[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 22, "likes": 25, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "26628", "is_wide": "" }
Maria Łacińska
10 177

Основатели Skyeng, Qlean, Meduza и другие о том, чему их научила работа в «Яндексе»

23 сентября российской интернет-компании исполняется 20 лет.

Поделиться

В избранное

В избранном

23 сентября 1997 года разработчик Илья Сегалович и основатель компании CompTek Аркадий Волож анонсировали поисковую систему Yandex. Проект стал третьим поисковиком в России, но уже в 1999 году попал в семерку самых посещаемых сайтов российского интернета, а в 2001 году обогнал по популярности первую российскую поисковую систему «Рамблер».

Редакция vc.ru поговорила с бывшими сотрудниками «Яндекса» о том, чему их научила работа в компании и как этот опыт помог основать собственный бизнес.

Бывший руководитель службы дизайна геоинформационных сервисов «Яндекса»​

Я пришёл в «Яндекс» в 2007 году, когда компания активно набирала новых сотрудников. Ещё не было и тысячи человек — многие рабочие процессы только-только налаживались. Поэтому, в первую очередь, мне был интересен опыт роста компании, собранной из секты увлечённых и при этом очень профессиональных людей, во что-то более серьёзное.

Сейчас кажется (а тогда, к сожалению, это казалось повседневностью), что нахождение в одной комнате с Воложем, Сегаловичем, Ивановым, Колмановской, Себрантом и многими другими прекрасными коллегами уже было большим уроком. Они учили любить то, что делаешь.

Кроме того, сначала казалось странным, что люди только и делают, что разговаривают, эта манера учила слышать, слушать и договариваться. Ведь многие интересные идеи и продукты в «Яндексе» стали реальностью не благодаря чьему-то указу или распоряжению. Здесь собрались несколько человек и сделали что-то интересное.

Если говорить более приземлённо, в «Яндексе» очень много внимания уделяется организации процессов. Многие инструменты создавались внутри. Например, трекер задач, планировщик и другие. Конечно, сам инструментарий не важен, но мне было полезно наблюдать, как отлаживаются процессы.

Сейчас моя команда растёт и я вижу, что возникают те же самые вопросы организации процессов и выстраивания отношений с коллегами. Возможно, я невольно хочу разглядеть тот «Яндекс», но видно, что если создавать условия, то многие правильные вещи начинают происходить как бы сами собой.

Поэтому, если перефразировать короче, «Яндекс» научил создавать среду, в которой люди могут постоянно расти и делать невероятно классные вещи.

Что уж скрывать, наличие опыта работы в «Яндексе» даёт немного «плюсиков» в общении с потенциальными заказчиками, да и в «Яндексе» остались контакты людей, с которыми можно посоветоваться.

С другой стороны, большой «Яндекс» и маленькая компания — это совершенно разные жанры.

Во-первых, другой темп. Всё же на маленькой лодочке надо очень быстро грести вёслами, а на большом лайнере матросы в основном бегают с палубы на палубу. Во-вторых, волны на море лодка и лайнер воспринимают по-разному.

Работая в «Яндексе», можно рисковать и в случае неудачи, рискуешь, в основном, своей репутацией, а в маленькой команде подобные промахи могут закончиться потерей сотрудников, потому что нечем им будет заплатить.

Андрей Кармацкий
генеральный директор студии Urbica Design

Бывший директор по международному развитию «Яндекса»

Работа в «Яндексе» научила меня тому, что:

— Счастье пользователей не пустой звук, а реально считаемая метрика, ухудшение которой может остановить почти любой проект.

— Умение договариваться с людьми — это фундамент любого проекта. В «Яндексе» не было иерархии и назначенных авторитетов. Или ты умеешь доказать и объяснить свою правоту, или ты вне игры.

— Если на работе ты проводишь больше времени, чем дома, то тебе должно быть хорошо на работе, иначе нет смысла там работать.

