{"id":13465,"url":"\/distributions\/13465\/click?bit=1&hash=1e6228dc4e5e22730d5108e1c30ee96b3462205737e7a3fe7ce4c965aaacfe57","title":"\u041a\u043e\u043d\u0444\u0435\u0440\u0435\u043d\u0446\u0438\u044f Ozon \u2014 \u043a\u043e\u043c\u0443, \u0447\u0442\u043e \u0438 \u043a\u0430\u043a \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0432\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"6b1e0c55-41d3-56c2-84e2-fe6f447e3825","isPaidAndBannersEnabled":false}
Что почитать
Илья Склюев

Конкуренция с Microsoft, инвестиции в Firefox и децентрализованная работа — сочетание, из которого появился Chrome Статьи редакции

Отрывок из книги «Сохраняя энергию стартапа: Как техногиганты ежедневно изобретают будущее и остаются на вершине» Алекса Кантровица, которая вышла в издательстве «Альпина PRO».

Долой ненужный блеск!

Пичаи пришел на собеседование в Google 1 апреля 2004 года, в день, когда компания выпустила свой почтовый сервис Gmail.

У Google была уже целая история необычных первоапрельских розыгрышей, и Пичаи не был уверен, была ли эта новая почтовая служба, объем бесплатного хранения которой составлял гигабайты и значительно превышал возможности других веб-служб электронной почты, реальностью или розыгрышем.

Во время своего первого интервью он пытался разобраться в этом.

«Люди постоянно спрашивали меня: “что вы думаете о Gmail?” А мне и не доводилось им пользоваться. Я думал, что это скорее первоапрельская шутка, — рассказывал Пичаи в 2017 году. — Только в четвертом интервью кто-то спросил меня: “Вы видели Gmail?” Я сказал — нет, и тогда мне его показали. А затем пятый интервьюер опять спросил: “Что вы думаете о Gmail?”, и я уже понял, что отвечать».

Gmail даже близко не был шуткой. Это был первый выстрел против основного элемента бизнеса Microsoft.

В то время Microsoft делала хорошие деньги на продаже Office — набора программ для повышения производительности офисной работы, включающего в том числе приложение Outlook для планирования и работы с электронной почтой, текстовый процессор Word и электронные таблицы Excel.

Чтобы воспользоваться этими инструментами, нужно было, естественно, купить их у Microsoft и установить на компьютер.

Начиная с Gmail, Google принялась создавать собственную версию каждой из основных офисных программ — и все они работали внутри браузера, за которым, по справедливому мнению руководства Google, было будущее.

В марте 2006 года Google приобрела компанию Upstartle, чей продукт Writely послужил основой для Google Docs. В апреле 2006 года компания представила планировщик Google Calendar, а уже в июне того же года она создала и электронные таблицы.

В сочетании с Gmail эти инструменты, работавшие прямо в окне браузера, бросили серьезный вызов традиционному пакету Microsoft Office, как бы проверяя на прочность позиции конкурента.

Атака Google поставила Microsoft перед интересным выбором. С одной стороны, она могла продолжать улучшать Internet Explorer, свой браузер, тогда еще лидировавший на рынке, но это одновременно ускорило бы работу офисных веб-инструментов Google, подвергая опасности другой главный продукт Microsoft — Office.

С другой стороны, можно было продвигать IE без особой спешки, надеясь удерживать свое первое место на рынке браузеров и одновременно сдерживая Google, как и развитие веб-сервисов в целом. В Microsoft предпочли пойти вторым путем.

Руководство Microsoft разрывалось между желанием, чтобы Internet Explorer был достаточно хорошим, чтобы сохранить позицию браузера номер один, и желанием, чтобы он все-таки был недостаточно хорошим, чтобы веб-приложения, такие как Gmail, не смогли сделаться там удобнее офлайновых программ вроде Outlook. Вот почему в то время Microsoft в значительной степени прекратила финансирование отдела, занимавшегося Internet Explorer. Фактически его команда была переведена в режим технического обслуживания.

Чи Чу
бывший генеральный директор Microsoft, перешедший в 2007 году в Google

Поскольку в результате Microsoft мешала развитию собственного детища Internet Explorer, их браузер стал огромным и неповоротливым. Руководство Google тоже не обрадовала подобная тенденция, ведь теперь Microsoft фактически тормозил весь поисковый бизнес.

Однако то обстоятельство, что Microsoft проводила эту политику, имея на вооружении лишь плохо работающий браузер, сделало в конце концов ее позиции уязвимыми для контратаки.

Сначала Google вкладывала значительные средства в Mozilla Firefox, главного конкурента Internet Explorer. Но в определенный момент компания решила, что идеальный браузер для ее задач должен быть создан с нуля, и что Google должна создать его сама.

«Мы пришли к выводу — с чисто технической точки зрения — что хотим начать с чистого листа, нам нужно было избавиться от всего старого хлама, накопившегося при проектировании браузеров, — поясняет Апсон. — Бывают моменты, когда лучше начать с нуля».

Таким образом, компания Google приступила к реализации проекта по созданию нового браузера, поставив перед собой совершенно определенную задачу: ускорить работу интернета. Если бы новый браузер прижился, он дал бы веб-приложениям Google гораздо больше шансов на успех и, кроме того, изменил бы сам способ использования поиска Google.

Вместо того чтобы загружать Google Toolbar или переходить на сайт Google.com, люди могли бы вводить запросы прямо в адресной строке браузера, освобождая Google от прихотей конкурентов.

Google назвала новый браузер Chrome, что в шуточной форме указывало на основную идею — свести к минимуму «хромирование» своего продукта». Словом «хромирование» назывались любые визуального излишества, не нужные при просмотре веб- страниц, например адресная строка, вкладки, кнопки и виджеты.

Когда встал вопрос о том, кто займется развитием этой идеи, руководство Google снова обратилось к Пичаи.

Опираясь на успешную работу с Google Toolbar, Пичаи применил нетрадиционный подход к руководству разработкой Chrome. Чтобы стимулировать коллег и подчиненных к сотрудничеству, он создал децентрализованную организацию, работающую подобно проекту с открытым исходным кодом.

Команда Пичаи создавала Chrome по принципу, схожему с упоминавшейся выше подготовкой презентации Макгоуэна в Google Slides: совместная работа при отсутствии централизованного принятия решений.

Пичаи дал группам, работающим над Chrome, указание сделать браузер быстрым, простым и безопасным, в остальном же он предоставил им весьма широкую свободу действий.

«Сундар ни у кого не стоял над душой. Вам не нужно было идти к Сундару за каждой мелочью, — рассказывает Чу, который работал над 44 первыми версиями Chrome. — Подавляющее большинство вещей, которые мы делали внутри браузера, мы не обсуждали с Сундаром вообще. Мы не шли и не получали одобрения от Сундара. Он и Линус [Апсон] создали культуру, в которой люди имели более чем достаточно полномочий для самостоятельной работы».

Члены команды по-прежнему консультировались с Пичаи, а тот советовал им, что могло бы лучше всего подойти для развития проекта. Но когда я спросил Чу о том, кто же должен был принимать окончательные решения по включению чего-либо в проект, тот мне ответил, что такого человека просто не существовало.

«Вам сейчас лучше отойти от канонических представлений о том, как работают компании, — сказал он мне. — Отстранитесь от недоверия, от всего, с чем вы имели дело раньше как с нормой: возможно, это больше поможет вам разобраться в происходившем, чем попытка вписать эти новые принципы работы в рамки ваших привычных знаний».

В работе над Chrome Пичаи довел до логического завершения идею культуры свободы, заложенную еще основателями Google Ларри Пейджем и Сергеем Брином. Он передал власть рядовым сотрудникам, предоставив им возможность самостоятельно принимать решения о том, как им следует действовать.

Вместо того, чтобы стать узким местом на пути принятия решений, он ушел с дороги и позволил своей команде работать самостоятельно. В ответ люди, работавшие под руководством Пичаи, принесли ему очень много хороших идей.

Например, в Chrome каждая вкладка работает как отдельно запущенный экземпляр программы, поэтому при сбое одной вкладки не падает весь браузер, как это было характерно для аналогичных программ у конкурентов.

Кроме того, Chrome объединил поиск и веб-навигацию в единую адресную строку, упростив работу, которая до того обычно велась в двух отдельных полях. Так что браузер действительно работал быстро, как и предполагалось в техническом задании.

Заимствованный у проектов с открытым исходным кодом стиль разработки Chrome оказался настолько хорош, что Google решила после запуска проекта открыть код браузера, выпустив версию для разработчиков под названием Chromium.

«Наша цель — помочь продвинуть вперед всю веб-платформу, — заявил в 2008 году Пичаи, публично представляя Chrome 52. — Когда интернет становится лучше, то и Google получает от этого прямую стратегическую выгоду. Мы живем в сети. Мы строим услуги в сети. Если интернет станет лучше, все больше людей будут пользоваться интернетом, и преимущества окажутся на стороне Google».

Когда Chrome дебютировал в качестве готового продукта, Пичаи потребовалось рекламировать его сразу в двух кругах: среди широкой общественности, с одной стороны, и среди своих коллег, многие из которых приложили серьезные усилия для разработки Firefox, — с другой.

Как упоминалось выше, Google инвестировала в Mozilla — некоммерческую организацию, создавшую Firefox, в рамках сделки, которая предполагала, что Google по умолчанию станет поисковой системой нового браузера. «Идея начать конкурировать с Firefox не нравилась никому из нас», — говорит Апсон.

Пичаи покорил коллег тем, что не стал навязывать им свой продукт, а позволил им разобраться в нем самим. Он никогда не требовал, чтобы гуглеры использовали Chrome и больше ничего.

«Он спрашивал: “Сможем ли мы привлечь наших сотрудников именно благодаря достоинствам самого продукта? — продолжает Апсон. — Даже сегодня в Google не все пользуются Chrome: вы вполне можете увидеть людей, работающих с Firefox».

Такой интеллигентный подход помог Пичаи завоевать доверие не только в подразделениях Google (буквально во всех), но и со стороны самих основателей компании.

«Сундар очень хорошо умеет управлять, — подчеркивает Амит Суд, который присутствовал на презентациях Пичаи для Пейджа и Брина. — Причем он совсем не манипулятор. Он очень искренен, он всегда сопереживает, он действительно не лезет ни к кому со своими амбициями, не навязывает личные идеи. Он очень хорошо умеет поладить с этой разношерстной интеллектуальной публикой».

Дебют Chrome был многообещающим, но все же не ошеломляющим. Браузер завоевал немало новых пользователей, но большинство старых по инерции продолжали использовать Internet Explorer.

Чтобы отвоевать для Chrome более обширную территорию, Пичаи задействовал каналы распространения, которые он создал еще во времена Google Toolbar. Он заставил руководство Google выделить ему огромный рекламный бюджет, после чего Chrome действительно «взлетел».

Давно уже сложился миф о том, что мы создали настолько великолепный браузер, что все тут же бросились его использовать. Но на самом деле мы получили вначале лишь первые десятки миллионов пользователей-энтузиастов. А переходу от этих десятков к сотням миллионов пользователей мы обязаны тем каналам распространения, которые Пичаи создал для Toolbar и которые мы повторно задействовали для Chrome. Это то, что позволило нам достичь уровня в сотни миллионов пользователей, и только после этого, наконец, пошла цепная реакция

Линус Апсон
вице-президент Google

Chrome дебютировал в 2008 году. К началу 2009 года у него было 38 млн активных пользователей. Еще через год, к 2010 году, их было более 100 млн. Сегодня более миллиарда людей используют Chrome. Тем временем Microsoft прекратила разработку Internet Explorer.

0
12 комментариев
Написать комментарий...
Alexey Kletsel

Как-то не упоминается, что они взяли WebKit у Эппл. И вообще, автор что-то не договаривает. Без системы планирования и принятия решений ничего не получится, интересно какой она была, потому что «все работали независимо и вот у нас получился классный продукт» — в это я не верю.

Ответить
Развернуть ветку
Valeriya Smirnova

Почитайте «Измеряйте самое важное» Джона Дорра, там очень подробно расписано о системе управления в Google.

Ответить
Развернуть ветку
Dimitry

Очень однобоко написано, не раскрывается, как именно Google Toolbar позволил поднять установки, как он сам получил "базу" установок до этого, а там все далеко не все "честно и открыто".
Также, AFAIK, Гугл практиковал установку браузера как дополнительную изначально выбранную галочку ряда shareware ПО, что тоже такое.
Короче, история Chrome — это далеко не розовые пони и опенсорс.

Ответить
Развернуть ветку
Ware Wow
Вот почему в то время Microsoft в значительной степени прекратила финансирование отдела, занимавшегося Internet Explorer.

Звучит как бред. Неужели это правда...

Ответить
Развернуть ветку
Макс Мухарёв

Я в свое время негодовал на эту тему, что MS так бездарно слила свой браузер. Если это была стратегия, то все встаёт на свои места.

Ответить
Развернуть ветку
Roman Kamushken

Открываешь книгу про стартапы... А там тебе пишут про Google / MSFT

Ответить
Развернуть ветку
СлавалС

"С одной стороны, она могла продолжать улучшать Internet Explorer, свой браузер, тогда еще лидировавший на рынке" это когда такое было, чтобы explorer лидировал на рынке во времена Windows 95 и диалапа?
Автор несет ахинею, explorer мог лидировать только по статистике из-за корпоративного использования. Добровольно только ненормальный выберет explorer в качестве основного браузера.

Ответить
Развернуть ветку
Сергей Сергеевич

Видимо ты слишком молод что бы принять это)))

Ответить
Развернуть ветку
СлавалС

хах, я еще фидо застал )
у MS была интеграция только с ослом и по этому он пользовался для сефра все ставили оперу и файрфокс. А во времена диалапа, и до 2000, там вообще все равно было с чего ходить, интернета было мало.

Ответить
Развернуть ветку
Сергей Сергеевич

Речь то идет про развитые страны, а не про страну, в которой в то время гоп стоп на трассе был в порядке вещей

Ответить
Развернуть ветку
СлавалС

да при чем тут это, тогда варианты использования были другие, хоть в развитой стране, хоть у нас.
пользователей инета было на порядки меньше.

Ответить
Развернуть ветку
Макс Мухарёв

Других вариантов не было, IE занимал большую часть рынка, а браузер не считался программой. IE был синонимом выхода в интернет.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 12 комментариев
null