[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0435\u043b\u043e\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440\u0430"], "comments": 3, "likes": 11, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "27454", "is_wide": "" }
Andrey Frolov
3 288

Дело Роскомнадзора: что мы знаем о нём спустя сутки

Департамент с «подснежниками», домашние аресты и молчание официальных лиц.

Поделиться

В избранное

В избранном

11 октября источник vc.ru рассказал о том, что трое чиновников Роскомнадзора — пресс-секретарь Вадим Ампелонский, руководитель правовой службы Борис Едидин и глава аппарата ведомства (он же советник гендиректора ФГУП «Главный радиочастотный центр») Александр Весельчаков — стали фигурантами дела о мошенничестве. Это подтверждалось данными из картотеки дела Чертановского суда Москвы и заявлением пресс-службы суда.

В чём подозревают чиновников

Ампелонский, Едидин и Весельчаков подозреваются в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). В Уголовном кодексе говорится, что эта статья применяется если:

  • мошенничество совершила организованная группа лиц;
  • преступление совершено в особо крупном размере (с ущербом от одного миллиона рублей);
  • в результате действий гражданин России лишился своего права на жильё.

Такие действия наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей. Также возможно ограничение свободы (без помещения в тюрьму) на срок до двух лет.

Официально чиновникам не предъявлены обвинения, суть подозрений тоже не раскрывается. Адвокат Ампелонского сказал ТАСС, что из протокола следствия невозможно понять, в чём подозревают пресс-секретаря. Фабулу обвинения он не раскрыл, сославшись на подписку о неразглашении материалов следствия, но сказал, что «там нет ничего криминального».

Расследованием дела занимается следственное управление по Южному округу Главного следственного управления СК РФ по Москве. Следственный комитет ещё не объявлял о расследовании против чиновников.

Версия дела

О ситуации в Роскомнадзоре говорят сразу несколько источников. Их слова можно объединить в одну картину:

В 2012 году (или позже, так как Ампелонский пришёл в Роскомнадзор в конце 2013 года) чиновники ведомства создали схему по выводу бюджетных средств (данные BFM). Деньги выводились через департамент в ГРЧЦ, в котором числились «мёртвые души» или «подснежники» — люди, которые официально там не работали (данные РБК, «Опер слил», Mash).

Средства, которые проводились через несуществующих сотрудников, не похищались («Лента.ру»), а использовались для выплаты прибавок к «очень небольшой» зарплате сотрудников (BFM). Кто именно получал деньги, неизвестно. За всё время таким образом было выведено около 29,2 млн рублей, однако следствие оценило ущерб только в 20,1 млн (данные BFM, по версии Mash, департамент получал «миллионы рублей ежемесячно»).

Официально ни один из этих фактов ни подтверждался, ни опровергался.

Что с фигурантами

Все три чиновника, попавшие под подозрения, находятся под домашним арестом с 5 октября и до 7 ноября. Изначально следствие просило заключить Ампелонского и Едидина под стражу, но суд выбрал для них домашний арест. Весельчакова изначально просили оставить под домашним арестом.

Ампелонский уже обжаловал решение о домашнем аресте и отказался признавать вину, передал его адвокат. Дата рассмотрения жалобы неизвестна.

Адвокат Бориса Едидина сказал BFM, что не видит в действиях его подзащитного состава преступления. «Борис Александрович виновным себя не признал. Исходя из тех данных, которые были представлены в суд и которые у нас имеются, в его действиях отсутствуют состав какого-либо преступления, а тем более мошенничества», — заявил защитник.

По данным BFM, Весельчаков частично признал вину и сказал, что существовали «формальные нарушения при выплате зарплат». Факт мошенничества или хищения денег он не признал.

Что неясно в деле

  • Почему дело замалчивалось с самого начала, если первые заседания прошли ещё 5 октября.
  • Почему никто из официальных лиц, включая главу Роскомнадзора Александра Жарова, не комментирует ситуацию.
  • В чём именно подозреваются чиновники и, если общая версия, собранная по источникам СМИ, подтвердится, какая роль была у каждого из них.

#делороскомнадзора

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления