Сергей Смирнов в «Подкасте на колесах» от Звука: эволюция рынка промышленного дизайна и актуальные тренды будущего

Это подкаст HiFi-сервиса Звук в текстовом формате. В этом эпизоде «Подкаста на колесах» мы пообщались с Сергеем Смирновым, основателем компании «Смирнов Дизайн». Сергей провел аудиоэкскурсию по вселенной российского производственного дизайна, рассказал о современных трендах рынка и поделился прогнозами для отрасли на ближайшие годы.

Если вам больше нравится слушать, а не читать — ищите аудиоверсию эпизода в Звуке по ссылке.

О подкасте

«Подкаст на колесах: следующая остановка…» — это интервью со спикерами в полях самых актуальных мероприятий года. В этот раз мы побывали с нашим СТУДИО BUS на Российской креативной неделе 2022. С гостем общалась Ольга Соркина, PR Звука.

СТУДИО BUS — это многофункциональный автобус от сервиса СТУДИО, который совмещает в себе массу возможностей и инструментов для музыкантов. Например, на нем можно с комфортом ездить в туры целым бэндом, устраивать пресс-ивенты, встречи с фанатами или вообще использовать в роли билборда на колесах. А еще в автобусе оборудована полноценная звукозаписывающая студия, чем мы и воспользовались для записи подкаста.

— Сергей, добрый день! Вы основали «Смирнов Дизайн» еще в девяностые. Каким был рынок дизайна в те времена? С каких заказов вы начинали?

— Это была еще докомпьютерная эпоха, и рынок частного дизайна отсутствовал. В Советском Союзе такого просто не существовало, а Россия была еще совсем юной. Тогда на дворе был серьезный кризис: компании, которые планировали производить что-либо самостоятельно, можно было пересчитать по пальцам.

Мне повезло. Будучи студентом третьего курса «Строгановки» я совершенно случайно получил заказ на разработку дизайна настенных выключателей для одного предприятия. Я хорошо владел академическими дисциплинами, занимался гипсом и керамикой. Поэтому для меня не было проблемой разработать эскизы и создать прототип выключателей прямо из гипса. Проект был принят с восторгом. А потом я ушел в армию на два года.

Когда вернулся со службы, продукция по моим эскизам уже вовсю продавалась. А еще появились компьютеры, которые меня чрезвычайно заинтересовали. Я стал их активно изучать, и компьютерная техника с 3D-моделированием стали для меня серьезным конкурентным преимуществом, поскольку тогда этой технологией владели немногие. Благодаря 3D-моделированию я мог быстро и эффективно создавать и визуализировать новые продукты. Таким образом к 1998 году появился бренд «Смирнов Дизайн».

— Какие продукты, к которым вы приложили руку в то время, стали хитом?

— Фильтр «Барьер». Вероятно, вы все пользовались им хотя бы раз в жизни. Дизайн для него я разработал в 2001 году. «Барьер» невероятно популярен до сих пор и может похвастаться сотней миллионов продаж. Я горжусь, что даже при разработке нового дизайна для фильтров силами польской команды, с моими фирменными наработками обошлись очень деликатно. Я создавал их сам: и как дизайнер, и как конструктор. Моей задачей было передать в производство конструкторскую документацию.

Это было первое соприкосновение романтичного дизайнера-выпускника «Строгановки» с суровой реальностью. Мне тогда сказали, что картинки никому не нужны — требуются 3D-модели, которые поймет производство. С чертежами, сечениями, размерами и прочими атрибутами, которые присутствуют в конструкторской документации.

Пришлось всё это изучать: погружаться в элементы технологий литья под давлением, разбираться, каким образом пластик течет в пресс-форме, как формируются дефекты и что нужно сделать, чтобы их избежать. При разработке дизайнов я столкнулся с самыми неожиданными моментами, например, в области логистики. В контейнер помещается определенное количество фильтров. Если сделать фильтр на 5 миллиметров уже, получится разместить в контейнере еще один ряд упаковок — это сотни фильтров.

Эти 5 миллиметров влияют на объем, а значит их надо компенсировать.Кроме того они влияют на внешний вид и еще великое множество других факторов, которые необходимо учесть.

Производственный дизайнер — это человек, который должен учитывать вообще всё. Он не может сказать: «Здесь пусть другие думают». Да, у тебя есть множество помощников в лице конструкторов, маркетологов и экономистов, но при разработке промышленного дизайна продукта ты должен продумать вообще всё.

— В 2007 году вы провели первый в России проект по дизайн-исследованию российского рынка по заказу Samsung Electronics. Можете рассказать про результаты этого исследования и открытия, сделанные на их основе?

— Мы проводили исследование в четырех областях: фотоаппараты, мобильные телефоны, холодильники и стиральные машины. Нашей задачей было не нарисовать финальный объект, а рассказать корейским дизайнерам, кто такие российские потребители и каким образом можно достучаться до наших сердец.

Сейчас этого никто не помнит, но Samsung когда-то был достаточно дешевой маркой, совершенно не чета Panasonic или Sony. Но эти времена давно прошли. У них состоялся достаточно агрессивный заход в когорту высокотехнологичной продукции, благодаря которому сейчас все знают Samsung как крутого производителя. Было интересно наблюдать, как трансформируется их бренд. И я уверен, что элементы нашего исследования повлияли на эту трансформацию. Мы видели, каким образом в их изделиях появляются некоторые акценты, которые мы расставляли для российской публики. Это и определенные варианты кобрендинга, и цветофактурные решения, и функциональные идеи.

А LG, например, в тот же год заказала исследования только по цветофактуре будущих мобильных телефонов. Очень интересный год. Потому что именно в 2007 году пришли Apple с iPhone и изменили всё, кроме трендов на цветофактурные решения. И я могу с уверенностью сказать, что наша работа, которую мы провели для Samsung и LG, не была проделана впустую — следующие пять лет смартфоны набирали обороты, а мы угадали все тренды.

— Большинство ваших продуктовых кейсов связаны с гаджетами. Расскажите о самом любимом проекте.

— Самый любимый проект — это тот, которым ты занимаешься прямо сейчас. Например, в данный момент мы разрабатываем дизайн для патоморфологических микроскопов. Вроде бы область достаточно специфическая — медицина, исследования, биопсия. Но ты любишь его, потому что проект, над которым ты работаешь прямо сейчас — это всегда про преодоление и поиск, решение задач и помощь бизнесу в развитии продукта.

Завершенные проекты хороши, конечно, но самый любимый — это тот, который занимает твою голову в моменте. В этом смысле профессия промышленного дизайнера хороша тем, что тебе даже особое хобби не требуется. Все изобретательские страсти и желания, которые возникают в голове, реализуются в работе.

Сейчас у нас есть проекты как в сложных медицинских областях, так и в самой обыденной — бытовой. Недавно наши заказчики запустили в производство увлажнитель воздуха, который мы спроектировали. Это очень простое изделие, но мы умудрились составить конкуренцию Китаю. Увлажнители воздуха — это чисто китайский рынок, однако мы решились на такой эксперимент. И сейчас уже можно купить наш увлажнитель воздуха, который целиком и полностью изготовлен в России.

— У вас есть очень интересный проект — шлем дополненной реальности для мотоциклистов. Расскажите, зачем нужен такой необычный предмет?

— Это наша гордость! Мы первые и единственные во всем мире, кто смог создать сертифицируемый мотошлем. Похожие технологии применяются у военных, например, когда целенаведение проецируется в шлем пилоту. В нашем случае, конечно, будет проецироваться обычная гражданская информация.

Представьте: вы мотоциклист, едете по темным переулкам и ищете дом, который забит в вашей поисковой системе. Вся необходимая информация выводится прямо на стекло шлема. Вам не нужно отрывать руки от руля и отвлекаться от дороги — всё уже у вас перед глазами. Это выглядит как светящаяся информация, которая зависла в воздухе.

Похожая технология используется при проецировании информации на лобовое стекло автомобиля, но нам удалось уместить всё в один маленький мотоциклетный шлем.Если вы поднимите голову наверх, увидите пропущенные звонки и ожидаемый прогноз погоды, например. Если посмотрите вправо — узнаете, что находится в доме, на который смотрите. А если опустите голову вниз, увидите подробную карту вашего маршрута. Это очень интересное интерактивное взаимодействие с информацией, которая проецируется прямо перед вашими глазами. Другие гаджеты уже просто не нужны — всё в одном шлеме.

— Вы прошли долгий путь в сфере промышленного дизайна — с девяностых и по настоящее время. Как изменялись правила и тренды отрасли на протяжении всего этого периода?

— В девяностых рынок промышленного дизайна был полон энтузиастов и интуитивного поиска профессиональных тонкостей. В нулевых мы копили опыт и учились создавать продукты вместе с нашими новыми российскими предпринимателями. Всё это было буквально против течения: лихая действительность не способствовала развитию промышленного дизайна. Мы шли вопреки.

В десятые годы уже стало понятно, что мы нужны и будем нужны. Мы поняли, что накопленный опыт можно конвертировать в успешные продукты. Тогда впервые появился оптимизм — до этого работать приходилось зажмурившись и с немым вопросом «зачем я это делаю».

Началось формирование команд и взросление, промышленный дизайн в России крепко встал на ноги. Я начал обучать людей и читать лекции по промышленному дизайну, это одна из моих важных миссий.

Я надеюсь, что в двадцатые годы мы сможем дать серьезный импульс развитию и повсеместному использованию промышленного дизайна. Есть некоторые пороги, о которых можно говорить. Например, тема промышленного дизайна достаточно непроста для восприятия — мало кто знает, как именно всё работает в действительности. Большинство предпринимателей и директоров завода всё ещё не догадываются, насколько глубок и силен может быть этот инструмент в решении бизнес-задач.

— На ваш взгляд, какие тренды могут ожидать рынок промышленного дизайна в будущем?

— Я ожидаю, что в нашей стране будет очень большой спрос на внутреннюю конкурентоспособную разработку продуктов разного класса: от медицинской техники до бытовых приборов.

Сейчас очень много компаний обращаются к нам, чтобы найти новую нишу в трансформирующемся рынке. Например, они раньше разрабатывали определенные узлы для Volkswagen, а сейчас автомобилестроение претерпевает изменения, поэтому они ищут новые возможности и пути развития для своего производства.

К сожалению, многие пока еще не до конца понимают, что из себя представляет промышленный дизайн. Он воспринимается как что-то декоративное, но это грубая ошибка. Это все равно что построить здание, а потом пригласить архитектора, чтобы тот его украсил. Дико!

Как архитектор изначально должен проектировать здание, держа в голове все функциональные, конструктивные, эстетические и бизнесовые нюансы, так и промышленный дизайнер с самого начала занимается разработкой продукта. Мы точно так же должны сначала понять бизнес-задачи будущие продукта, его технологические особенности использования: прочностные, тепловыделение, радиопрозрачность в нужных узлах и так далее. Всё это формируется заранее, и только потом рисуется образ. А уже после этого будущий продукт формируется конструкционно.

К сожалению, эта последовательность ускользает от взгляда большинства. Я очень надеюсь, что в новом десятилетии понимания станет больше, а промышленные дизайнеры будем востребованы и обязательны в создании любого нового продукта.

— Какой проект представила ваша компания в рамках Российской креативной недели в этом году?

У нас была небольшая экспозиция промышленного дизайна в рамках демонстрации для Сергея Семеновича Собянина и Сергея Владиленовича Кириенко. Поскольку здесь выступали очень креативные отрасли — фэшн, кинематограф, арт-галерея и так далее, мы решили, что не будем соревноваться с арт-галереями в области лучшего арт-объекта, а покажем функциональные вещи.

Мы продемонстрировали несколько медицинских приборов, наш первый российский цифровой фотоаппарат «Зенит М» и летающий коптер.

Сергей Владиленович оценил нашу экспозицию: с уверенностью могу сказать, что элементы эмоционального промышленного дизайна в абсолютно конструктивном и функциональном объекте — работают и производят интерес.

Конечно, с медицинским оборудованием и функциональными конструкциями мы смотрелись контрастно. Всё это вроде бы и выглядит скучно, но за каждой мелочью таких продуктов стоит долгий путь исследований, открытий и изобретательных находок. Это привлекло внимание.

К тому же, в промышленном дизайне очень ярко просматривается экономическая составляющая, и наш стенд вызвал особый интерес у таких людей как Сергей Собянин и Сергей Кириенко. Промышленный дизайн — это про новые рабочие места, налоговые отчисления, создание более выгодного продукта и конкурентоспособность.

0
1 комментарий
Индивидуальный Валера

Промышленный дизайн в России крепко встал на ноги? Вот серьёзно?

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 1 комментарий
null