— Связи решают всё. Твой успех зависит от размера твоего социального графа и скоростью коммуникации внутри него.

— Мир, в котором решения принимаются на основе данных, может быть гармоничней мира, где правят эмоции. Как ни парадоксально.

Всё это я привнёс в свой текущий бизнес. Без этого опыта я в Skyeng был бы в десятки раз менее результативен.​

Если вы очень крутой специалист в разработке, но не прошли к нам, в Skyeng, конечно же, идите в «Яндекс», это тоже очень крутая школа жизни.

Александр Ларьяновский
сооснователь онлайн-школы Skyeng

Бывший дизайнер «Яндекса»

​Безусловно, работая в такой компании, ты понимаешь про структуру, про процессы, про взаимодействие. То, как это должно быть и может быть выстроено, особенно в ИТ-компании. Для меня это был максимально релевантный опыт.

Самое клевое, что я взял оттуда — это то, что можно назвать корпоративной культурой. «Яндекс» — одна большая семья. Одна из тех компаний, про которую можно сказать, что в ней очень уютно работать. Там потрясающие условия для сотрудников, особенно для инженеров. Это то, чем славится «Яндекс».

Помню, у нас был период, когда мы играли в Counter-Strike по вечерам, и это было слышно на всем седьмом этаже, где сидели топы «Яндекса» и, в том числе Волож. Кто-то из них, проходя, даже спрашивал, чего это сотрудники так орут.

С одной стороны, конечно, все эти прекрасные и удобные условия в такой компании подкупают и привлекают, из этого потом очень сложно выходить в «небезопасную зону». Подобные компании хороши как первое или как последнее место работы. Но когда хочется какой-то жары, интенсива и ада, то скорее надо идти работать в стартап.

В «Яндексе» я работал в отделе маркетинга и дизайна и не состоял в команде какого-то серьезного проекта. В этом смысле наш отдел бы внутренней креативной студией, которая обслуживала множество сервисов.

То, что мне нравится в «Яндексе» — это простая коммуникация, tone of voice. Это все, что касается копирайта, креатива, рекламы и так далее. У «Яндекса» простой и своеобразный язык, на котором компания общается с аудиторией. И это очень классно, мы попробовали использовать это в нашей работе в Qlean.

Александр Коровин
основатель сервиса уборки Qlean

Бывший руководитель отдела «Яндекса» по работе с рекламными агентствами

Работа в «Яндексе» научила тому, что хорошая идея ничего не стоит до тех пор, пока ты пошагово не понимаешь, кто, что, когда и как должен сделать, чтобы все получилось как надо.

Я помню, как Аркадий Волож закрылся в кабинете на несколько дней, обзванивая компании и продавая контекстную рекламу, и вышел с посчитанной воронкой конверсии звонков в покупателей. Ему было важно понять самому, как это может работать. На основе этих данных уже можно было планировать.

Я в основном занималась выстраиванием каналов продаж рекламы. В процессе работы выяснилось, что необходимое условие любой сделки или партнерства — чтобы второй стороне это было нужно не меньше, чем тебе. Поэтому, прежде чем что-то кому-то предлагать, нужно понять, что ему нужно, и как ты можешь помочь. Без этого хорошо договориться не получится.

И что важное правило переговорщика — никогда не говорить «нет». Всегда можно найти кого-то, кто скажет «нет» вместо тебя, а тебе останется предложить качественную альтернативу.

А также, что не стоит говорить или писать того, что даже будучи вырванным из контекста и опубликованным может быть тебе неприятно. Ты волей-неволей отвечаешь за каждое свое слово.

Я выросла в «Яндексе», пришла, когда мне был 21 год, и провела с ним 11 лет. Пришла, когда в нем работало 70 человек, а когда уходила, было, кажется, четыре тысячи. Не то, чтобы я с тех пор что-то сильно пересмотрела.

Я по-прежнему считаю, что если ты хочешь что-то сделать, бери и делай. Если обстоятельства не позволяют сделать так, как ты хочешь, меняй обстоятельства. Если правила игры не позволяют, то меняй правила игры.

Анна Кронгауз
издатель N+1

Бывший руководитель асессоров «Яндекса»​

Я действительно работал в «Яндексе», примерно с 2001 или 2002 года и до конца 2007 (возможно, с перерывами, не помню). То есть, выходит, работать в «Яндексе» я начал примерно в 14 лет. Звучит очень гордо, пока не начинаешь вспоминать, в чем заключалась работа — первые год-два я занимался тем, что заполнял анкеты для «Яндекс.Маркета».

Работа оплачивалась в у.е. за каждую анкету — в админке можно было выбирать, что заполнять. Высоко ценились музыкальные центры, за них давали что-то вроде 1 у.е. за анкету — но и работы было до черта. Дешевле всех шли, кажется, фены.

Это была моя первая работа в «Яндексе», офис тогда еще находился на улице Вавилова. Потом случилась вторая. Оба раза я должен за это благодарить Лену Колмановскую, первого и, насколько я понимаю, единственного главного редактора «Яндекса» — после ее ухода эта должность перестала существовать.

Вторая работа (и это я уже могу точно отследить по удивительным образом не погибшей почте на list.ru) случилась в 2004 году, когда я учился на первом курсе. «Яндекс» тогда уже переехал на улицу Самокатную. Называлась работа действительно гордо — меня назначили руководителем группы асессоров. Руководителем! Я должен был придумывать запросы и отдавать их в админке асессорам (это люди, не роботы).

Они оценивали запросы по какой-то шкале, а я должен был их проверять. Разумеется, я не помню ни шкалу, ни способа оценки — но самое главное, что за два года на этой должности я так и не понял, зачем это нужно. Понятно, что это как-то улучшает поиск — но как? Вообще без понятия.

Помню две детали, одну нестыдную, другую стыдную. Нестыдная такая: где-то на второй год работы я придумал, как можно заменить меня роботом и описал механизм. Мне сказали спасибо, заплатили премию — и я продолжил работать.

Менее приличная история такая: в «Яндексе» я зачем-то должен был появляться два раза в неделю. Но к октябрю 2006 года я уже работал в «Афише» — и туда-то я ходил каждый день. Плюс еще в университет — тоже каждый день.

В «Яндексе» я получал 300 долларов, в «Афише» — 10 тысяч рублей (это было примерно одно и тоже). При этом в «Яндексе» был огромный плюс — там были ланчи. Какие там были ланчи! Какие сэндвичи!

В результате несколько раз в неделю я, приходя из университета в «Афишу» на Пушкинской площади, пару часов работал, потом садился на велосипед и ехал в «Яндекс» в Лефортово обедать. Потом мчался обратно. 6,5 километров до обеда, 6,5 километров — обратно.

К Новому году стало понятно, что так жить нельзя — и из «Яндекса» я уволился. С тех пор «Яндексу» (и особенно Лене) я страшно благодарен, потому что это был мой первый опыт работы, и мало кому везет сразу оказаться в компании, где любят и жизнь, и людей.

С тех пор я считаю себя не очень вправе оценивать «Яндекс», как бы он ни менялся — для меня это часть детства, исключительно приятная, а то, что с тех пор всё поменялось — и без меня скажут.

Прошло уже больше 10 лет, как я там не работаю, но «Яндекс» регулярно напоминает о себе. Дело в том, что в компании есть внутренняя система с анкетами с сотрудниками. Туда можно попасть, но, кажется, невозможно исчезнуть. Поэтому я там есть. И моя фотография, сделанная в какую-то пятницу в ныне несуществующем клубе «Апшу», тоже.

Почему я это помню? Потому что каждый мой знакомый, устраивающийся в «Яндекс» на работу, считает необходимым найти меня на этом сайте, сделать скриншот и прислать.

Илья Красильщик
издатель Meduza
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления