Тимур Чубаков
701
Блоги

Разбор ICO компании Munchee: под давлением SEC пользователям вернули деньги, потраченные на криптовалюту

Запоздалый, но детальный анализ кейса компании Munchee Inc, которая в октябре–ноябре 2017 года решилась на ICO, но после вмешательства SEC (Комиссии по ценным бумагам и биржам) была вынуждена вернуть инвесторам собранные деньги.

Поделиться

В избранное

В избранном

Статья может быть интересна тем, кто интересуется казуистикой американского законодательства.

Что такое Munchee Inc и чего она хотела

Munchee App — приложение для iOS, пользователи которого могли фотографировать еду и выкладывать обзоры на рестораны. Приложение было доступно только на территории США, в основном им пользовались в Калифорнии. Компания Munchee Inc была зарегистрирована в налоговой гавани в штате Делавэр.

Основатели сервиса разработали план дальнейшего развития приложения на 2018 и 2019 годы, который должен был реализоваться в первую очередь на средства, собранные в процессе ICO. В планах компании был выпуск 500 млн MUN токенов, разработанных на базе протокола Ethereum, общей стоимостью около $30 млн.

При этом на первом этапе планировалось реализовать половину токенов на сумму в $15 млн, а на ранних стадиях можно было получить скидку 10-15% от начальной цены. Был установлен следующий курс: 1 эфир или 1/20 биткоина = 4500 MUN. На Ноябрь 2017 эфир стоит около $300, а биткоин — около $6500.

Деньги планировалось направить на развитие проекта, найм команды и продвижение приложения (75%); поддержку четкой работы экосистемы MUN (15%) и на решение различных юридических вопросов, чтобы удостовериться, что MUN соблюдает законы всех юрисдикций, где планирует работать (10%).

Вторая половина токенов должна была обеспечивать жизнь экосистемы в будущем, в том числе из них планировалось выплачивать вознаграждения участникам и обеспечивать операционную деятельность экосистемы.

Экосистема MUN

О своих планах Munchee сообщила миру через свои страницы в Facebook, Twitter, BitcoinTalk, на своем сайте, а также запустила целую рекламную кампанию, раскрывающую преимущества экосистемы MUN.

Munchee собиралась платить пользователям приложения токенами за написание обзоров, в то же время Munchee планировала получать с ресторанов плату за рекламу в приложении, а также брать комиссию за покупки внутри приложения. Предполагалось, что посетители могли бы приобретать в ресторанах еду за токены MUN, а рестораны в свою очередь поощряли бы своих посетителей, которые написали отзыв, токенами.

Логика следующая: бизнес заходит в экосистему — экосистема получает больше рекламы на тех же площадках — стоимость рекламы растёт — стоимость токенов MUN увеличивается — операции с токенами внутри системы увеличиваются — участники получают больше токенов — больше бизнеса заходит в экосистему.

Круг замкнулся.

Очень важный момент, на который обратили внимание в SEС, заключался в том, что Munchee оставляла за собой право в будущем, когда рестораны начнут платить за рекламу, уничтожать токены, то есть выводить их из оборота, тем самым повышая стоимость токенов MUN.

Логика тут простая: большее число операций в системе на фоне уменьшения количества токенов приведут к управляемому дефициту, который будет повышать стоимость оставшихся в обороте токенов.

Были и планы свободной торговли токенами на вторичном рынке.

Тест Howey

Один из главных рисков и вопросов при запуске ICO заключается в определении юридической сути выпускаемого токена, в частности, чтобы избежать попадания под действие законов США о ценных бумагах, необходимо доказать, что токен не является ценной бумагой.

В White Paper основатели MUN утверждали, что проверили свой токен на прохождение так называемого теста Howey и пришли к выводу, что их токены не являются ценной бумагой.

В законе (акты 1933 и 1934 годов) поименованы виды ценных бумаг, но есть также конструкция под названием инвестиционный контракт (investment contract), под которую можно подвести практически любой вид нового инструмента, который по духу схож с ценной бумагой.

В США есть несколько тестов, которые родились в судебных процессах и позволяют проверить, является ли тот или иной инструмент ценной бумагой в том смысле, в котором его видит законодательство США. Один из них — тест Howey, который звучит следующим образом.

Тест проверяет, имеются ли признаки (1) инвестирования денег (2) в общее предприятие (3) с ожиданием доходов, (4) которые появляются преимущественно от результатов деятельности промоутеров и третьих лиц.

Оригинал: The test checks whether there is (1) an investment of money (2) in a common enterprise (3) with an expectation of profits (4) which are derived solely from the efforts of the promoters or third parties.

Почему токены MUN не прошли Howey

Токены MUN не прошли по третьему и четвёртому пунктам.

(3) инвесторы ожидали доходов (4) от усилий третьих лиц.

SEC решили, что потенциальные инвесторы имели все основания полагать, что вложение в токены MUN принесет им прибыль в будущем, в том числе если Munchee будет иметь успех как бизнес благодаря усилиям руководства. И ожидания прибыли инвесторов никак не были связаны с их собственными усилиями по развитию экосистемы.

SEC обосновывала свои заключения, ссылаясь на различные статьи и материалы, которые сами же MUN и публиковали. 30 октября 2017 в статье «7 причин, почему ты должен участвовать в ICO MUN», ими было сказано следующее: «Чем больше людей придёт в платформу, тем выше будут оцениваться ваши токены», пользователи токена смогут наблюдать как растет цена (на токен)»

Кроме того, был добавлен пункт про изъятие монет из оборота для повышения цены. Munchee проводила различные подкасты, где представители компании раскрывали логику экосистемы. В конце октября на странице проекта в Facebook появилась запись некоего криптовалютного энтузиаста, в которой была опубликована информация, утверждавшая, что токены MUN дают 199% прирост к цене. Данный энтузиаст утверждал, что $1000 вложений может дать по итогу $94 000.

SEC также обратила внимание на то, что усилия владельцев Munchee были направлены не на продвижение приложения в среде ресторанов и рестораторов, то есть там, где планировалось использовать продукт, но только в среде публики, интересующейся криптовалютами.

К тому же они предлагали токены MUN за продвижение проекта и перевод материалов на другие языки, чтобы инвесторы из других стран, таких как Южная Корея, Россия и другие, узнали о проекте. Около 300 человек участвовали в этом процессе.

Munchee подчеркивали, что их команда обладает всеми необходимыми навыками, чтобы успешно развивать проект. Потенциальные покупатели понимали, что их будущая прибыль, то есть разница между ценой покупки токена и его ценой в будущем, зависит от того, удастся ли команде Munchee поднять экосистему.

В общем, ребятам из SEC показалось, что проект Munchee имеет признаки инвестиционного контракта. 1 ноября 2017 года, после звонка из SEC, продажи токенов MUN были остановлены, а все собранные средства были возвращены покупателям. За это время около 40 человек успели купить MUN на общую сумму в 300 эфиров ($60 тысяч).

Контролёры из SEC определили, что в случае с токенами MUN прибыль инвестора проистекает из значительных предпринимательских и управленческих усилий третьих сторон, а именно руководства Munchee и их клиентов — пользователей приложения и ресторанов, которые развивают экосистему и повышают ценность токена.

При этом участия в управлении компанией или разделе прибыли они не обещали, что правильно, ведь на территории Калифорнии действует и второй тест (Risk Capital Test).

Что MUN следовало изменить, чтобы повысить свои шансы

Так как Munchee моментально прекратила продажи и вернула деньги, а также отказалась от дальнейших противоправных действий, SEC не применила к ним никаких санкций. Но могла ли она избежать этих проблем?

Нужно понимать, что если вы готовитесь собирать деньги в США, то вам стоит ждать звонка из SEC. Эти ребята отслеживают каждое ICO. Пусть даже ваш бизнес находится не в США, но к вам обязательно придут, если узнают, что вы планируете собирать деньги у граждан США.

Анализируя отчёт, я пришёл к следующим выводам (это сугубо моё личное мнение, которое не стоит интерпретировать как истину в последней инстанции). Чтобы ICO Munchee не признали ценными бумагами:

  1. Прибыль инвесторов должна была зависеть в первую очередь от их собственных действий. Задача команды проекта была в том, чтобы создать экосистему, в которой инвесторы — владельцы токенов, смогли бы зарабатывать новые токены в первую очередь путём взаимодействия между собой.
  2. Команда проекта, готовящегося к ICO, должна всячески подчеркивать, что прибыль в проекте не гарантирована, и приобретение токена с целью, положив его на полку, ждать повышения цены, не гарантирует прибыли. То есть речь идёт о грамотной маркетинговой политике по продвижению ICO.
  3. Каждое слово в White Paper и во всех сопроводительных материалах или интервью должно быть взвешено и проверено на возможность прохождения теста Howey. Что интересно, толковых юристов, которые могут в этом помочь, сейчас мало.
  4. Существует вариант, при котором можно подать специальную форму, в которой заявить об исключительности случая, как это сделал Telegram, воспользовавшись исключением, что все инвесторы в ICO оказались аккредитованными инвесторами (Rule 506 c), и его можно было проводить.

#блокчейн

{ "author_name": "Тимур Чубаков", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u043b\u043e\u043a\u0447\u0435\u0439\u043d"], "comments": 1, "likes": 7, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "36626", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]