[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 31, "likes": 28, "favorites": 29, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Daria Khokhlova
7 541

Насыщенность рынка и медленный карьерный рост: к чему нужно готовиться при переезде на работу в Европу

Бывший сотрудник Google и основатель агентства карьерного консалтинга Dream Catch Me Ольга Лермонтова о поиске работы в Европе.

Поделиться

В избранное

В избранном

Один из главных вопросов для переезжающих за границу россиян — как искать работу на новом месте? Боязнь оказаться невостребованным, по статистике, свойственна половине тех, кто всерьёз рассматривает отъезд, и становится одной из самых больших преград на пути к осуществлению мечты. Как правило, это связано с непониманием рынка труда за границей, его особенностей, отличий и негласных правил.

Первое отличие: насыщенность рынка труда собственными специалистами

Мы немного избалованы реалиями российского рынка труда. Дело в том, что он с начала 90-х отличается дефицитом хороших кадров из-за несоответствия советской системы образования новой реальности открытого рынка. Именно поэтому у нас долгое время топовые позиции приглашали экспатов или выпускников международных MBA-программ.

Со временем ситуация немного поменялась, но даже в середине нулевых, когда я выпустилась из университета, на мало-мальски квалифицированного выпускника хорошего вуза работодатели буквально слетались, как мухи.

Когда я в 2006 году ходила на собеседования в разные крупные компании после окончания филфака (на минуточку, совершенно непрофильного образования), меня всерьёз собеседовали на позиции в маркетинг, PR, продажи — в сферы, о которых я не знала на тот момент почти ничего. Какие-то варианты я отмела ещё в начале процесса: то компания российская, то зарплата серая, то ездить неудобно, то английский на работе не нужен. А так бы имела работу буквально на следующий день после получения диплома.

В Европе всё совсем иначе. Во-первых, это единое экономическое и трудовое пространство, и конкуренцию вам составляют не только специалисты из той страны, в которой вы ищете работу, но ещё из примерно 27 государств. А экономически благополучных стран в Европе меньше, чем тех, чьё население всячески стремится эмигрировать, поэтому вопрос конкуренции встаёт особенно остро.

Помню, как в первые дни на работе в Милане мои коллеги спрашивали меня, что я забыла после INSEAD в Италии — ведь все молодые итальянцы стараются уехать. С их точки зрения, я в своей жизни и карьере пошла на даунгрейд, а надо было ехать в Швейцарию, Германию, Англию. Я тогда непонимающе улыбалась, но за четыре года в Европе эта тема перестала вызывать у меня улыбку.

Во-вторых, европейский рынок с кризиса 2008 года растёт медленно, что объясняет маленький прирост рабочих мест. Выпускников вузов при этом, несмотря на удручающую статистику про стареющее население, всё ещё довольно много: молодёжь старается учиться, чтобы повысить свои шансы на трудоустройство.

В-третьих, в Европе уже много десятков лет существует высококачественное образование по всем дисциплинам, нужным бизнесу. Людей, умеющих делать то же, что и вы, довольно много, у работодателей больше выбор, и, как следствие, трудоустройство происходит по принципу «проставления галочек» между твоим резюме и тем, что написано в вакансии. Любое совпадение ниже 80% — сразу «в корзину».

Что делать

Важно максимально подробно изучить ту индустрию и специальность, в которой вы хотите работать, и понять, какие ключевые компетенции требуются на рынке. Для этого подойдет как нетворкинг, так и самостоятельное исследование рынка через инструменты вроде LinkedIn и Glassdoor.

Желательно выбрать сферу, в которой у вас есть максимальный опыт, так как смена и географии, и профессии одновременно — очень сложная задача даже для человека с местным образованием и MBA, не говоря уже об остальных.

Следующий шаг — составление резюме и сопроводительных писем таким образом, чтобы выделить самые релевантные компетенции и опыт для новой роли. В идеале все документы нужно формулировать теми же ключевыми словами, которые написаны в вакансии.

Очень важно написать именно профессиональное резюме, составленное с «западным» подходом, а не перевод на английский язык шаблона с HeadHunter. Самая распространённая ошибка, которую я встречаю в резюме российских кандидатов, — типовое перечисление обязанностей и полное отсутствие указаний о том, что именно было сделано, зачем (какую ценность эти действия представляли для работодателя, клиентов, партнеров) и с каким результатом.

Сделав своё резюме максимально понятным и «продающим», соискатели повышают свои шансы на трудоустройство в несколько раз, что подтверждают десятки кейсов в Италии, Швейцарии, Ирландии и других странах.

После того, как вас позвали на собеседование, очень важно правильно подготовиться: изучить методику поведенческих собеседований с ответами в формате STAR. Этот метод на Западе используется куда чаще, чем в России, и не только самыми желанными работодателями вроде Google, Microsoft, но и средним бизнесом.

Легче всего преодолеть барьер отсутствия локального опыта, получив местное или высоко котирующееся международное образование. Молодые специалисты до 25-28 лет поступают на магистерские программы ведущих университетов, а более опытные — на MBA. Опыт тысячи студентов, каждый год уезжающих учиться в Европу или Штаты, показывает, насколько эффективна местная «корочка».

К примеру, около 70% русскоязычных выпускников бизнес-школы INSEAD трудоустраиваются за границей в течение трёх месяцев после окончания учебы и выбирают не из одной страны, а фактически из всего мира — они могут работать везде, где работает бренд школы.

Второе отличие: большая фрагментированность рынка

Когда я уходила из Microsoft в ирландский Google, то была удивлена, насколько европейский рынок «дробный».

В Москве было достаточно того, что я работаю в «информационных технологиях». Здесь же я обнаружила чёткую границу между, к примеру, рынком интернета и программного обеспечения, а внутри программного обеспечения — облачных решений для компаний и компьютерных игр. Они оказались совершенно не связанными между собой реальностями. Ну а рынок ПО и железа — это просто не пересекающиеся галактики.

Подобная фрагментированность делает «боковые» переходы в рамках индустрии особенно сложными и повышает цену ошибки при неправильном выборе специальности.

Что делать

Например, вы всю жизнь работаете в продажах медицинского оборудования, а хотите делать маркетинг подгузников. Самый короткий путь к этому — пойти в маркетинг оборудования в своей компании, потом в маркетинг «консьюмерского» подразделения своей компании, если таковое имеется, а уже после этого — в ту компанию, которую вы изначально хотели.

В Европе это стандартный путь построения новых навыков и опыта на основе имеющихся, поскольку сразу «перескочить» через несколько плохо связанных функций почти невозможно. В России уже начинает прослеживаться такая же тенденция.

Третье отличие: скорость карьерного роста

В России «дорога молодым», и тебя, несмотря на возраст, пол, социальный статус, много куда готовы рассматривать. И «директором» с 200 сотрудниками в подчинении при достаточном уровне амбиций и трудолюбия можно стать и в 28 лет. Недавний пример с назначением главы маркетинга «Сбербанка» — тому яркий пример.

В Европе подобный сценарий просто невозможен. Тут на магистра-то некоторые учатся до 30-35 лет, а первые 10 лет после окончания университета ты считаешься «молодым специалистом», не обладающим навыками ведения широкомасштабных инициатив и влияния авторитетом на других.

В России если к какому-то разумному возрасту вроде 45 лет ты ещё не стал «самым главным», «директором», не заработал свой условный «миллион», то уже как бы и не состоялся. В Европе люди в расцвете сил сплошь и рядом занимают если не начальную, но вполне себе рядовую должность и совершенно по этому поводу не переживают. Потому что культура такая: работа в жизни — не главное, и все понимают, что конкуренция на топовые должности очень и очень высока.

То же касается и зарплатного роста. Инфляция в Европе низкая, и при смене работы на схожую с твоей по уровню о росте зарплаты часто речи не идёт. Более того, я знаю много людей, менявших работу без повышения и даже с понижением зарплаты ради интересных проектов, перспектив, перехода в смежную индустрию.

В Москве мои амбициозные коллеги получают существенные прибавки (30-50%) в зарплате при переходе, поскольку компании всё ещё испытывают дефицит квалифицированных кадров и склонны их «перекупать».

Что делать

Откалибруйте своё решение об отъезде на предмет карьерных амбиций. Готовы ли вы проводить на каждой позиции по 3–4 года или непременно хотите «взрывного роста»? Если второе, то имеет смысл присмотреться к странам, где культура карьерного роста близка к России — например, к США или Австралии.

Четвертое отличие: языковые ограничения

В большинстве стран Европы для адекватного трудоустройства требуется местный язык, а не только английский. Есть даже страны, в которых мультилингвальность, владение двумя-тремя языками — абсолютная норма (Бельгия, Швейцария).

В первую очередь советую рассматривать англоязычные страны (Великобритания, Ирландия), а также географии, в которых располагается достаточное количество международных офисов компаний и где на бытовом уровне не будет непреодолимых сложностей с английским (скандинавские страны, Нидерланды, Кипр, определённые города вроде Берлина).

Также стоит попытаться использовать владение русским языком с пользой для себя. Изучите, много ли человек знает русский в вашей новой географии. Может быть, сочетание рабочего опыта (одного языка, конечно, будет мало) со знанием русского станет ваше уникальной ценностью для какой-то компании?

Проверьте местные русские форумы, а также пройдитесь по вакансиям местных представительств российских компаний. Известно немало случаев, когда люди находили работу в сингапурском «Газпроме» и венском «Сбербанке». Есть ещё консульства и посольства, и даже туда иногда берут на работу не только потомственных дипломатов.

Пятое отличие: спонсорство визы для иностранного сотрудника — всегда дополнительная сложность для работодателя

Что делать

Выбирайте страны, в которых работодатели более благосклонны к иностранцам (например, Ирландия), где есть специальные программы иммиграции по определенной востребованной специальности (Канада) или просто по высокой квалификации и балльной системе (Австралия).

Ещё одна возможная сфера — предпринимательство. Из России иногда кажется, что вот на Западе-то уже всё есть и всё придумано. Но практика показывает, что даже в самых развитых странах есть куча неосвоенных ниш.

Чтобы их увидеть, зачастую достаточно лишь иметь опыт проживания в Москве, Петербурге или другом большом городе, где деньги правят бал и давно существуют разные сервисы вроде заказа уборки дома или доставки пиццы в два часа ночи. Некоторые вещи можно просто брать у нас и делать под копирку в Европе без какой-либо революционной бизнес-идеи.

Самый незатратный способ преодолеть визовые ограничения — устроиться в международную компанию в России и в дальнейшем релоцироваться в один из её международных офисов.

Это проще вам, потому что к моменту подачи заявки вы уже построите все нужные вам связи внутри компании и докажете свою профпригодность. Это выгодно и работодателю, потому во многих странах есть визовые послабления для сотрудников международных офисов той же компании, и ему не придётся искать человека «с улицы» (например, в Штатах релокационная виза L выдается в любое время без участия в лотерее на H1B).

Люди не очень активно используют этот путь, чаще всего из-за того, что не понимают, как правильно задействовать навыки нетворкинга и общаться с начальством. И в результате тратят годы на сдачу экзаменов и накопление нужных «баллов» для иммиграционных документов вместо того, чтобы правильно выстроить отношения в своей собственной компании.

Шестое отличие: стандартные методы поиска работы потихоньку отживают свой век

А на Западе они его уже почти отжили. Ситуация, в которой вы разослали 100 резюме за месяц, и вам никто не ответил, — вариант нормы.

Что делать

Во-первых, примите тот факт, что на Западе работа ищется дольше, чем в России: на поиск хорошей позиции в среднем уходит полгода. Нужно быть к этому готовым психологически и финансово: иметь «подушку» ресурсов и терпения.

Во-вторых, ищите «человеческие» зацепки в компании, которая вас интересует. Мы живём в потрясающе удобном мире, где есть Интернет и LinkedIn, и если уж вам не удалось найти самого нанимающего менеджера, то уж какого-нибудь рекрутера вы найдёте совершенно точно. Премиум аккаунт, позволяющий писать кому угодно напрямую, уже давно стал опцией по умолчанию.

Также нужно стремиться к тому, чтобы найти достаточно широкую сеть людей, которые потенциально могут быть в вас заинтересованы, — сейчас или в будущем. В бизнесе давно известен принцип так называемой силы «слабых связей», смысл которого в том, что чаще всего дают плоды не самые сильные и крепкие наши контакты, а более дальние и поверхностные. Именно они зачастую выводят нас по цепочке на новых людей и расширяют наши горизонты.

В российской культуре, к сожалению, осознанное построение связей имеет определенные негативные коннотации и считается чуть ли не постыдным методом использования других. Однако факт остаётся фактом: успешные профессионалы своего дела годами (а иногда и десятилетиями) не видят в глаза сайтов по поиску работы именно потому, что грамотно выстраивают отношения и в них инвестируют.

Также за границей очень приняты всякие профессиональные форумы, ярмарки вакансий, выставки, живые встречи экспатов и другие способы если не трудоустроиться, то серьёзно нарастить количество и качество своих профессиональных контактов.

К другим креативным методам относится написание статей на профильные темы в профессиональные издания, ведение тематических блогов, частичная занятость приглашенным преподавателем по тематике работы в местном университете. Да даже неглупая публикация на Facebook и LinkedIn может помочь найти работу, так что не пренебрегайте нестандартными способами развития своего бренда на международном рабочем рынке.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления