Офтоп
Maxim Shishov
1449

Искусство нейминга. Как придумать название, которое полюбят?

В закладки

Проработав полгода, мы с партнером решили, что нашей фирме нужно звучное название, которое передавало бы суть того, что мы делаем. Прежнее название «Агентство продающей рекламы» не передавало ничего. Мы практически не занимались рекламой и были далеки от продаж. Стесняясь названия, мы свели его до невнятного «АПР», между собой называя апыром. И вот теперь мы хотели поменять «Апыр» на что-то пристойное. Тогда я и познакомился с Костей Сахно.

Костя придумывает названия, слоганы и креативные идеи, которые можно использовать в рекламе и брендинге. Костя — мастер короткой формы. Упаковать каскад смыслов в одно предложение. Выразить суть продукта одним словом. Я помню, как мы сидели у меня дома и рассказывали Косте, чем занимаемся, как ощущаем себя, как подходим к решению клиентских задач. Костя думал, глядел на нас серо-голубыми глазами, задавал вопросы. Иногда неожиданные, что-то вроде: «Если бы ваш бизнес был человеком, то какой это был бы человек?» Потом Костя ушел думать и вернулся со списком названий. Мы выбрали «Стереомаркетинг».

Короткая форма — мучение для меня. Мне проще написать статью, рассылку или целый сериал про бизнес, чем придумать к ним название. Тот факт, что мы с Костей оба работаем со словом, но работаем очень по-разному, будоражил. Мне захотелось расспросить Костю, что значит быть неймером и нарекать вещи.

Почему ты выбрал именно нейминг? Чем он так для тебя привлекателен?

Придумать название это как подобрать ключик к пещере с сокровищами. Помнишь как в сказке: «Сим-сим откройся?» Имя — это волшебное слово, которое раскрывает все, что хочет вложить в него владелец. Так, конечно, не всегда бывает. Но мне нравится думать об имени, как о маленькой точке, в которой скрыта вселенная ассоциаций и значений.

Название — спусковой механизм, который приводит в движение целый массив образов

Одно из любимых названий, автору которого я выражаю почтение — галерея обуви «Шагал». Тут и мэтр изобразительного искусства, и неожиданный «что делал?», и застывший во времени променад в оболочке ёмкого звучного слова и, при этом, стопроцентное попадание в категорию.

Это не работа Кости Сахно, но она его вдохновляет

Многослойность имени — один из показателей его силы. Имя — часть большой системы брендинга, сервиса, продукта, и оно должно усиливать эту систему, а не разрушать.

Какие задачи бизнеса помогают решать названия?

Имя отражает содержание продукта или компании. Явно или нет оно передает посыл, отвечает на вопрос, какой хочет предстать компания. Серьезной или веселой? Своей в доску или, наоборот, недоступной, глядящей с высока? Дерзкой и молодой или старой и умудренной? Бывает, что компании надо мимикрировать, чтобы встать в один ассоциативный ряд с конкурентами, а бывает, что надо разорвать шаблон и выделиться. Задачи у клиентов разные, но всегда есть критерии, по которым понятно — подойдет имя компании или нет.

А это нейминг Кости

Можешь привести примеры задач, которые ставили клиенты?

У меня было несколько проектов, когда русским бизнесменам было важно, чтобы название звучало на иностранный манер. Например, нужно было придумать название торговой марки одежды, которую производили в Корее. Заказчик выбрал название Skvama. Как оно родилось? Я отталкивался от идеи, что одежда — это оболочка человека. Ассоциативные ориентиры — кожа и чешуя. Чешуя по-английски squama. Изменил написание, получилось Skvama. Название отлично выполняло свою задачу. Не в смысле, что люди смотрели и думали: «О, точно! Название корейской одежды должно звучать именно так!», а в смысле, что ни у кого не возникало чувства, что это русская торговая марка. Название органично соотносилось с одеждой из Азии. Схожей была задача придумать марку постельного белья, чтобы название звучало по-европейски. Заказчик утвердил название Muza Noche.

И это нейминг Кости, равно как и все прочие примеры

Другой пример. Заказчик нашел в Китае хорошие по качеству автомобильные радиаторы. Чтобы вывести их из ранга «без названия» и подавать в средней ценовой категории, ему нужен был яркий бренд, который выделит товар на полке. Соответственно, стояла задача разработать звучное, заметное имя. В этом проекте я сделал ставку на звучание. Имя должно было быть с характером: ревущее как автомобильный мотор, крепкое, запоминающееся. Я искал связки слов, которые содержали в себе эту силу. Изучал названия динозавров, сканировал словари. Сконцентрировался только на звучании и норове, отметая все остальное. Итог — «Ramzera».

Расскажи подробнее, как ты придумываешь названия? Это скрупулезная работа по перебору слов или же тебя внезапно озаряет?

Вначале нужно напитаться задачей (задавать вопросы, анализировать, исследовать). Второе — разведать словесную территорию, например, заказ от клуба воздухоплавателей обязывает проштудировать авиационные термины (как правило, это рутинная часть). Здесь стоит привести цитату из книги по неймингу Алекса Френкеля: «Главный креативный метод заключается в творческом переосмыслении характеристик и слов, относящихся к новому товару или услуге». В-третьих, нужно выписать или собрать картинки богатых на ассоциации образов — составить доску картинок (мудборд).

Мудборд для магазина акционных товаров

Картинки воздействуют на воображение быстро и объёмно, провоцируют поток ассоциаций, сюжетов, идей, слов. Для амбициозного вычислительного приложения может подойти образ многорукого робота, для отражения разношёрстного ассортимента — образ зоопарка, современная бухгалтерия — перечеркнутые нарукавники.

В процессе именования важно выписывать концепции, то есть центры вращения мыслей. Например, для сервиса гарантированной доставки эмоциональной точкой отсчёта может стать выражение «разбейся в лепёшку», для развлекательного центра — «узники комфорта», для для клуба сварщиков — «бенгальские тигры». Эти концепции — хорошая образная точка отсчёта. Думая в рамках этих идей и фраз, мы качественно открываемся для слов и образов в заданном настроении.

На практике пропорция «конторской» и фантазийной работы зависит от типа задачи. В некоторых случаях запрос не предполагает время на рутинёрство (пару дней на задачу, название для события), а порой задача исключает фантазийный аспект (седьмая марка гречки на полке, делаем скучно). Где-то делаешь всё «под микроскопом», проводя часы над литературой и словарями, в других проектах важна скорость, и надежда только на яркую фантазию.

Наверное, у кого-то есть волшебный бубен, в который бьешь, и имена приходят. У меня такого бубна, нет, но есть сквозной принцип — сохранять непринужденность и быть в движении. Важно не загонять себя в рамки, что вот мой стол это штурвал самолета, от которого нельзя оторваться. Совсем наоборот, чем свободнее себя чувствуешь, чем меньше сковываешь воображение, тем круче будет результат. «Мысли расслабленно, а не напряжно», — совет дизайнера Карима Рашида, который я разделяю. Заказчик не должен удивляться тому, что для добычи одного-единственного слова нужно добывать «словесную руду» три-четыре недели и больше. В этой работе важен воздух — полезны паузы, чтобы взглянуть на результаты со стороны и сменить пластинку словоизвлечения.

Клиент арендует состояние неймера, его творческий ресурс

Это нечто противоположное пушкинскому «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать», ведь тут не чистое творчество, тут задачка на злобу дня. Не обязательно дожидаться критической массы сведений и чахнуть над тематической литературой, чтобы хлынул поток имён. Достаточно самого общего представления, и уже можно идти гулять, ехать по делам — в этот момент начинают приходить слова. Я беру телефон и записываю их. Отличный способ наполниться идеями — примерить на себя продукт. Например, чтобы придумать название для кофе на вынос, надо пойти, купить этот кофе и пошагать с ним по городу. Вчувствоваться в ощущения, поймать впечатление, эмоции. В этот момент ты на волосок от решения.

Вживаться в продукт полезно. Например, можно ехать в трамвае и думать: «Надо придумать название для одежды, а что такое одежда? Если бы я ходил без одежды, как бы себя чувствовал? А если бы уже родился в одежде? А как себя чувствуют рыбы в чешуе, ведь для них это одежда?» Начинаешь играться с этими идеями, развивать их, включается воображение.

А если взглянуть на одежду под микроскопом, как бы выглядели эти волокна? Синтетика выглядела бы многослойным миром будущего, похожим на космическую станцию. Возникает поток ассоциаций из «Звездных войн», «Стартрека». И ты, как ловец имен, только и успеваешь вытряхивать их из сетки: Skvama, Dropship, Upject, Vakum, Formfactor, Blastа …

Одна и та же компания рождает множество разных ассоциаций. Как ты понимаешь, какое название лучше всего отражает суть?

Даю заказчикам несколько названий (в зависимости от задачи от трёх до нескольких десятков). Как художник я предлагаю свое понимание и говорю: «Я так вас вижу». Хотя полёт фантазии и уравновешен критериями задачи, я могу чего-то не понимать в бизнесе клиента. И потому оставляю возможность примерить имя и выбрать то, которое ближе по духу. В основном, работаю с малым бизнесом, с собственниками. Имя должно устроить клиента, вдохновить. Если человек не поймет его, он не сможет им пользоваться — произносить на переговорах, писать на визитках. Ему будет неловко как в пиджаке, который сшит не по размеру. Есть проекты, в которых не нужно ориентироваться на личность собственника, идейного носителя — нужно свести отбор названий к минимуму в соответствии с задачей и настаивать на имени-фаворите. Гибкость в понимании правильного подхода подачи приходит с опытом и зависит от конкретной ситуации.

При работе над проектом рождается много интересных имен. Например, я придумывал название для художественной мастерской. Это мастерская, где человек может порисовать в свое удовольствие, обучиться рисунку маслом, акварелью и т. д. Я предложил несколько названий, в том числе «Винчи Да» и «Палуба».

«Винчи Да» — игровое название, творческое переосмысление имени Леонардо да Винчи. Имя отражало яркий характер хозяек мастерской, отсылало к творчеству, игре, но могло показаться слишком экстремальным для их клиентов. Название «Палуба» более демократично. Палуба — это море, романтика, бляха на ремне, площадка. Мастерская тоже площадка, где люди могут выдохнуть после работы, напитаться творческим настроением, отдохнуть, раскрыться. Имя раскрывается, когда попадаешь в атмосферу творческой мастерской, ассоциации считываются правильно. Художницы выбрали название «Палуба».

Как ты презентуешь название заказчикам? Возникают ли у них возражения или непонимание?

Подать имя можно по-разному. Можно сделать богатую презентацию, создать уникальное начертание имени, показать как оно будет жить. Это упрощает «продажу» имени клиенту. Картинка подкупает, помогает представить название в жизни. Другой способ — не делать визуального обрамления, написать имя нейтральным шрифтом (с малым бизнесом редко бывает по-другому, дизайн это дополнительный бюджет). Если название понравилось заказчику само по себе, это знак хорошего попадания. Делал название детскому центру, выслал клиенту список более чем из десяти имен. Заказчик сразу же звонит: «Юрк-Ёрк, то что надо». Я говорю: «Точно? Там еще много имен». Она отвечает: «Нет, это идеально подходит». Если заказчик способен выбрать имя, написанное обычным шрифтом, значит он внутренне к нему готов. Такое имя будет отлично работать.

Название детского центра: наборный шрифт и шрифтовой логотип

Но бывает, что заказчик начинает оценивать название очень критично, теряет объективность. В жизни нас окружает множество названий, но очень редко мы говорим: «Что-то это имя кажется мне слишком ярким и вызывающим, им бы скромней назваться» или «А это название очень брутально звучит, надо было мягче свой магазин назвать». Когда человек берет на себя роль оценщика имен, надевает корону жюри, критичность возрастает, непредвзятость тает. Иногда кажется, что люди намеренно ищут изъяны, отыскивают рифмы с пошлыми словами, то есть делают то, чего в отношении чужих названий не делают.

И как ты с этим борешься?

Я рассказываю клиентам об этом эффекте. Говорю, поживите с названием дня три или представьте, что вы увидели это название в поисковике или в отпуске, что вы не имеете к нему никакого отношения. Иногда я вижу, что дело не в критичности клиента, а в том, что название оказалось слишком смелым, и клиент испугался. Люди часто привязаны к штампам. Представь, что компании надо выйти на рынок питьевой воды, что мы там увидим? «Серебряный родник», «Студеное озеро», «Хрустальный источник», «Горный водопад». Придумать яркое имя — отличный повод бросить камень в этот ручей и взбаламутить то самое озеро.

Если у нас хороший продукт — вода с уникальным составом и задача заявить о себе, то называться очередным «Серебряным родником» смысла нет. Но клиенту может быть страшно решиться на такой эксперимент. Страшно быть не как все, даже если такое решение напрашивается. А задача неймера вдохновить клиента. Показать как имя может работать, показать его глубину и возможности. Я стараюсь, чтобы клиент принял решение в пользу интересного, звучного, необычного имени.

Имя должно выделить компанию, помочь ей завоевать долю рынка. Сильное имя поведет клиента за собой, станет локомотивом, задаст бизнесу новую планку

Разница между интересным и обычным именем как между гавайской рубашкой и рабочей одеждой. Во второй можно не требовать от себя лишнего, плыть по течению. Гавайское обличье обязывает быть в тонусе, влияет на качество и напор бизнеса. Разумеется, не нужно надевать эту рубашку на проект, который предполагает идеальный смокинг. Форма должна соответствовать содержанию.

Хорошее имя, правда, добавляет веса и уверенности. Но вот вопрос, а всем ли нужен нейминг?

Если рынок не конкурентный, и компания не заинтересована в формировании имиджа, нейминг ей не нужен. Он также не нужен людям, которые не готовы к неймингу. Бывает, что я рассказываю, какие задачи можно решать с помощью нейминга, а люди сопротивляются. Им хочется, чтобы у них было самое обычное название. Тогда я говорю, что привлекать неймера нет смысла. Возьмите «Серебряный родник» и «Хрустальный ручей» скрестите между собой и берите на выбор или «Хрустальный родник» или «Серебряный ручей». Но такое бывает очень редко, обычно люди понимают ценность нейминга, и мы работаем.

А есть клиенты, с которыми ты принципиально не работаешь?

У меня принцип не работать с алкоголем, сигаретами и мясом. А также с теми, кто не видит ценность нейминга. Это люди, которые могут позволить себе услуги, но начинают торговаться. В этом случае я рассказываю о ценности названия, раскрываю процесс и методику, предлагаю рассматривать нейминг, как относительно недорогую инвестицию. Объясняю, какие задачи решает нейминг. Говорю о том, что непродуманные имена быстро выдыхаются, а чтобы придумать и выбрать имя с запасом прочности нужна квалификация. Затрагиваю вопрос регистрации имени, немножко пугаю историями, когда имена угоняют. В идеале проект должен быть законченным — функциональным, эстетическим, юридически защищённым. Если люди по-прежнему не понимают за что они платят, я с ними не работаю. И хотелось бы помочь, но понимаешь, что и не оценят, и пользоваться не смогут, не раскроют заложенные ценности.

Хотя нейминг — не самая дешевая услуга, можно и нужно браться за него бесплатно, если проект идейный. Например, просветительский, социально-предпринимательский, природоохранный, благотворительный, духоподъёмный.

Если человек хочет стать неймером, чтобы ты ему посоветовал?

Обращать внимание на красоту слова, не бояться играть со словами и записывать находки. Вдохновение можно почерпнуть где угодно. Например, в поэзии. Взять Хлебникова с его «лебедиво», «неимеи», «мучоба» и множеством других неослов. Полезно исследовать особенности языков. Есть интересные подборки иностранных слов, аналогов которых нет в русском языке. Например, шотландское Tartle означает панику и растерянность, когда вы кому-то представляете человека и забыли его имя. Японское Wabi-Sabi — способность разглядеть прекрасное в несовершенном. Можно просто обращать внимание на названия вокруг. В Москве я ездил к друзьям в гости и вышел на платформе «Лось». Я не смог выяснить, откуда взялось это название и придумал слоган остановке: «Платформа „Лось“. Так повелось».

Можно играть со словами просто так, можно находить задачи. К счастью, для неймера задач множество. Хочешь потренироваться, придумай поздравительное прозвище для друга (моим товарищам досталось: Игорилла, Иль-янь, Мячеслав). Интересная задача — придумать название для песни: слушаешь композицию и представляешь, каким образом её можно выразить с помощью слов. Могут всплывать цвета, образы, воспоминания о путешествиях и другие ассоциации. Грубо говоря, конвертируем песню в слово. У нас с друзьями есть музыкальная группа «Шишспа», одну песню за романтичный мотив назвали «Френч-пресс». Еще есть композиция «Элероны-жемчуга», на подходе «Техносон» и «Лоси лижут соль».

Как-то раз меня подключали к разработке имени для хомячка. Один из самых необычных запросов — расшифровка аббревиатуры из двух букв (за компанией осталось сокращённое имя, но род деятельности поменялся и понадобилась новая развёртка).

Очень интересно с детьми придумывать имена игрушкам. Говоришь, давай имя твоему коню придумаем, и тут с лёгкой детской подачи появляется «Чернотоп». Дети — крутые неймеры. В детстве я называл яблоко — ябой. Отличное название получилось бы для детского сока — яблочный сок «Яба».

Книга-путеводитель по Хабаровску для детей и их родителей

Еще задача — хорошее имя почтовому ящику придумать, чтобы не было всех этих marina04101991

У меня был практически отдельный проект по созданию своей почты на gmail. Я выбрал топ имен, которые нравились. Отбраковал те, что совпадали с названиями существующих компаний. Стал регистрировать. Гугл вышибал их одно за одним — занято, занято, занято. Обидно, когда до финишной черты десять метров, а тебя заворачивают назад. В результате прошло имя krutoteka, и я остался доволен. Придумать имя для почты — отличный вызов для неймера. Еще одно упражнение — нестандартно называть файлы и папки, важные пункты в ежедневнике, писать интересные темы электронных писем, разделять на части текстовые послания и придумывать им заголовки.

И, конечно, если ваша тетя решила открыть ногтевой сервис или знакомый начал бизнес, это отличная возможность им помочь — придумать хорошее название. А если чуть-чуть подождать, где-то 100 тысяч лет примерно, то звезды изменят расположение, и надо будет называть созвездия заново, так что неймеры будущего не останутся без работы.

В статье использованы работы Кости Сахно и фотографии Тимура Зарудного. Полное портфолио Кости и контакты можно посмотреть здесь.

А здесь можно посмотреть любопытный социальный проект «Жилетка», с которого я прусь и который норовлю упомянуть в каждой статье.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Maxim Shishov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 13, "favorites": 43, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 74402, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 10 Jul 2019 08:06:26 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 74402, "author_id": 137794, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/74402\/get","add":"\/comments\/74402\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/74402"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791, "last_count_and_date": null }
3 комментария
Популярные
По порядку
0

Если кому интересно, то герой статьи вот тут:

Ответить
0

Да уж автор. Писать короткие тексты это действительно не твое. Тут талант нужен. Тренируйся

Ответить
0

И добавлю по ключевому клиенту вашего Стереомаркетинга. Компания скат мне хорошо знакома и их гендир Хвостиков. Он вообще вам что то заплатил за работу? Я сильно удивлен. Скат это пример деградации. Их доля на рынке только падает, качество ухудшается, из европейской части страны их вышибли, по сути они остались только на дальнем востоке. Так что пример так себе

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }