[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u043b\u043e\u043a\u0447\u0435\u0439\u043d"], "comments": 60, "likes": 44, "favorites": 36, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "27240" }
Vladislava Rakhmanova
16 395

«ICO — новая норма, хотите вы этого или нет»

Бывший заместитель гендиректора «ВКонтакте» и сооснователь Blackmoon Financial Group Илья Перекопский о том, почему блокчейн неизбежно изменит мировую экономику.

Поделиться

В избранное

В избранном

Илья Перекопский

Сейчас, когда на эту тему заговорили даже консервативные федеральные каналы, сложно найти человека, который не слышал о блокчейне, криптовалюте и ICO. Независимо от того, нравится вам это или нет, понятия плотно и надолго входят в нашу жизнь.

Непонимание сути — корень недоверия. Блокчейн — это технология. Пожалуй, это всё, что нужно знать. Вокруг достаточно технологий, которые до сих пор понятны далеко не всем: интернет, беспроводная связь, смартфон.

Как и эти три технологии, позволяющие, например, заказать отель на другом конце Земли с помощью суперкомпьютера размером с ладонь, пока вы едете в автомобиле незнакомого человека, также заказанном через телефон, блокчейн изменит нашу жизнь к лучшему. Ключевое преимущество этой технологии — устойчивость к фальсификации.

Вслед за блокчейн-технологией появились криптовалюты. Фактически это электронные деньги, обмен которыми, во-первых, не требует участия посредников в виде банков, а во-вторых, обеспечивает прозрачность сделок. Всё это благодаря устойчивости блокчейна как технологии к фальсификации и распределённому хранению информации.

Создавая криптовалюты или токены, компании предлагают купить их инвесторам. Собственно, это и есть ICO — предложение инвесторам купить вновь созданную криптовалюту (initial coin offering — первичное предложение криптовалюты или токенов).

Криптовалюты и токены для обывателя могут казаться одним и тем же. На самом деле, разница есть, и её можно описать, используя следующую аналогию: криптовалюта — аналог рубля или доллара, а токен — «спасибо» от «Сбербанка» или бонусные мили на карточке.

В отличие от обычных денег, некоторые криптовалюты «умные». Например, умеют сами передавать себя от одного держателя другому, если это предусмотрено контрактом. Представьте, что ваш кошелёк сам платит за коммунальные услуги, и для этого не требуется участия внешней автоматики в виде банка.

Может звучать дико, но, во-первых, в США, в отличие от России, банки по умолчанию предоставляют услугу автоматического списания средств со счёта, а, во-вторых, любая транзакция более надёжна, когда в ней меньше посредников. В свете последних «оздоровлений» банков, которые использовали средства вкладчиков, финансируя проекты бенефициаров, последний тезис выглядит весьма убедительным.

Последнее время стало модным кричать о том, что криптовалюты — это пузырь и вообще очень-очень плохо. Что интересно, разумных доводов не приводится. В лучшем случае условный аналитик или эксперт, которых в последнее время развелось немало, произносят страшное слово «дотком».

Однако стоит вспомнить, что так называемый бум интернет-компаний или доткомов случился больше 17 лет назад, и тот самый аналитик, скорее всего, зевал на уроке алгебры 10 марта 2000 года, когда фондовый индекс NASDAQ достиг своего пика. Потому все его знания о буме доткомов сводятся к 78-процентному падению индекса.

При этом случайно или намеренно забывают, что именно этот период подарил нам такие компании, как Amazon, PayPal, eBay, Netflix и Google. А также умалчивают про тот неудобный факт, что более половины компаний, основанных во время бума, всё ещё работали вплоть до конца 2004 года — то есть спустя четыре года после кризиса, а также таких событий, как атака террористов на здание Всемирного торгового центра и последовавшая война в Ираке. В общем, не такой уж был страшный этот дотком.

Что касается профессионализма аналитиков, то хотелось бы привести цитату из The New York Times от июля 1998 года: «[Эта компания], скорее всего, ничего из себя не представляет: она теряет деньги — $9,3 млн за первый квартал — и почти не имеет материальных активов». Речь шла об Amazon, акции которой сейчас показывают пятидесятикратный рост по сравнению с серединой 1998 года. То есть вложивший $20 тысяч тогда, сегодня стал миллионером.

Блокчейн имеет все основания повторить судьбу интернета 18 лет назад: первичная эйфория, скепсис, расширение применения, коррекция ожиданий, повсеместное использование. Вместе с тем скорость адаптации технологий в последнее время увеличивается: и блокчейн может стать повсеместно применимым гораздо быстрее, чем в своё время интернет.

Уже сегодня эта технология применяется в системе управления поставками для обеспечения прозрачности всех этапов, которые проходит продукт с момента его производства и до попадания на прилавок.

В Британии потребительские кооперативы используют блокчейн, чтобы отслеживать легальность вылова рыбы в определённом месте. Торговый гигант Walmart отслеживает поставки мяса из Китая аналогичным образом. Wells Fargo контролирует перевозку хлопка из Техаса. Visa и DocuSign используют блокчейн для повышения удобства оплаты аренды автомобиля.

Например, «Мегафон» разместил облигации на полмиллиарда рублей, используя блокчейн. Другие финансовые технологии тоже не стоят в стороне. Криптовалюты получают всё более широкое распространение по миру. Многие страны, осознавая прорывной характер технологии, идут навстречу рынку.

Так, например, в Японии официально разрешено использовать биткоин в качестве платёжного средства. Швейцария подтвердила, что криптовалюты не облагаются НДС. У России также есть шанс стать мировым лидером в этом направлении, благодаря тому, что многие разработчики криптовалют так или иначе связаны с Россией.

И это едва ли не единственная индустрия, в которой предприниматели из России радостно встречаются мировым сообществом. Всё, что нужно, — это отказаться от традиционного «держать и не пущать» в пользу того, чтобы разобраться и предложить понятные правила игры.

В Британском парламенте в своё время всерьёз обсуждали запрет поездов, поскольку они могли испугать коров и привести к перебоям с поставками молока. Долгое время человечество считало, что тяжёлые летательные аппараты не могут держаться в воздухе. В 1977 году прозвучала фраза о том, что иметь компьютер в доме не имеет смысла.

Все эти позиции оказались ошибочными. Блокчейн изменит мир, хотим мы этого или нет. Тех, кто разберётся и применит, ждёт успех, тех, кто будет медлить, — судьба печатных изданий, вытесненных интернет-медиа.

#блокчейн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления