Екатерина Нальская
20 563
Блоги

Семь смертных грехов офисной работы. Или почему я никогда не вернусь в офис

Партнёр и руководитель проектов коммуникационного агентства Brainity Communications Екатерина Нальская — о том, с чем может быть связана аллергия на работу в офисе и как найти от неё лекарство.

Поделиться

В избранное

В избранном

Свои карьерные «многолет» я в основном провела в офисе. Как провела — проработала, прожила, проэволюционировала. Сначала как рядовой сотрудник, много позже — как руководитель. К тридцатнику выработалось стойкое нежелание ассоциировать себя с офисной работой. Если совсем откровенно, это желание обрушилось на меня в первую же неделю работы на себя и с тех пор только укоренялось.

Я отнюдь не претендую на истину в последней инстанции. Всё нижеизложенное — плод моего личного опыта работы по разную сторону баррикад и взаимодействия. Мои семь причин, почему жизнь в уютненьких офисных стенах — не для меня.

Грех первый. Несправедливость

Отвращает отсутствие логики и справедливости в большинстве российских компаний по отношению к рабочим лошадкам. Тут в пору ввернуть бородатый анекдот про лошадь, которая работала лучше всех, но так и не стала председателем колхоза. Потому что на хороших девочках и мальчиках начальство будет ездить, хвалить их и ставить в пример, но вряд ли это положительным образом скажется на зарплате сотрудников и продвижении по службе.

Особенно, если вам чуть больше двадцати лет, особенно, если вы девочка, особенно если вы умная девочка. У меня, например, топтание на стартовом месте работы заняло семь лет: с похвалой; грамотами и благодарностями с занесением в личное дело; с ответственными задачами, которые, кроме меня, конечно, никому не под силу; и с совершенно смешной зарплатой, которая вообще не хотела расти.

Вырваться из этого порочного, нелогичного, несправедливого круга получилось, только сбежав по личным причинам из города под мольбы остаться и заламывание рук. Оно и понятно — где ещё такую дуру найти?

Много лет спустя один хитрый собственник бизнеса, с которым меня свела судьба, предпочитал вместо повышения зарплаты в связи с увеличением объёма работы короновать сотрудников разными звучными должностями. И вот сидишь ты такой красивый коммерческий директор или главный редактор, а то и главред, и генеральный в одном флаконе с зарплатой 30-40 тысяч рублей и думаешь: или лыжи не едут, или я…

Грех второй. Скука

В какой-то момент действительно становится нестерпимо скучно выполнять один и тот же алгоритм действий изо дня в день. Одна компания, один продукт, один неизменный перечень задач, одни и те же люди вокруг, один маршрут от работы до дома.

Даже если работа поначалу кажется интересной, в итоге большинство неизбежно приходит к апатии и потере всякой мотивации, предпочитая существовать в этой матрице с понедельника по пятницу, отсчитывая минуты до конца рабочей каторги. Удел меньшинства — выгорание. Но это — совсем другая история.

Грех третий. Нерациональность

Такой бездумной траты времени, как рабочий день в среднестатистической российской компании, — ещё поискать. Несчастные тела каждое утро едут в переполненном транспорте на работу, чтобы при каждом удобном случае попивать кофе, убивать в себе лошадь в курилке, трепаться с коллегами, сёрфить в халявном интернете, зависать в соцсетях, бегать на обед, придумывать конфликты с «сокамерниками», придумывать с ними же романы, не работать.

Если начальству скучно и оно хочет самоутвердиться, вас будут гонять на бесконечные совещания и показывать графики. Картинка, конечно, утрированная, но в целом, с некоторыми отклонениями от курса, так оно и обстоит. В абсолютном большинстве случаев.

И если даже вы — тот самый редкий экземпляр из первого пункта, то работать вам всё равно не дадут: с вами будут вести душеспасительные беседы, в лучшем случае — о курсе биткоина и о том, нужно ли ехать на Олимпиаду под нейтральным флагом.

В худшем — о «руках-базуках» и «мало половин», обсуждать крысу Ольгу из бухгалтерии и новую секретаршу боса, бесконечно собирать деньги на рождения, свадьбы, похороны, разводы, таскать на совещания, корпоративы и прочие сомнительные мероприятия.

Грех четвёртый. Несвобода

Если вы — нанятая единица, то от вас вообще ничего не зависит. Вообще. Ничего. Вы — какая-то такая нелепая деталь в ещё более нелепом механизме, созданном для того, чтобы кого-то на самом верху раздувало от собственной важности и размеров зарплаты. Ваши мысли, идеи, предложения всегда будут чем-то не слишком ценным, потому что — ну, собственно, кто вы такой, «понабирают по объявлению».

И это всегда такой сложный компромисс с собой — сидеть и не отсвечивать, перечислений на карточку дважды в месяц ожидать. Допускаю, что так далеко не всегда и везде, но опять же — дело в степени доверия, и никогда нанятый сотрудник не встанет на одну ступень с руководством.

Грех пятый. Необходимость социального взаимодействия

Вот это вообще — причина из причин. Сегодня модно быть интровертом, социопатом, социофобом и всем таким нереально печально-загадочным. А если речь не о моде, а о вполне устоявшемся образе жизни, когда лучший друг один, он же любимый человек (есть ещё пара приятелей и мама в Skype по четвергам), то сидеть ежедневно в аквариуме с массой, извините, я всё-таки напишу это слово, планктона и прочих разноцветных рыбёшек, — становится тем ещё квестом.

Мало того, что вы этих людей не выбирали, они вам, в лучшем варианте, просто неинтересны, несимпатичны, навязаны, у вас разные интересы и взгляды на мир. Вы не можете сосредоточиться, вас бесконечно отвлекают, простейшая задача растягивается на какой-то постыдный срок, потому что сконцентрироваться в этом непрекращающемся интершуме просто невозможно.

А ещё со всеми сослуживцами, вплоть до охранника дяди Васи, нужно отчего-то делиться подробностями своей личной жизни, улыбаться, выслушивать, включаться, тратить энергию и время, отвлекаться, взаимодействовать.

Грех шестой. Режимность

Вообще очень сомнительная идея — загонять людей в какие-то временные рамки и в специально построенные здания, чтобы они там что-то такое полезное для какого-то дяди делали. Конечно, если это не завод. И если во вторник с девяти утра до шести вечера вас не посетило вдохновение, озарение, желание горы свернуть, идея, как решить поставленную задачу наилучшим образом, то всё это превращается в какую-то вселенскую бессмысленность.

Вы просто все положенные вам по трудовому кодексу восемь часов тупо пялитесь в монитор, а вам за это ещё и деньги заплатят. Вся офисная работа рано или поздно превращается в какой-то театр абсурда, а сотрудники — в виртуозных актёров, изо дня в день играющих занятость и вовлечённость, потому что таковы роли и правила игры.

Сейчас, когда у меня есть задача и возможность самой выстраивать свой рабочий день, я эффективнее себя прежней — офисной — раз в 15-20. Это я сравнила по количеству задач, выполненных, например, за месяц тогда и сейчас.

Когда нет этих рамок: временных, организационных, — какое же это невероятное удовольствие просидеть за задачей до шести утра или всё воскресенье. Не потому что надо, а потому что это твоё: твоя ответственность, твой драйв, твой потенциальный успех.

Грех седьмой. Ограниченные финансовые возможности

Какая бы высокая должность ни значилась на вашей визитке, зарплатного потолка вы всё равно рано или поздно достигнете. На вольных хлебах потенциала в этом смысле куда больше. Конечно, и головной боли в разы увеличится, и стабильности станет поменьше, и с социальным взаимодействием всё-таки придётся что-то делать — с клиентами ведь надо как-то работать.

И даже если офис вы поменяли на фриланс, а не на собственный полноценный бизнес, размер вашего гонорара всегда будет прямо пропорционален тому, насколько усердно вы трудитесь. И в этом, наверное, ключевое отличие от найма. В свободном от офисов и наёмной работы мире всё исключительно логично и справедливо.

Итог

До вольных хлебов, если вы испытываете нечто подобное, находясь в найме, конечно, нужно ещё доплыть, попутно нахлебавшись всякого. Нарастить профессиональную кожу, что-то из себя представлять, изучить себя, понять, расставить приоритеты. И «хлеба» эти, понятно, не каждому придутся по вкусу и не каждый стремится.

Но очевидно, чем более свободен исполнитель (во всех смыслах), тем эффективнее сложится ваше с ним сотрудничество. Верю, что настанет время, когда законсервированное сознание российских работодателей изменится.

И лучше бы ему уже начинать это делать, ведь поколение миллениалов, с которыми компании будут иметь дело в ближайшем будущем, родилось совсем с другой ментальностью — несвобода и предопределенность точно не для них.

{ "author_name": "Екатерина Нальская", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 200, "likes": 55, "favorites": 45, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "30989", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]