Крипто Иван Даняев
376

Некролог биткоина: чего ждать дальше?

О взлётах, падениях и «смертях» биткоина, о том, почему не стоит быть слишком пессимистичным в отношении криптовалют, и скрытом потенциале.

В закладки

После I квартала 2018 года информационный бум вокруг биткоина и в целом криптовалют сошёл на нет. Из данных Google Trends следует, что пик интереса к биткоину пришелся на конец 2017 года, когда тема активно продвигалась заинтересованными лицами. При этом, в сознании большинства, биткоин был прямым синонимом слова «криптовалюта» и гораздо более популярным запросом.

Весь первый квартал этого года инвесторы смотрели, как биткоин теряет в цене, страдали, но верили в чудо — его не произошло. С декабря 2017 года биткоин потерял 70% своей стоимости, а многочисленные эксперты предрекают криптовалюте скорейший уход без шансов на реабилитацию.

С момента первого заявления о «смерти» биткоина он вырос на 2,8 миллиона процентов, и его цена составляет 6477 долларов США, при этом общая сумма криптовалютного рынка составляет 204 миллиарда долларов.

Но действительно ли биткоин «умирает»? Попробуем разобраться.

История нашего знакомства с биткоином начинается в далёком 2010 году. Тогда он стоил чуть меньше доллара, и вряд ли кто-то мог подумать, что о нём будут писать в Bloomberg, а его потенциал станут оценивать серьёзные колумнисты в Forbes. Биткоин был закрытой малоизвестной валютой, распространяющейся на гик-форумах студентов-технарей и западных системных администраторов. Как раз летом того года биткоин пережил свой первый взлёт — его стоимость выросла больше чем в 10 раз: с 0,008 до 0,08 доллара, и он потихоньку вышел из подполья. Меньше чем за год он стал популярным в среде ИТ-инвесторов: всё больше энтузиастов решали испытать удачу, вкладываясь в биткоин. Таким образом, к концу лета 2010 года капитализация криптовалюты перевалила за миллион долларов. Но его известность ещё не стала массовой. Так продолжалось до апреля 2011 года, когда в Forbes появилась статья про биткоин.

По словам Гевина Андресена (Gavin Andresen), 44-летнего разработчика программного обеспечения, предпринимателя из города Амхерста и главного научного сотрудника Bitcoin Foundation, биткоин — это не просто новый способ тратить доллары, фунты и иены в сети. «Биткоин полностью заменяет государственные валюты их цифровой версией, которую сложнее подделать, для которой не существует границ и которую можно хранить не в банке, а у себя дома на жестком диске. Что важнее всего для большинства пользователей биткоина — эта валюта не зависит от прихотей главы Федеральной резервной системы и не подвержена инфляции».

«Биткоин создан, чтобы вернуть нас к децентрализованной народной валюте, — говорит Андерсен. — Это лучшее золото, чем само золото».

Летом 2011 года криптовалюта торговалась по 9 долларов, спустя еще пару месяцев за неё давали уже 29 долларов. Для всех, кто был в теме, это казалось настоящим чудом; несмотря на осознание потенциала, никто не думал, что меньше чем за год биткоин подорожает более чем в 3000 раз. Фурор продлился недолго, практически сразу после достижения пика его стоимость упала до 10 долларов из-за кражи 25 тысяч биткоинов с кошелька основателя и участника Bitcoin Forum. Последующие полгода ознаменовались подрывом доверия к биткоину: череда взломов и краж отпугнула не только тех, кто хотел вложиться в криптовалюту, но и её обладателей. В срочном порядке все начали продавать стремительно дешевеющий биткоин, а в Forbes опубликовали статью о его «смерти».

За следующие три года (2011–2014) биткоин «умер» в общей сложности 24 раза, а к сентябрю 2018 года уже более 311 раз. Это поистине удивительная история, поскольку, если проследить весь пусть становления валюты в динамике ее цены, то факт серьёзного падения после рекордного подорожания до 20 000 долларов в декабре 2017 года — вовсе не показатель и не гарант того, что он «умер». Это, скорее, то, к чему стоило быть готовым. В конце ноября 2013 года биткоин достиг невероятного на тот момент уровня 1000 долларов, но затем, менее чем через месяц, обвалился до 530 долларов после публикации аналитических материалов Народного банка Китая, чьи эксперты утверждали, что биткоин «вовсе не валюта в реальном значении этого слова». После этого был период долгого затишья: валюта несколько раз достаточно резко дорожала, но затем шел спад. Да, ситуация, произошедшая в декабре 2017 года, не идёт в сравнение с памятным декабрем 2013, однако уровень пессимизма был примерно одинаков: одни избавлялись от собственных накоплений, другие критиковали криптовалюты. Но итог оказался гораздо более фундаментальным.

Непризнание биткоина валютой в полном смысле этого слова вылилось в полноценное централизованное противостояние, насильственное регулирование и медленную интеграцию биткоина во многие экономические системы мира на особых правах.

Странным совпадением можно назвать всплеск неприятия биткоина в сентябре 2017 года, когда во всеуслышание генеральный директор JP Morgan Chase Джеймс Даймонд заявил, что «биткоин — это мошенничество, хотя стоимость его может достигнуть 20 000». Криптовалюта тогда стоила 3–4 тысячи, и прогноз, в котором Джемс Даймонд угадал его итоговый максимальный курс чуть ли не до доллара, кажется невероятным.

«Придерживаясь реалистичных оценок, вряд ли стоить ждать от криптовалютного рынка каких-то новых невероятных взлётов, однако списывать его со счетов попросту неправильно, - считает венчурный инвестор Алексей Буянов. - Технологические возможности биткоина как валюты, специализированной на быстрых и безопасных переводах в любую точку света без участия посредников, не смогут остаться невостребованными. А "умерев" уже больше 300 раз, биткоин только подкрепляет уверенность в его бессмертии».

Хотя, возможно, правильнее будет говорить не о биткоине, который, будучи первым проектом в этой сфере, несёт в себе «первородные» недостатки, а о криптовалюте в целом. «В эпоху содрогающегося под напором новых реалий банковского сектора криптовалюта никуда не денется. Криптовалюта — пока это раскрученный биткоин — отфиксирует свое место, уточнив ряд технологических решений. Правда, этот процесс займёт некоторое время», – замечает Алексей Буянов.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Иван Даняев", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 8, "likes": 4, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 46981, "is_wide": false }
{ "id": 46981, "author_id": 202440, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46981\/get","add":"\/comments\/46981\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46981"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199126 }

8 комментариев 8 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
2

Суть статьи в пересказе исторического графика биткоина своими словами.
Пожалуй, я лучше на сам график погляжу и накручу себя эмоциями.

Ответить
2

Благодаря хайпу криптовалют мир узнал, что такое блокчейн и хотя бы за это таким скачкам и СМИ стоит сказать сэнкс)_

Ответить
1

Раньше биткоин "умирал" в среде гиков, вне правового поля, и это никого не волновало. В этом году он "умер" на публике, которая и являлась основным драйвером его последнего взлета. При этом часть публики довольно сильно обожглась. Кроме того, многие страны определили правовое поле для его оборота.

Ответить
0

Биткоин и другие криптовалюты вечно лихорадит, в этом вся их жизнь. Алексей Буянов верно говорит, полностью согласен.

Ответить
0

Только почему "Некролог"? Понятно, что криптовалюты никуда в ближайшее время не денутся, просто общественно-политические СМИ перестали о них так упорно писать.

Ответить
0

Интересно)))

Ответить
0

Все равно за биткойном будущее!

Ответить
0

Вроде бы стабильный курс валюты позволяет больше его использовать именно для платежей

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления