Для тех, кто в финтех

Многие ребята хотят в финтех. Хотят не просто, а так, чтобы было прибыльно и зажигательно. Сейчас прибыльно и зажигательно в Африке, Индии и в ЮВА. Географию первых двух мы с коллегами даже не пытались выяснить, а вот, что касается ЮВА, здесь нам привычно. И вот почему: Таиланд, Бали, Вьетнам, дауншифтинг, авиасейлз и прочий дуриан для русского человека понятия привычные, много раз употребляемые по назначению, и, прямо скажем, не очень! Мы конкретно решили не мелочиться и выбрали крупнейшую в мире мусульманскую демократию под названием Индонезия

В закладки

Именно в состав этого государства входит остров Бали, населенный преимущественно индонезийскими индуистами и сторонниками различных форм альтернативного поведения и существования со всего мира. В Индонезии проживает около 260 млн человек, компактно расположенных преимущественно на Яве, Суматре, Калимантане, Сулавеси, Бали и части Папуа Новой Гвинеи. Про географию, историю, культурные особенности, голландское и японское иго и прочее Сухарто вы легко разузнаете в интернете, а про местный "финтех" читайте прямо сейчас!

Во-первых, "банкбл" населения в Индонезии всего примерно 60 млн человек. Но количество людей, склонных открывать банковские счета очень быстро растет и, предположительно, к 2025 году составит 200 млн.

Во-вторых, почти все население Индонезии, использующее сотовую связь, использует ее через андроид смартфоны, преимущественно недорогие и слабомощные, но – смартфоны! А это примерно 120-150 млн человек.

В-третьих, Банк Индонезии, как регулятор, решил, что, чем ему укладывать население под диктат международных платежных систем для налаживания безналичного оборота, будь то дебитки, кредитки и всевозможный эквайринг, он лучше лояльно отнесется к создаваемым местными бизнес-группировками электронным кошелькам, интегрированным как в бизнес-среду, так и в стремительно развивающийся ландшафт интернет торговли и Суперприложения под названиями Grab и Gojek.

На самом деле этих приложений потенциально больше, но эти самые продвинутые и инновационные! Есть еще Bukalapak, монстр интернет-торговли, Treveloka для путешествий и множество игроков в более легких весовых категориях. Проблем внести деньги на электронный кошелек нет вообще никаких. Ты можешь сделать это через банкомат, через крупнейшие торговые сети Alfamart и Indomaret. Мне больше всего понравился способ, когда, перемещаясь в такси, ты можешь попросить таксиста затопапить тебе аккаунт, он радостно кидает тебе целых 500 тысяч рупий и через секунду твой баланс пополнен, а ты отдаешь эти 500 тысяч таксисту наличными. Вот ведь удобно, в том числе и для таксиста. Ведь не нужно унизительно ждать оплаты на карту от монстра агрегатора, теряя по дороге проценты. Элегантное решение! Сразу видно, что и Банк Индонезии и владельцы супераппов очень заинтересованы в том, чтобы людям было удобно.

Поскольку все эти взаимодействия в финтехе невозможны без сотовой связи, то расскажу немного о рынке мобильной связи. Здесь 5 операторов, но примерно 70 процентов рынка держит Telkomcel. Мог бы и больше, но антимонопольщики не дают. Главный KPI для менеджеров телекоммуникационных компаний не ARPU, а количество проданных симкарт. А это приводит к тому, что покупка новой симкарты по акции обычно дает раз в пять больше трафика, чем просто покупка минут, гигабайт и смс за те же деньги. У всех телеком-операторов есть разделение на так называемый традиционный и современный рынок.

Cовременный рынок - это цифровые продукты, которые используются в приложениях и смартфонах, а традиционный - это голосовая связь «pulsa» и смс. А также интернет, который используется в простых телефонах и продается через офлайн-каналы. Но, естественно, такая странная классификация работает не до конца. Это приводит к конфликтам, вследствие которых продукты из современного рынка попадают на традиционный, и наоборот. «А как, – вы спросите, – они туда попадают?»

Ведь должны быть просто деньги на счету и условия тарифов. А вот и нет! Таких тарифов с постоплатой менее 15 процентов от общего числа. Типичный продукт - это 1 час разговора по телефону стоимостью 5000 рупий в течение 24-х часов после активации. Данный продукт продается в точке пополнения телефона за 6-7 тысяч рупий. Его можно купить через мобильное приложение у оператора, но большинство покупают у агента под кустом. Чем дороже продукт, тем больше вероятность, что его купят через приложение оператора, либо через электронный кошелек.

Так вот, сначала оператор продает все свои 150 продуктов дилерам первого уровня. Они продают их дилерам 2-го уровня. Те продают их агентам под кустом или торгуют этими продуктами на импровизированных биржах цифровых продуктов, действующих вообще вне каких-либо регуляторных норм.

Как говорят те, кто такие биржи придумал - это не бизнес, это - дружеское общение. Именно такое дружеское общение помогает большинству владельцев приложений по продаже цифровых продуктов и суперприложений продавать минуты, гигабайты, смс и прочие киловатты и кубометры воды.

В Индонезии очень популярны электросчетчики с предоплатой отпуска электричества. Покупаешь код в приложении, вводишь его в счетчик и "да будет Свет!" Скажем ребятам по секрету, что некоторые стартаперы в Индонезии считают, что их инвестиции в финтех будут оценивать, не исходя из выручки, а, исходя из числа транзакций, проведенных клиентами в их приложении, и поэтому, сплошь и рядом, проводят эти транзакции в минус, Ну, то есть продают условный продукт, приобретенный на полулегальной бирже цифровых продуктов за 5000 рупий, за 4000 рупий только затем, чтобы крупное приложение типа Grab закупало у них продукты для своей продуктовой линейки.

Вот к примеру, котирующаяся на Индонезийской бирже компания Kioson делала так. Проела весь капитал, который в нее вложили международные и местные инвесторы, но так и не смогла предложить рынку ничего нового и подрывного, оставшись в унылой роли посредника, помогающего мелким предпринимателям продавать дешевые цифровые продукты за наличные с невероятной маржей в 40 процентов, при этом «зарабатывая» с каждой транзакции до 1000 рупий убытка.

Мы решили действовать немного иначе. Наше приложение будет продавать цифровые продукты с постоплатой до 1-го месяца, действуя в соответствии с шариатскими финансовыми принципами, с применением игровых методик без регистраций и смс на этапе приобретения продуктов стоимостью до 100 тысяч рупий. Будем держать вас в курсе.

PS. Немного справочной информации о рынке Индонезии.

ОБЩАЯ КАРТИНКА

Численность населения 260 млн человек и проникновение банковских карт небольшое: количество дебетовых карт около 200 млн, количество кредитных карт около 20 млн, количество POS терминалов – около 2 млн шт. Прием карт во многих местах возможен только через приложения. При этом объем цифровой экономики в 2020 году – 130 млрд $. Объем электронных платежей пока достаточно мал.

Месячный оборот в 2019 году 400-500 млн долларов, что на порядок меньше, чем в России. Средний чек – около 1,5 долларов США. Есть два сценария развития проникновения финансовых сервисов. Первый - драматическое увеличение проникновения кредитных банковских продуктов. Для сравнения – в США на руках находится около 1 млрд кредитных карт при населении 320 млн человек. Второй - вытеснение наличного оборота электронными платежными системами.

В традиционной оффлайн-рознице нет другого выбора, кроме как платить наличными. У магазинов, в торговых центрах, в сетях, ресторанах или отелях есть карточные терминалы, однако общепринятый стандарт подразумевает оплату дополнительной комиссии плательщиком при оплате по терминалу или ATM другого банка, нежели эмитент. В Индонезии существует четыре основные конкурирующие внутренние коммутирующие сети-схемы дебетовых карт:• PT Artajasa Pembayaran Elektronis - контролируется PT Indosat Tbk, одной из крупнейших телекоммуникационных компаний в Индонезии и пенсионным фондом Банка Индонезии (BI).• PT Rintis Sejahtera («ATM Prima») - контролируется Банком BCA• PT Daya Network Lestari (ATM ALTO) - контролируется Seven Bank, Япония• PT Sigma Cipta Caraka (ATM Link) - контролируется четырьмя государственними банками - Bank Mandiri, Bank Rakyat Indonesia(“BRI”), Bank Negara Indonesia (“BNI”) и Bank Tabungan Negara (“BTN”). Эти сети, в основном, ориентированы на услуги коммутации, предоставляемые через банкоматы или POS-устройства их банков-членов. Однако они также предоставляют услуги по выставлению счетов, переводам, электронным кошелькам и другим платежным услугам.

В 2018 году Банк Индонезии запустил вторую часть национальной платежной системы GPN (аналог НПС Мир в России), которая позволяет осуществлять межбанковские расчеты и принимать на эквайринг карты любых банков. GPN нацелена обеспечить картой каждого индонезийца до 2022 года. Для расчетов по счетам, таким как электричество, вода или Интернет, индонезийцы используют банкоматы, онлайн-банкинг или расплачиваются наличными через агентов. Кроме того, наиболее распространенный способ оплаты интернет заказов - оплата наложенным платежом (COD) при оплате наличными через доставщика, в том числе, для билетов и ваучеров.

Дебетовые карты часто ограничены в использовании в электронной коммерции. Для бизнеса рискованно доверять доставщику деньги. Это также добавляет к стоимости транзакций, задержкам в расчетах и большему количеству возвратов или недоставленных товаров.

Платежи через банкоматы и онлайн-платежи являются неудобными для клиентов, и они также не являются мгновенными. Платежи с помощью мобильных кошельков составляют лишь небольшую часть общих платежей в Индонезии, хотя это наиболее удобный способ для плательщиков. На сегодня в Индонезии для платежей в цифровой среде не существует очевидного решения. Покупатели задыхаются от выбора, в том числе, по причине недавнего запуска GPN.

ИГРОКИ И РАЗВИТИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ ПЛАТЕЖНЫХ СЕРВИСОВ

Крупнейшие мобильные кошельки, Go-Pay, Go-Jek и Ovo Grab, имеют пока достаточно стандартные функции: оплата счетов за коммунальные услуги и медицинское страхование, переводы и небольшое проникновение в e-commerce.

Кроме того, с 2019 года активно развивается государственный LinkAja. Go-Pay, являющаяся частью популярной в Индонезии платформы платных услуг и услуг по запросу Go-Jek, добилась успеха с момента своего запуска в 2016 году. В 2017 году компания купила несколько платежных решений, включая Midtrans – ведущий платежный шлюз в интернете, и смогла обеспечить необходимые лицензии не только для безналичных платежей через Интернет, но также для одноранговых переводов и платежей QR-кода в обычных магазинах. Go-Jek поддерживается Tencent, компанией, стоящей за WeChat. На Go-Pay приходится 35 процентов всех транзакций электронных денег в стране. Он занял эту позицию, несмотря на конкуренцию с системами электронных денег, выпущенными банками, такими как Mandiri e-cash и Bank Central Asia Flazz.

Аналитики считают, что Go-Pay стала такой популярной платформой, потому что она предлагает привлекательный вариант использования, встроенный в быстрорастущую экосистему услуг по запросу, включающую 400 000 продавцов и 1,5 млн агентов. В системе более 150 млн пользователей. Оборот - 6,5 млрд долларов в год.

OVO, компания, входящая в один из крупнейших конгломератов в Азии – Lippo, вторая доминирующая платформа в сфере мобильных платежей в стране. Развивалась она, в том числе, и за счет покупки ведущих нишевых, платежных сервисов. В марте к сервису подключились кредитные платформы Teralite и Do-it, а также инвестиционные сервисы: Baresta - входит в Lippo, и Bibit, тем самым расширяя функционал платформы, отвечая за возможность кредитного финансирования для SME и физических лиц. Пользователями платформы являются 110 млн человек. Рост объема платежей компании в 2018 году увеличился в 75 раз. Количество инсталляций электронного кошелька выросло до 105 млн.

LinjAja – платежный сервис, запущенный в апреле 2019 года крупнейшей телекоммуникационной компанией Индонезии Telcomsel, четырьмя государственными банками и государственной нефтяной компанией. Как и лидеры рынка поддерживает платежи по QR кодам, пополнение баланса через агентов, магазины и банкоматы, переводы, покупку геймерской валюты и т.д.

В течение месяца было подключено более 40 млн пользователей и, несомненно, рост продолжится такими же темпами, так как в LinkAja интегрируются платформы электронных денег участников конгломерата: Tcash - третья по популярности платформа в стране, BRI My QR и BNI Yap! И eCash от банка Mandiri.Dana, поддерживаемая Ant Financial (Ali Baba) в Индии, купила несколько платежных решений и успешно развивается, становясь одной из лидирующих компаний (Paytm).

Также Ant купила компании в других странах, такие как True Money в Таиланде и Mynt на Филиппинах. В Индонезии Ant создала совместное предприятие с Emtek, создав платежный сервис Dana, однако значительного успеха он за год не добился. Тем не менее Dana, по количеству клиентов, является четвертой системой, всего лишь в 2 раза уступающей лидерам.

Основа маркетинговых решений – кэшбэк и скидки, что является крайне затратным способом входа в рынок, но именно их и практикуют компании, чтобы стать суперприложениями как Ali или Wechat. Из миллионов заказов, которые ежедневно обрабатывают Go-Jek и Grab, по мнению аналитиков, до половины оплачивается цифровыми кошельками, и, предположительно, все они субсидируются. Если размер субсидии колеблется от 4000 рупий (0,28 долл. США) до 10 000 рупий (0,71 долл. США) на заказ, то компания Go-Jek, которая утверждает, что выполняет 3 млн заказов в день, субсидирует до 15 млрд рупий (1,06 млн. долларов США) в день или около 380 млн долларов США в год. LinkAja достаточно агрессивно поддержала программу скидок, предоставляя их в значительном объеме при оплате за газ и топливо, авиа и ж/д билеты, для пополнения депозитов. В основном, субсидии оплачиваются мерчантами, чтобы расширить свои позиции. По мере того, как все больше и больше офлайн-транзакций регистрируются в сети, суперприложения собирают обширную базу данных о ежедневных моделях потребления, которые преобразуются в услуги, предлагаемые для офлайн-продавцов.

ПЛАТЕЖНЫЕ РЕШЕНИЯ ДЛЯ БИЗНЕСА

Рынок платежных решений для бизнеса, платежных шлюзов и процессинговых решений крайне диверсифицирован и не имеет доминирующих игроков из-за быстрого развития платежной индустрии страны. Из-за прошлых ограничений взаимодействия между внутренними платежами, банки и другие участники платежей стремились развернуть свою собственную платежную инфраструктуру. Количество различных решений огромно. При этом поддержка большого количества различных решений с электронными деньгами и платежными картами требует огромных усилий и, на наш взгляд, рынок будет консолидироваться.

В 2018 году банк Индонезии начал регулирование платежных шлюзов и к первому кварталу 2019 года выдал 14 лицензий. Рыночная стоимость услуг провайдеров значительна и существенно превышает стоимость таких же услуг в России. Значимый, независимый игрок на рынке Индонезии – Doku, крупнейший платежный сервис, работающий с 2007 года с собственной лицензией на электронные деньги. К сервису подключены 80 000 мерчантов. В компании работает около 50-ти человек. PayDollar – дочерняя крупнейшей азиатской платежной компании AsiaPay. iPayMu – платежная система с 70 000 мерчантами.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Балабаев вячеслав", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": -2, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 80206, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 22 Aug 2019 14:03:07 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 80206, "author_id": 302037, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/80206\/get","add":"\/comments\/80206\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/80206"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
3 комментария
Популярные
По порядку
3

Молюсь, чтобы в аду был отдельный котел для тех, кто так расставляет знаки препинания.

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }