Оффтоп Мария Тихонова
6 123

Почему сильные стартапы не идут в российские акселераторы

Акселерационные программы в России мало чем принципиально отличаются друг от друга, и в большинстве случаев сводятся не к привлечению инвестиций в проект, а к обычному образованию и пиару, которые в перспективе не дают никакого развития стартапу.

В закладки

Казалось бы, что может быть проще, чем скопировать мировой опыт акселерационных программ и внедрить с поправкой на российскую действительность. Но почему-то отечественные акселераторы выполняют сейчас в России функции, которые не присущи классическим программам. Например, базовые компетенции в сфере бизнеса. Проходя отечественный акселератор, молодой проект получает теоретическую базу знаний. Но ведь стартаперы – это не энтузиасты, а уже самостоятельные предприниматели, которые уже «стартанули» какой-то бизнес и создали продукт, у которого есть продажи. Хотя часто думают, что достаточно придумать некую оригинальную идею или создать какой-то продукт, и всё – можно назваться «стартапером» и заработать миллионы. Акселератор же, по факту, – не кузница предпринимателей, акселератор – это поддержка и масштабирование уже сформированных бизнес-кейсов. В России уже давно можно было перенять мировой опыт – предакселераторы, например, как раз и создаются для развития бизнеса идей, а образовательная часть может рекомендоваться проектам индивидуально и выводиться за рамки программы акселерации, как это делают Y-Сombinator, 500 startup и другие известные акселераторы.

Сергей Скрипников, директор по маркетингу инвестиционной компании «Фридом финанс», бывший заместитель генерального директора ФРИИ по коммуникациям: «Инвестировать принято в тех, кто уже набил шишек на прошлых ошибках. И эта вера зиждется на tolerance to failure, основополагающем принципе американского мироощущения – учиться ходить по граблям лучше с хорошим проводником, то бишь в акселераторах. Акселератор нужен тем российским командам, которые не проверили на клиенте своё ценностное предложение. И именно поэтому особенность российских акселераторов в том, что они помогают стартапам в формулировании ценностного предложения, проверке базовых гипотез, фокусировке на нише, а также в получении трэкшена. В США, например, акселераторы больше заточены на отработку всех деталей питча потенциальному инвестору. Соответственно, западные акселераторы – это техника питча плюс возможность выйти на потенциальных инвесторов, поскольку в них идут уже состоявшиеся проекты. Говоря в ключе необходимости идти в акселератор именно сильному российскому стартапу, то в России фактически нет таких проектов, либо их можно сосчитать по пальцам – поэтому вопрос и не стоит, собственно».

Тимур Черкасов, CEO urban tech компании «Тимур и партнеры», куратор «Лаборатории цифровых методов» архитектурной образовательной площадки «Софт Культура»: «Мой стартап связан с городскими большими данными, а значит, не слишком привязан к России и может/должен выйти на международный рынок. Акселераторы в России отталкивают в начале, в процессе и потом. Сначала предъявляется некий достаточно высокий порог вхождения -- всё бросить на 3-6 месяцев и по сути не иметь никаких гарантий того, что будут деньги на существование. И в процессе же выясняется, что в России это дело весьма токсично – основные акселераторы связаны с государством, и это пугает, т.к. выход на международный рынок ивестиций (например, для второго раунда) будет заказан. Также акселераторы не подходят потому, что не хочется вводить в компанию человека, у которого будет право вето (так делает ФРИИ). В итоге с российским акселератором, скорее всего, можно оказаться только на российском рынке, что неплохо, но не для всех. Знакомые мне сильные и успешные команды также не шли в акселераторы в России, потому как находили людей, инвестиции и опыт сами. А еще я заметил, что сообщество стартапов в акселераторах и сами представители акселераторов ничего толком не знают про сильные и успешные команды в России (если только эти команды не завалили инфоповодами рынок, не выбились в топ Playmarket или AppStore) и яростно реагируют, что все эти люди -- никто. А сильные команды, которые мне известны, – не очень стремятся завоевать чье-то экспертное доверие в акселераторах, а тратят все силы на создание качественных продуктов. Я не пытался ввязываться в акселераторы, потому что, как мне кажется, это только может отвлечь, навязать странную акселераторную культуру, которая не очень-то помогает самим компаниям, судя по обыкновенной статистике -- 3-5% устойчивых взлетов. Во всяком случае, за российскими акселераторами не видно мощных плюшек, которые в корне должны были бы всё улучшить. Пока самое ценное, что я от них получил -- всевозможные статьи и книги, которые помогают навигироваться в знаниях».

Если рассмотреть задачи, которые должны и обязаны решать акселераторы, то это следующие:

1. Аналитика существующего бизнеса, технической реализуемости, объема рынка, целевой аудитории для выработки стратегии развития масштабируемых проектов.

2. Быстрая системная интеграция полезных существующих решений в стартап.

3. Разбор существующей юнит экономики стартапа, поиск “узких мест” и прогнозирование возможного масштабирования.

4. Поиск и тестирование решений для повышения маржинальности бизнеса продукта.

5. Получение доступа к экосистеме крупного бизнеса для получения обратной связи и проработки потенциального сотрудничества.

6. Привлечение стратегических инвестиций и повышение инвестиционной привлекательности проекта.

Григорий Ситнин, предприниматель и продуктолог http://sitnin.com/about/, бывший сотрудник ФРИИ и Venture.club: «Давайте определимся: мы говорим про стартап. Это компания, которая находится на стадии взрывного роста, а также поиска и доказывания бизнес-модели. И сильным стартапом мы будет называть такой, который уже растёт и получает прибыль. На первый взгляд, такому стартапу действительно не нужно в бизнес-акселератор. Ни за инвестициями, ни за ростом. Всё и так хорошо. Однако, это — иллюзия. В бизнес-акселераторах есть три возможности, ценность которых редко воспринимается адекватно. 1. Взгляд со стороны, заинтересованный в увеличении скорости роста, но находящий "над системой" по отношению к конкретному стартапу. Сотрудники и эксперты акселератора не работают в стартапе. А это важно потому, что существует максима – "проблема не может быть решена на том уровне, на котором создана". И максима работает. Основатели и сотрудники стартапа не видят за деревьями леса. И хотя между деревьев ходят успешно (сильный же стартап), картину целиком увидеть почти невозможно. Кстати, именно поэтому психологи и коучи тоже ходят к своим коллегам. 2. Стартап у акселератора далеко не первый. А количество ошибок и проблем на стадии роста конечно. Они все уже известны, так или иначе. Следовательно, в акселераторе можно получить концентрированное знание решения всех типовых проблем стадии роста. Знание само по себе бесполезно. Однако, акселерация это всегда программа, которая знания натренирует до навыков засчёт непосредственного и быстрого делания. Можно, конечно, совершить все ошибки и найти способы их исправления самостоятельно. Это будет долго, дорого и больно. 3. Любой сотрудник, работающий на благо стартапа, стоит денег. Порой, больших, так как стартап — предприятие высокорисковое и требующее максимального напряжения максимально прокачанных навыков. В акселераторе вы попадаете в среду с максимальной концентрацией профессионалов высочайшего уровня. А у сильного стартапа есть возможность купить саму акселерацию. Ведь мы договорились, что у него есть рост и прибыль. Значит, можно покупать лучшие инструменты ускорения этого самого роста. В общем, если вы сильный стартап — ищите лучшую программу акселерации на рынке (лучше по отзывам и рекомендациям прошедших) и покупайте. Будет одна из лучших инвестиций прибыли в увеличение самой же прибыли».

Таким образом, в идеале в результате прохождение акселератора стартап должен получить некий сертификат качества (все знания, умения проекта подтверждены) и стать полностью раскрытым и внедрённым в бизнес проектом, либо готовым блюдом для употребления инвестором. К сожалению, в российской действительности эта функция не работает, по причине того, что у отечественных акселераторов и инкубаторов нет того гигантского опыта (который есть, например, у Y-Combinator), их слишком много и они не являются теми признанными гигантами, которыми могли бы быть. Именно поэтому инвесторам абсолютно всё равно – прошёл проект акселератор или нет.

Антон Любохинец, CTO проекта Eyezon: «Многие акселераторы обещают стартапам золотые горы и сотни тысяч долларов. Однако зачастую все оборачивается небольшим чеком, которого едва хватит на переезд и проживание во время программы, запуск пары мелких рекламных кампаний. Остальные привилегии, порой, своего рода «кот в мешке». И тут нужно быть крайне внимательными: иногда это действительно серьезные скидки и услуги (например, год бесплатных серверов, несколько виртуальных тысяч долларов на рекламную компанию), а иногда – откровенно бесполезные для вашей идеи вещи. Сайты акселераторов пестрят огромными списками «опытных» людей. Там обязательно будут несколько громких фамилий. Достаточно часто большинство из них хорошие специалисты. Но иногда туда попадают люди, чей опыт может вызывать вопросы. Не всегда бывший основатель компании, которую кто-то недавно купил, может обладать действительно необходимыми для вас знаниями. Соответственно, вы можете потратить уйму времени на разговоры не о чем. Более того, к советам даже самых опытных менторов нужно прислушиваться с определенной осторожностью. Порой они не видят полной картины, всей идеи или конкретных проблем. И если вы вдруг последуете неправильному совету – это выльется в потери и может стать ударом по репутации. Поэтому всегда нужно очень тщательно изучать бэкграунд этих людей. Да, акселераторы представят вас определенному числу потенциальных инвесторов. Хороший акселератор поможет найти профильных инвесторов, плохому – вообще наплевать. Всем важно, чтобы стартап как можно быстрее «закрыл» следующий раунд инвестиций. Результатами таких встреч может стать либо абсолютная трата огромного количества времени и нервов, либо получение инвестиций и нового члена Совета Директоров, который рано или поздно сможет повлиять на принятие неправильного решения, ввиду своей некомпетентности в вашей сфере. Эти минусы легко можно преодолеть при правильном и подробном изучении акселератора, его выпускников, удачных сделок и отзывов в прессе. Но стартаперы – это зачастую ограниченные во времени и ресурсах люди. Они без раздумий хватаются за соломинку и надеются, что вытащили счастливый билет. А какой – это мы уже потом разберемся. На самом деле это решение может стать судьбоносным».

Подводя итоги, можно сказать, что по факту отечественные акселераторы не всегда выполняют все необходимые и классические функции. И если команда стартапа действительно сильная, и основатель понимает, к какой цели он её ведёт, то классический российский акселератор ему не нужен. Всю необходимую информацию можно, на самом деле, найти в открытых источниках, а о консультации ментора можно договориться лично. Благодаря многочисленным митапам основатель может презентовать свой проект потенциальному инвестору, минуя акселерационную программу.

Ирина Папоркова, основатель проекта StyleConsierge: «Сначала я искала только деньги, а не помощь в построении бизнеса, поэтому пошла к бизнес-ангелам, а не в акселераторы. Спустя 1,5 года после первого раунда, когда бизнес подрос, у меня, как у фаундера, возникло ощущение, что мы не сможем двигаться дальше, если бизнес не начнет общаться с внешним миром, хотя коммерческие показатели были в норме – мы давали 300% роста 2 года подряд. Возникло чувство консервации, как будто мы варимся в собственному соку, а нужно изменить траекторию, включиться в более масштабный процесс движения, некий мировой поток, и что это критически важно, если мы хотим создать глобальный бизнес, а не семейную лавочку. Ну, и стало понятно, что для этого ускорения нужны не столько деньги, сколько правильные люди Я недавно была на SynergyDifitalForum, там были хорошие спикеры. Их интересно слушать, во время выступлений формируются новые мысли, идеи... но чтобы эти мысли и идеи сложились в новый успешный виток для проекта, нужна ежедневная работа команды».

Если стартап активно развивается, то, скорее всего, ему нужна индивидуальная поддержка в масштабировании и конкретные решения. И как раз это не всегда можно получить в российских акселераторах, где решаются усреднённые задачи. Плюс, большинство акселерационных программ выстроено таким образом, что необходимо полностью погрузиться в образование, забыв о зарабатывании денег, развитии и управлении проектом. Такое могут себе позволить только молодые команды на этапе идеи.

Перспективных и сильных отечественных команд не так и много, и их уже не так привлекает романтика акселерационной жизни в России. Их интересуют реальные показатели улучшения их бизнеса при больших временных затратах на различные акселерационные программы. Но, в любом случае, каждый решает сам – где и каким образом он будет получать необходимые знания и опыт для развития своего бизнеса.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Мария Тихонова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 13, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 41888, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15395' + '50799') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 41888, "author_id": 186141, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/41888\/get","add":"\/comments\/41888\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/41888"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

2

«Рыба ищет где глубже, а человек — где рыба!»

Ответить
2

"Кто то ищет удочку, а кто то её создаёт"

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления