навязывают максимальный уровень сервиса, от которого по правилам нельзя отказаться.

Что мне не понравилось в Америке

Есть в Штатах и такие вещи, которые откровенно раздражают. Например, общественный транспорт. Его здесь практически нет. Даже в крупных городах он плохо развит. Из одного района Лос-Анджелеса в другой можно ехать на автобусе несколько часов.

В сравнении с Европой большинство городов здесь не будут интересны туристам. Ровные улицы одноэтажной застройки пересекают друг друга под прямым углом, а в финансовом центре обычно стоит несколько небоскребов.

На мой взгляд, в Америке всего два уникальных мегаполиса: Нью-Йорк и Сан-Франциско. Возможно, есть еще несколько, но в большинстве своем города построены по универсальным американским канонам. Достаточно побывать в нескольких из них, чтобы представить, как выглядит большая часть Америки.

На мой вкус, гораздо интереснее те места, где сохраняются быт и уклады американского прошлого — таких здесь хватает. Неподалеку от Санта-Барбары, в деревушке Солванг как будто ничего не меняется уже лет сто — со времени, когда ее основали датские переселенцы. Ветряные мельницы, статуя Русалочки (как в Копенгагене), традиционная выпечка. Настоящий островок Дании среди калифорнийских холмов.

Солванг

Или, например, заброшенный и восстановленный для туристов город Калико. В 19 веке здесь жили серебродобытчики. Когда разрабатывать близлежащий рудник стало невыгодно, они разъехались, и город опустел. В 1950-х годах его купил Уолтер Кнотт — человек, основавший первый в Америке тематический парк. Так он поступил и с Калико, создав атмосферу города-призрака.

Калико

В США высокие налоги. В Калифорнии из зарплаты вычитают до 40%. Есть налоговые сборы на товары, которые даже не указывают на ценниках. Обычные чаевые составляют не меньше 10%, а иногда и все 20-30%.

Здесь не используют метрическую систему мер. Кроме США так только в Либерии и Мьянме. Я до сих пор не привык измерять температуру воздуха в фаренгейтах, а рост человека — в футах и дюймах. Корень проблемы гораздо глубже, чем в простом неудобстве: американцы в принципе мало интересуются тем, что происходит в других странах.

У них свои спортивные чемпионаты, сети магазинов, ценности и нормы. Им даже не нужно учить другой язык, потому что все и так говорят по-английски. Они обожают свою страну и привыкли считать, что другие страны заимствуют что-то из их культуры, а не наоборот. Эта неосведомленность меня удивляет.

Наконец, мне не нравится американская культура питания. Как на работе, так и в жизни есть множество возможностей поесть здоровой пищи, но большинство всё равно выбирает фастфуд. В офисах популярны бесплатные снеки, сладости и газированные напитки. В кафе самые длинные очереди выстраиваются за гамбургерами. На корпоративах коронное блюдо — очередной фастфуд со сладкой водой.

В Калифорнии популярна острая мексиканская и азиатская кухня: перец могут положить и в сладкое печенье, и в мороженое. Мне кажется странным, что люди выбирают калорийное, жирное и сладкое: почти во всяком кафе есть вегетарианские и веганские блюда, халяльная и кошерная пища, органические продукты без глютена.

Кремниевая долина навсегда

Я вряд ли останусь здесь на всю жизнь. Одна из причин — очень дорогое жилье: здесь почти невозможно купить хороший дом. Сейчас мне интересно набраться опыта, но в какой-то степени я еще чувствую себя здесь чужим: американский менталитет слишком отличается от российского и даже европейского. Думаю, однажды мне будет интересно пожить в Европе. Чтобы развиваться, нужно выходить из зоны комфорта, а в Америке это сделать тяжело.

#Колонка #истории_о_переезде

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления