Emilia Gulieva
7 927

С какими проблемами столкнулся рекламный рынок после блокировки Telegram

По мнению представителей агентств, сложности возникают с cобственным VPN, сбоями в коммуникациях, потерей корпоративных архивов и с переживаниями клиентов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Я не пользовался Telegram, так как считал, что мессенджеров и так много, и следить за сообщениями в каждом из них — нерациональная трата времени. Поэтому особенно было обидно попасть под раздачу, связанную с блокировками, а они мешают работе.

Первым делом мы столкнулись с тем, что у нас не работает наш менеджер задач Asana. Без VPN невозможно было посмотреть задачи, а Asana для нас не только задачи, но и хранилище инструкций, методичек, идей.

На следующий день я столкнулся с тем, что не работает куча сервисов, аффилированных с Google: не работал Google Drive, не открывались файлы вложений из Gmail, не получалось пользоваться Google Docs, нельзя было получить доступ к расширениям Google Chrome. Это было очень критично.

Я не на шутку понервничал, когда мне нужно было срочно отправлять клиенту документы, а я не мог получить к ним доступ. Не работают Google Adwords и Google Analytics — система контекстной рекламы и маркетинговой аналитики.

Браузер просто подвисает при посещении таких страниц, некоторые «нервные» клиенты снимают Google Analytics с сайтов. Растёт напряжённость. Клиенты спрашивают, удастся ли нам обеспечивать решение маркетинговых задач в полном объёме, ведь с инструментарием проблемы.

У нас возникает проблема с таргетингом рекламных материалов: пользователи, которые пользуются VPN, определяются как посетители из Амстердама или Берлина, а физически находятся в Москве или Воронеже.

Из забавного — «Роскомнадзор» заблокировал блокировщик интернета. У меня стоит плагин Go Fucking Work для блокировки доступа к социальных сетям в рабочее время. Теперь он тоже не работает без VPN.

Алексей Волков
генеральный директор агентства Digital.Tools

У нас важная часть бизнес-процессов была построена на Telegram. Рабочие чаты, названные по определённым правилам, клиентское общение, корпоративные стикеры — мелочь, конечно, но важная часть культуры. У нас даже был собственный бот, который выполнял много важных функций. Например, он был подключен к API финансовой системы и мог выдавать отчёты.

Мы планировали построить удобную загрузку данных по финансовому статусу от аккаунт-менеджеров через этого бота. Сейчас мы не понимаем, что делать. Переезд на другие технологии — это время людей, серьёзная потеря ресурсов и удар по бизнесу. Запаслись терпением и ждем, чем всё это закончится. Отказываться от Telegram не хочется совсем.

Илья Корнеев
директор по развитию и управляющий партнёр агентства Affect

У нас в агентстве все рабочие чаты по проектам велись в Telegram. Там они и остаются, только теперь сотрудники могут оправдывать несвоевременные ответы проблемами со связью. На следующий день после блокировки мы сделали корпоративный VPN и даже подключили к нему некоторых клиентов. Так ситуация с Telegram стала поводом повысить лояльность к агентству.

Более серьёзную проблему представляют непредвиденные сбои в сервисах Google, на которых у нас находится корпоративная почта и презентации. Всё работает очень медленно и нестабильно. Поначалу мы спасались браузером Opera со встроенным VPN, но теперь он тоже тормозит, и приходится снова создавать корпоративное решение. Пока непонятно, насколько удобно будет работать в таком режиме. Возможно, придется перестраивать многие процессы в ущерб бизнесу.

Нам ещё повезло, что мы работаем в дарк-маркете и мало используем медийные каналы продвижения, такие как баннеры и контекст. В противном случае блокировки отразились бы на клиентских кампаниях и повлекли бы за собой ещё большие убытки.

В кулуарах звучат мрачные теории заговора, что государство тестирует отключение страны от глобального интернета. Если это так, то многие digital-агентства вообще останутся без работы и средств к существованию.

Ну а пока мы обсуждаем в запрещённом Telegram очередной проект по продвижению виски, что тоже вообще-то запрещено. Это смешно и одновременно жутковато.

Александр Сопенко
креативный директор агентства Dark Market Agency

Мы активно используем мессенджер Slack — в качестве менеджера задач, как замену почте и как облако. Каждый сотрудник видит проекты агентства, может вступить в любой из них и вынести на обсуждение свои мысли, промежуточный макет, черновик сценария.

У нас есть специальные боты, которые занимаются корпоративной культурой. Например, есть бот, который отмечает, сколько раз и кому в команде было сказано слово «спасибо». В конце недели формируется рейтинг активных благодетелей агентства, которые обменивают свои «спасибо» на призы. Такая агентская валюта, мы называем её «Лайка».

В связи с блокировками IP-адресов Amazon, на которых размещены серверы Slack, мы потеряли доступ к части нашего архива внутри мессенджера, а файлы загружаются в каналы с перебоями. Весь архив дублировался на собственный сервер, так что с этим проблем нет.

Но для обхода блокировок с загрузкой файлов приходится использовать сторонние сервисы. Это доставляет определённые неудобства. Но пока основу работы агентства составляет устная коммуникация — ежедневные встречи утром и вечером — всё движется с прежней скоростью.

Сейчас мы обсуждаем вопрос развёртывания собственного VPN. Дизайнеры пожаловались на недоступность ресурсов — шрифты и прочее. Сейчас они заходят на них через общедоступные VPN-сервисы, но велика вероятность, что их тоже скоро закроют.

Олег Баринбойм
креативный директор агентства TutkovBudkov

Ситуация с наполовину заблокированным интернетом уже давно не смешная. Первый раз нас это коснулось со Slack — мы используем его как корпоративный мессенджер. Я был в командировке и полностью потерял связь с командой. Приходилось кому-то писать в Telegram, кому-то во «ВКонтакте» или Facebook. Я установил на смартфон VPN. Затем периодически переставали работать Trello, Google Drive.

Ну и самый интересный момент — клиент просит нас установить его приложение через Test Flight, чтобы лучше понять продукт, и сразу пишет, что нужен VPN, так как используются серверы Amazon.

Сейчас серьёзного ущерба нашему бизнесу нет, но если всё не вернётся назад, то это будет уже другой интернет. И это страшно.

Денис Ломов
креативный директор агентства Red Collar

Так-то у нас есть свой интернет — мы digital-агентство, и вопросы с обходами блокировок решаются быстро. Поэтому ситуацию мы не очень заметили. Когда Slack болел, Google поплохело, а серверы Amazon отваливались, наши ребята оперативно провели всем коллегам ликбез по VPN, а для Telegram развернули свой прокси. На нашей работе весь этот сюр, который творится в стране, не сказался, и финансовых потерь мы не понесли.

Неприятно, что он сказался на наших клиентах. Был момент, когда сайты клиентов начали некорректно работать из-за прилегшей Google Analytics. Эту проблему мы решили, но клиенты нервничают, и их можно понять. Так что стараемся максимально их поддерживать и делиться экспертизой.

Если бы мне надо было выбрать три фразы, описывающие моё отношение ко всему этому аду, это было бы: “No pasaran”, “Love is our resistance” и специально для одного небезысвестного ведомства — «А не выкусить ли вам?»

Рита Красковская
руководитель подразделения Newsroom в агентстве Ailove

Если говорить о глобальных бизнес-процессах, то на данный момент не изменилось ничего. Социальные сети пока не затронуты, хотя новости по поводу Facebook заставляют задуматься.

Коллеги и сотрудники отметили разовые сбои в работе с Google Docs, однако серьёзных проблем ни у кого не возникло. Всеобщая «VPN-изация» не осталась незамеченной: практически все, кто раньше VPN-сервисы не подключал, оперативно скачали приложения.

Особняком стоит разве что процесс коммуникации с блогерами. Подавляющее большинство из них пользуется только Telegram, поэтому, как только поднялась волна, многие лидеры мнений тут же разместили ссылки на прокси, и их активно стали репостить подписчики. И блогеры, и специалисты, которые с ними общаются, разумеется, пользуются VPN.

Хочется верить, что нынешняя ситуация скоро мирно разрешится и хэштег #digitalresistance благополучно забудется.

Нина Малышевская
SMM-директор агентства Nectarin

В Fistashki давно есть практика работы с VPN и проксированием трафика. Это важно в работе любого digital-агентства в наше время. Поэтому пусть и неприятно, но не смертельно.

На проектах наших клиентов также сказалось слабо. К сожалению, совсем без проблем не обошлось, из-за блокировок пострадала часть по сбору аналитики Google Analytics, но решение мы нашли, и всё работает.

Иван Никитин
директор по развитию агентства Fistashki

Было сложно убедить клиентов продолжать работать с Telegram, но нам удалось это сделать. Правда они попросили настроить дополнительных ботов во «ВКонтакте» и Facebook.

Чётко видно, что рынок разделился на две части — тех, кто стал «чемпионами по вылизыванию сапог товарища майора», и тех, кто честно высказывается. Меня не порадовала «Медиалогия», которую поймали на лжи об упадке аудитории Telegram на 70%. Было грустно наблюдать за «Билайном», который обрушился на своё представительство во Владивостоке за их крик о помощи — они не могли настроить проданные смартфоны из-за блокировки Google Play Market.

Павел Гуров
основатель агентства Gurov Agency

Когда Telegram начал работать нестабильно, мы перенесли рабочие чаты с клиентами для оперативной связи в WhatsApp.

Хуже то, что периодически недоступны рабочие документы в Google или сбоит Trello, который мы используем для написания и согласования контент-планов. Но это пока терпимые временные трудности — надеюсь, скоро все эти сервисы начнут снова работать стабильно.

Василий Богданов
совладелец и креативный директор агентства Little Big Agency

Свободу Telegram! Сначала думали, что всё обойдётся, но когда перестала работать корпоративная почта и Google-календарь, пришлось стать спецагентами, установить все возможные VPN-программы и адаптироваться. Надеюсь, что сами знаете кто наконец одумаются, и мы не превратимся в Северную Корею.

Но есть и плюсы — теперь, когда захожу на YouTube, мне показывают прероллы на немецком, турецком, испанском языках. Некоторые неплохие.

Андрей Пауков
сооснователь и креативный продюсер видеоагентства Zebra Hero

В целом ситуация на удивление не сильно затронула наши процессы. Рабочим мессенджером для нас является Telegram, продукт простой и удобный, со сложившейся логикой чатов. ИТ-служба своевременно произвела действия для корректировки работы.

Система управления проектами, в нашем случае Basecamp, не пострадала.

На особенно динамичных проектах для более комфортной коммуникации с клиентами мы используем систему проектных чатов в различных мессенджерах, кому как удобнее.

Те, что были в Telegram, мы перенесли, так как пока нельзя гарантировать стабильную работу у всех участников за пределами агентства.

Вадим Устюжанин
генеральный директор агентства Jami

В первую очередь блокировки повлияли на привычные бытовые истории. Например, прокси отказывается работать в московском метро и читать Telegram во время поездки, как раньше, уже не получается. Иногда не грузятся медиафайлы, иногда не проходят звонки — всё как у всех.

Что грустнее — не работает Playstation Network. А в свете майского релиза DLC Destiny 2 отсутствие решения этой проблемы меня печалит. В остальном, к счастью, блокировки меня пока задели в меньшей степени, что не отменяет всех существующих и известных проблем.

Игорь Челотканов
старший консультант по цифровым коммуникациям агентства Ketchum Moscow

#маркетинг #блокировки #telegram

{ "author_name": "Emilia Gulieva", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0438\u043d\u0433","\u0431\u043b\u043e\u043a\u0438\u0440\u043e\u0432\u043a\u0438","telegram"], "comments": 21, "likes": 34, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "37120", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]