[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0438\u043d\u0433","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e"], "comments": 66, "likes": 136, "favorites": 24, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "29526", "is_wide": "" }
Никита Евдокимов
29 146

«Больше всего удивило, что они даже скопировали мою фотографию — это очень смешно»

Основатели бразильской digital-студии Super Duper о скандале с Black Target и местном digital-рынке.

Поделиться

В избранное

В избранном

13 ноября пользователь Facebook Назар Сокуров обратил внимание, что агентство веб-разработки Black Target скопировало дизайн своего сайта у бразильской студии Super Duper.

Агентство изменило цвет элементов и шрифты, однако оставило фотографию арт-директора Super Duper Виктора Артура: он превратился в руководителя направления мобильной разработки Владислава Касаткина.

Позже в тот же день с сайта Black Target пропала анимация, примеры работ и портреты сотрудников. Его представители отказались от комментариев. Агентство входит в группу компаний Black Star Inc, которая принадлежит популярному российскому музыканту Тимуру Юнусову, известному под псевдонимом Тимати.

Помимо агентства в группу компаний входят музыкальный лейбл Black Star, бренд одежды и сеть магазинов Black Star Wear, а также сети бургерных Black Star Burger.

Редакция vc.ru связалась с сотрудниками Super Duper и узнала, как они отреагировали на происшествие. Кроме того, они рассказали о местном digital-рынке и популярных в Бразилии сервисах.

Команда Super Duper. Стоят (слева направо): Виктор Артур и Родриго Коррея. Сидят: Ава Араужу и Марси Шип

В начале 2016 года трое друзей-дизайнеров из Сан-Паулу — Виктор Артур, Марси Шип и Ава Араужу — основали креативную студию Super Duper. Ранее они учились вместе в одном университете, затем работали в крупных агентствах, а потом поочередно уволились и стали фрилансерами.

Основав студию, партнеры столкнулись с проблемой: они ничего не понимали в управлении бизнесом. Поэтому в марте 2017 года они пригласили Родриго Коррея, который стал директором компании.

Объединение позволило им брать более сложные заказы: заниматься web- и мобильной разработкой, брендингом, фото- и видеосъемкой. Например, в августе 2017 года студия завершила проект для коллаборации бренда шампанского Chandon и команды «Формула 1» Honda McLaren: разработала визуальный стиль, подготовила оформление для мероприятия и создала мобильное приложение.

Также студия занималась разработкой рекламной кампании для новой коллекции ювелирных украшений бренда H.stern, редизайном сайта продакшена Station Film и другими проектами.

По словам руководителя Super Duper Родриго Корреи, в Бразилии сейчас экономический спад. Поэтому бренды уходят от крупных международных digital-агентств вроде Y&R или Leo Burnett к маленьким командам, которые берут за свои услуги меньше.

«Например, разработка мобильного приложения в крупной студии будет стоить $70 тысяч, у нас — $45 тысяч. Мы рискнули открыть компанию во время кризиса, но, похоже, сделали это в подходящее время», — рассказывает он.

Помимо международных агентств, в Бразилии работают свои собственные крупные студии. Например Africa и DPZ. Также появляются молодые команды: Estudio Arnold, Papaya Madness и Estudio Pum.

Одно из направлений работы Super Duper — разработка сайтов. В 2017 году их собственный сайт получил специальные награды от сообществ дизайнеров Awards и Cssdesignawards. По мнению Артура, разработчики Black Target могли заметить его там.

В интервью vc.ru он отметил, что когда обман вскрылся, команда Super Duper отнеслась к ситуации с юмором.

Расскажи, как вы узнали о том, что Black Target позаимствовали дизайн вашего сайта?

Виктор Артур: Благодаря публикации Назара Сокурова: он отметил наше агентство. Мы перевели текст записи, перешли на сайт Black Target и очень удивились. Больше всего удивило, что они даже скопировали мою фотографию — это очень смешно.

Но с другой стороны, если работу дизайнера кто-то копирует, — для него это комплимент. Увидев мое фото на сайте Black Target, больше всего веселились мои друзья: теперь они называют меня Виктор Владислав. И спрашивают, не переехал ли я в Россию. А мне весело.

Кроме того, я родом из региона Парана, это удивительное место — там постоянно происходит какая-то непонятная дичь. Например, однажды мужчина проглотил вилку, пытаясь почесать горло. Поэтому мы называем его «русская Бразилия». Это, конечно же, добавило шуткам остроты.

Марси Шип: Да, мы шутили над всем, что только приходило в голову. А друзья с Facebook предупреждали Виктора, чтобы он не связывался с «русскими гангстерами».

Но мы их не боимся, у нас есть Гретчен — «королева мемов», она его спасет (Мария Миранда — некогда популярная бразильская поп-певица, которая снова прославилась в интернете благодаря эксцентричному поведению. В США стала известна после съемок клипа Кэти Пэрри Swish Swish — vc.ru).

Один из мемов о Паране

Как вы узнали, что Black Target связано с Тимати?

Шип: Сперва мы думали, что наш дизайн украло простое агентство — мы не знали, что оно принадлежит знаменитости. Но потом нашли информацию в интернете, и картина сложилась.

Артур: Я очень удивился: «Это тот самый парень из клипа Welcome to St. Tropez» — лет восемь назад его песня была в Бразилии настоящим хитом. Я тогда в университете учился. Но мы думали, что это просто рэп-исполнитель — не знали, что он так поднялся: у него свой музыкальный лейбл появился, модный бренд и так далее.

Вы впервые оказались в такой ситуации?

Шип: Обычно мы видим какие-то похожие работы, но нельзя сказать, что их авторы своровали дизайн.

Артур: В digital-сфере бывают отсылки, когда студии заимствуют какие-то визуальные элементы друг друга и пытаются адаптировать их под свои проекты.

Но это именно заимствование, а не копирование. Если сравнить скриншоты нашего сайта и сайта Black Target, то очевидно — дизайн один и тот же, они просто поменяли цвета элементов.

Вы слышали о каких-нибудь российских сервисах или сервисах с российскими корнями? Например, о Telegram.

Шип: О, я не знала, что у него российские корни.

Да, его основал Павел Дуров. Он же основал соцсеть «ВКонтакте» — это российский Facebook.

Артур: В Бразилии достаточно много людей используют Telegram — но самый популярный мессенджер — WhatsApp. О Telegram впервые услышали, когда у нас возникли проблемы с WhatsApp (в декабре 2015 года местный суд приостановил работу WhatsApp, Telegram за сутки набрал 4 млн новых пользователей. В мае 2016 года ситуация повторилась — vc.ru).

Тогда все словно сошли с ума и стали в панике искать альтернативный мессенджер.

Шип: Несколько моих знакомых пользуются Telegram. А «ВКонтакте» у нас используют драгдилеры.

А какая у вас самая популярная соцсеть? Facebook?

Шип: Зависит от возраста аудитории.

Артур: Facebook — для более возрастной аудитории, молодежь предпочитает Instagram и Snapchat.

Как насчет приложений для доставки еды? У нас есть Delivery Club, Uber Eats, и другие сервисы.

Шип: А мы пользуемся iFood. Это крупнейший сервис по доставке еды в Бразилии (в 2016 году iFood приобрел конкурента Hellofood Brazil и привлек $30 млн — vc.ru).

Какими такси-сервисами пользуетесь?

Артур: Самые популярные — Uber и Cabify.

Шип: Также у нас есть специальное такси для женщин — Lady Driver. Там все водители — женщины. Я часто им пользуюсь, мне нравится.

Артур: Да, у нас небезопасно ездить в темное время суток, к тому же были случаи, когда водители-мужчины насиловали пассажирок. Поэтому появилось специальное приложение для женщин.

В США есть Кремниевая долина. Есть ли что-то подобное в Бразилии?

Артур: Большая часть стартапов находится на юге страны. Хотя в любом крупном городе много стартапов, Сан-Паулу не исключение. Это самый крупный экономический центр в стране, поэтому у многих компаний тут свои филиалы.

Коррея: Другие крупные финансовые центры — Рио-де-Жанейро, Белу-Оризонти, Бразилиа, Куритиба, Порту-Алегри и Ресифи.

Араужу: Но вообще у нас сейчас в разгаре кризис, покупательская способность падает. На подъеме компании, которые пытаются привнести новые технологии в агробизнес.

Артур: Да, у нас резко просела национальная валюта: в январе 2014 года доллар стоил 2,3 реала, а в сентябре 2015 года курс доллара резко вырос до 4,1 реала — почти в два раза. Сейчас доллар стоит 3,2 реала.

Сколько стоит аренда однокомнатной квартиры?

Араужу: Дорого. Сан-Паулу — это самый дорогой город в стране. Я плачу $500 за аренду комнаты в трехкомнатной квартире в самом центре города (по данным сервиса для сравнения уровня жизни Numbeo, аренда однокомнатной квартиры в центре Сан-Паулу в среднем стоит около $590, аренда трехкомнатной — $1170. Аренда однокомнатной и трехкомнатной квартиры на окраине города — $420 и $775 соответственно — vc.ru).

Сколько в среднем стоит аренда офиса в Сан-Паулу?

Коррея: Стоимость офиса на шесть-восемь человек колеблется от $800 до $1500 в месяц в зависимости от региона. Нам попадалось выделенное помещение в коворкинге за $2,5 тысяч.

А сколько в среднем зарабатывают иллюстраторы, UI/UX-дизайнеры или разработчики? Например, специалисты с опытом работы от одного до трех лет?

Коррея: Где-то около $1200 в месяц.

Последний вопрос: какие самые популярные услуги на рекламном рынке?

У крупных брендов пользуется спросом размещение в масс-медиа — например, на телевидении. Но постепенно они начинают использовать программатик и performance-маркетинг. Хороший пример — региональный офис международной консалтинговой компании Accenture. Также на подъеме SMM — в Facebook и Instagram.

#маркетинг #интервью

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления