Ivideon
3 359

Как организовать видеонаблюдение и не нарушить закон: гайд для бизнеса

Расскажем, как компании организовать видеонаблюдение без нарушения законодательных норм.

В закладки
Фотография: Bernard Hermant | Unsplash

Видеонаблюдение приносит бизнесу ощутимую пользу: помогает предотвращать преступления или способствовать их раскрытию, не допускать злоупотреблений персонала, использовать данные о потоке посетителей в маркетинговых целях. Однако на фоне ужесточения российского законодательства о персональных данных у предпринимателей возникают сомнения: а если, сам того не зная, нарушишь чьи-то права.

Объясняем, какие из опасений такого рода беспочвенны, какие — нет.

Вопрос о том, правомочно ли видеонаблюдение, состоит из двух:

  • допустимо ли видеонаблюдение в принципе;
  • допустима ли обработка данных, полученных таким путём.

Начнём с первого вопроса: видеонаблюдение возможно в двух основных ситуациях. Во-первых, в общественном месте, где бизнес ведёт свою деятельность, во-вторых, в рабочем пространстве организации (в офисе, на производстве и т.д.). Рассмотрим поочерёдно оба кейса.

Видеонаблюдение в общественном месте

Начнём с хорошей новости: законодательство России напрямую не запрещает монтаж и эксплуатацию систем видеонаблюдения в публичных местах. Требований к используемым системам оно также не предусматривает. Что оно регулирует, так это использование отснятого материала.

Как указано в ч. 1 ст. 152.2 Гражданского кодекса РФ, согласие на получение и использование изображения гражданина не требуется, когда наблюдение ведётся в государственных или общественных интересах, в общедоступных местах и на публичных мероприятиях («за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования»); если человек позировал перед камерой на коммерческой основе.

В нашей стране соответствие работы системы букве закона, по опыту Ivideon, требуется доказывать в одном случае. Допустим, на записи с авторегистратора или камеры наблюдения зафиксирован какой-то инцидент, — та же кража, — и вы, придав делу официальный ход, хотите включить видео в доказательную базу.

Согласно принятой в России судебной практике, такие записи отправляют на экспертизу, с тем чтобы достоверно установить, не подвергались ли они модификации: например, не были ли вырезаны отдельные фрагменты или кадры, не были ли, наоборот, добавлены сцены или элементы изображения при постобработке.

В подобных ситуациях важнейший критерий оценки видеоматериала — то, сколько времени прошло с момента инцидента до передачи записи сотрудникам правоохранительных органов.

Скажем, если вы спохватились лишь через неделю после происшествия, эксперты с большой вероятностью посчитают, что в видео за это время могли быть внесены изменения. А это послужит веским доводом не использовать запись как доказательство.

Александр Попов
инженер систем видеонаблюдения Ivideon

Напротив, в ряде случаев закон прямо предписывает установку средств видеонаблюдения. В том числе на спортивных объектах, в гостиницах, на вокзалах и в аэропортах, в музеях и других местах массового скопления людей, что связано в первую очередь с «обеспечением антитеррористической защищённости зданий и сооружений» (кстати, именно так называется свод правил с требованиями к проектированию подобных объектов).

Нормативные акты нередко регламентируют и зону наблюдения, и требования по видеоаналитике, и технические характеристики изображения. Помимо всего прочего, такие объекты могут подключаться к государственным системам безопасности, например, по программе «Безопасный регион».

Частным лицам и организациям однозначно запрещена видеосъёмка (и видеонаблюдение) в сравнительном малом круге мест. Сюда относятся объекты государственной тайны, а также те, что подпадают под действие 57-ФЗ «О государственной охране».

Так что советуем вам внимательно изучить, что находится вокруг точки вашей дислокации. Даже в центре Москвы расположены секретные воинские части, и это не городская легенда.

Кроме того, не допускается съёмка на территории некоторых объектов стратегического значения, например, атомных электростанций, но вряд ли ваш отель или кафе находится внутри периметра АЭС.

Львиной доле коммерческих предприятий, расположенных в общественных местах, включая магазины и заведения общественного питания, чтобы вести видеонаблюдение на той площади, где они работают, достаточно повесить хорошо заметную табличку с уведомлением «Внимание! Ведётся видеосъёмка». Например, администрации торгового центра необходимо разместить такое предупреждение на входе в комплекс.

А если в таком общественном месте предполагается присутствие граждан какой-либо зарубежной страны, то надписи необходимо дублировать на их родном языке. Например, Москва — один из самых привлекательных в мире туристических городов, так что если вы ведёте здесь деятельность в общественных местах, надпись о видеонаблюдении лучше продублировать как минимум на английском.

Фотография: Mike Mozart | Flickr

Вместе с тем следует помнить о неприкосновенности частной жизни, которую защищает ст. 137 УК РФ. Диктуемые ей требования могут вступать в силу, когда часть пространства, покрываемого средствами видеонаблюдения, однозначно не относится к категории общественных мест. Подобное возможно, если на лестничной площадке внутри жилого здания камера размещена так, что захватывает значительную часть пространства внутри квартиры, когда её дверь открыта. Судебная практика в отношении подобных ситуаций неоднозначна, но были прецеденты, когда при сходных обстоятельствах истцы добивались демонтажа видеокамер.

Видеонаблюдение в рабочем пространстве

Эту часть статьи мы тоже начнём за здравие. Но не волнуйтесь: «за упокой» продолжать оснований нет — есть лишь нюансы законодательства.

Во-первых, в общем случае видеонаблюдение внутри офиса или на производственном объекте допустимо. Во-вторых, согласно ст. 209 ТК РФ, рабочее место должно находиться под контролем работодателя. Видеонаблюдение как средство соблюдения такого контроля возможно, но только при условии, что не противоречит базовым, прописанным в Конституции правам граждан (в частности, на неприкосновенность частной жизни) и законодательству о персональных данных (ПД).

Однако важно принять во внимание исключения из общего принципа. Так, системы видеонаблюдения внутри помещений, принадлежащих организации, нельзя использовать для сбора информации о конкретной персоне вне оперативно-разыскной деятельности (если такая потребность у правоохранительных органов возникнет, то будьте уверены: они вас уведомят). Как следствие, камеру не допускается монтировать в комнате, где постоянно трудится только один человек.

Определённо нельзя устанавливать средства видеонаблюдения в туалетах, раздевалках, примерочных комнатах и т.п. Иное будет прямым нарушением ст. 3 Конституции РФ («О неприкосновенности частной жизни»).

Наконец, согласно ст. 138.1 УК РФ, запрещено «незаконное производство, приобретение, сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации». Иными словами, скрытая съёмка. Как в помещениях, принадлежащих организации, так и в общественных местах. Исчерпывающего списка такой аппаратуры нет, но известны её признаки (например, камеры, «закамуфлированные под бытовые предметы», «имеющие вынесенный значок входа — pin-hole» и т.д.): подробности вы найдёте в Постановлении правительства. Соответствие устройства даже одному из этих признаков означает, что его покупка и эксплуатация нарушает закон.

Средства скрытого видеонаблюдения допускается применять сотрудникам правоохранительных органов, в том числе полиции в рамках оперативно-разыскных мероприятий, ФСБ и т.д. В открытой продаже такой аппаратуры на территории России, к счастью, вы не найдёте. Но подобные гаджеты доступны к заказу, например, на AliExpress — призываем вас воздержаться от их покупки. Иначе высока вероятность, что в почтовом отделении вместо посылки вы получите предложение поехать в совсем не увлекательное путешествие с сотрудниками полиции.

Фотография: Wrote | Flickr

Для того чтобы обезопасить себя при организации видеонаблюдения на рабочем месте, работодатель должен уведомить о его наличии всех своих сотрудников — «под роспись». Обязательно укажите, зачем ведётся такое наблюдение, как то: в целях безопасности, в целях трудовой дисциплины, в целях производственной дисциплины. Ради сохранения нервных клеток рекомендуем вам внести соответствующие пункты:

  • в правила внутреннего трудового распорядка;
  • в трудовой договор.

Отметим, в названных документах также на всякий случай стоит оговорить и возможность аудиозаписи (конечно же, не скрытой). Кстати, в некоторых отраслях фиксация визуальной или звуковой информации при взаимодействии с потребителями постепенно становится необходимостью, диктуемой регуляторами. В частности, Центробанк рекомендовал российским финансовым организациям открыто фиксировать переговоры с клиентами на видео- или аудионосители.

Поскольку офис — ваша частная территория, то вы праве допускать или не допускать в него посторонних, например, клиентов. Но чтобы гарантированно обезопасить себя от претензий, разместите на входе табличку с предупреждением о видеонаблюдении (см. предыдущий раздел).

Подойти к вопросам обработки персональных данных внутри офиса или на производстве требуется не менее дотошно, чем в случае с видеонаблюдением за общественными местами. Видеосъёмка на рабочем месте допускается исключительно в рабочих же целях.

Помимо 152-ФЗ («О персональных данных») нужно иметь в виду и ст. 88 ТК РФ, согласно которой доступ к персональным данным работников разрешается «только специально уполномоченным лицам, при этом указанные лица должны иметь право получать только те персональные данные работника, которые необходимы для выполнения конкретных функций». В соответствии со всем сказанным вам нужно будет составить внутренний регламент организации по режиму доступа к системам видеонаблюдения и архивам.

Распознавание лиц и ответственность компании за обработку персональных данных

После недавнего ужесточения законодательства о персональных данных одно упоминание 152-ФЗ способно заставить предпринимателя нервничать. Как минимум из-за того, что сфера ответственности бизнеса, так или иначе собирающего и обрабатывающего личные данные граждан, ощутимо расширилась, а штрафы за нарушение соответствующих норм были увеличены и доходят теперь до 300 тыс. руб.

В итоге каждый новый носитель информации, который может содержать персональные данные, начинает восприниматься бизнесом в первую очередь через призму издержек. Руководство компании задумывается, в какую сумму обойдется владение и использование этой информации. И задаётся вопросом, не является ли таким носителем ПД видео.

Успокоим вас. Согласно 152-ФЗ, по умолчанию видео не является носителем персональных данных, так как не способно служить для однозначной идентификации личности. По существу, на видеозаписи присутствует лишь изображение некоего человека, не более того. Следовательно, хранить подобные данные можно без ограничений.

Однако если вы используете систему распознавания лиц, в которой изображению присваивается идентификатор, названный закон вступает в силу. Производителям и пользователям таких платформ необходимо получать лицензию на обработку персональных данных. Правда, если идентификаторы обезличены (скажем, Ч1 — «человек-1», Ч2 — «человек-2»), это не требуется.

Так что, если вы собираетесь использовать систему распознавания лиц, советуем вам проконсультироваться с юристом и получить у него заключение, из которого будет ясно, необходимо вам получать лицензию для применения такого продукта или нет.

В целом технологии распознавания лиц (facial recognition) имеет смысл начинать осваивать сегодня — с учётом того, какие перспективы они открывают перед бизнесом и с какой скоростью распространяются в самых разных сферах жизни. Начнём с того, что такие решения минимизируют потери компании: с их помощью можно засекать незаконное проникновение на территорию, фиксировать злоупотребления сотрудников, а в будущем — выявлять потенциально опасных посетителей по их мимике и движениям.

Добавленная ценность подобных платформ впечатляет ещё больше. Так, если посетителя гипермаркета удаётся идентифицировать с помощью камеры на входе, можно сделать ему выгодное предложение в рамках программы лояльности прямо «у полки». Или показать потенциальному покупателю максимально точно таргетированную рекламу, когда он, листая ленту в соцсети, приближается к вашей точке продаж. В целом аналитические прогнозы говорят о том, что рынок facial recognition решений к 2022 году обещает достигнуть $7,76 млрд при росте на 14% в год.

Законодательные требования в случае с подобными платформами пока расплывчаты. В частности, «хэш лица» некоего субъекта N. к персональным данным не относится: его фиксацию никакие юридические нормы не ограничивают. Но, скажем, когда такой хэш вместе с именем и фамилией занесён в базу данных, возникает спорная ситуация.

Так или иначе, такие программные решения активно внедряются как в Западе, так и в России: например, систему видеонаблюдения с функцией распознавания участников программы лояльность тестирует с осени 2018 года «тестовая „Пятёрочка“» группы компаний X5 Retail Group, расположенная в Москве. С 2012 года мы в Ivideon также совершенствуем алгоритмы видеоаналитики, которые могут быть использованы вместе с нашими системами видеонаблюдения.

Хранение данных и «дорога в «облака»

«Глубина архива» или сроки хранения записей, полученных посредством систем видеонаблюдения, законодательно не регулируется. Здесь всё зависит от потребностей заказчика, которые определяются его бизнес-процессами. И от финансовых возможностей конкретной компании: хранение информации стоит денег. В то же время для многих частных организаций целесообразно хранить отснятый материал минимум в течение 2-3 месяцев. Например, у многих ритейлеров инвентаризация проходит приблизительно с таким интервалом, и если глубина архива будет меньше, это помешает доказать факт возможных нарушений на рабочем месте.

Один из выгодных, удобных — и приемлемых с точки зрения российского законодательства — способов хранения данных, полученных с корпоративных систем видеонаблюдения, предоставляют облачные технологии.

Термин «облако» допускает много прочтений. Профессиональное сообщество обычно ориентируется на определение «облаков» и их свойств, сформулированные Национальным институтом стандартов и технологий США (NIST) в документе The NIST Definition of Cloud Computing. Выделяют три основные модели облачных услуг:

IaaS — «инфраструктура как сервис». Заказчику в аренду (по подписке) предоставляются вычислительные ресурсы в виде виртуальной инфраструктуры, благодаря чему у него нет необходимости закупать собственное «железо» и поддерживать его.

PaaS — «платформа как сервис». Избавляет клиента от задач по управлению оборудованием и операционными системами. К подобным решениям часто прибегают разработчики ПО, например для тестирования приложений.

SaaS — «программное обеспечение как сервис». По такой схеме клиент может получить любое, даже самое дорогостоящее ПО по подписке через интернет. Причём компании не нужно беспокоиться об поддержке сервиса или его доступности: за всё это отвечает поставщик — провайдер облачных услуг. Такую систему — для хранения и управления данными «облачного» видеонаблюдения (VSaaS, или video SaaS) — предлагает Ivideon.

Помимо традиционных преимуществ, включая отсутствие капитальных затрат на закупку оборудования, применение «облачного» архива устраняет несколько неочевидных на первый взгляд проблем, с которыми рискует столкнуться компания при хранении и обеспечении доступности данных:

1. Обеспечение безопасности хранения данных

Благодаря тому, что данные хранятся в зашифрованном виде в одном или нескольких территориально распределённых дата-центрах высокого уровня надёжности (Tier 3 и выше), вы можете быть уверены, что доступность и сохранность вашей информации выше, чем если бы они хранились локально. Кроме того, держать данные внутри собственной IT-инфраструктуры и контролировать доступ к ним на физическом уровне — удовольствие недешёвое (даже если в вашем случае видеоматериал не попадает в категорию персональных данных).

Держать данные видеонаблюдения в «облаках» не страшно хотя бы потому, что мы уже давно с головой в «облаках». Весьма вероятно, что ваш сайт «живёт» в «облаке» Amazon или Digital Ocean, а планируете и координируете работу команды вы в Slack или «Битрикс24». Все эти решения — «облачные»: информация, которую вы через них передаёте, лежит не в вашей корпоративной сети и даже не на каком-то одном российском сервере, а распределена по множеству серверов в разных уголках мира. Провайдеры таких сервисов давно научились заботиться о сохранности и конфиденциальности таких данных: это их хлеб.

2. Соблюдение норм закона

Если ваша компания занимается обработкой и хранением персональных данных, то соответствие инфраструктуры, на которой хранятся данные (см. предыдущий раздел), требованиям 152-ФЗ строго обязательно.

Сертифицировать собственную инфраструктуру — процесс дорогостоящий и затяжной. Проще и дешевле арендовать ресурсы в «облаке», уже сертифицированном для хранения персональных данных.

3. Простота и удобство доступа к данным

Чтобы поднять архив, не нужно садиться за монитор в «контрольном пункте» и скрупулёзно выискивать нужный видеофрагмент в программном интерфейсе родом из 1990-х. Когда данные лежат в «облаке», обратиться к ним можно когда угодно и откуда угодно — хоть из отпуска. Был бы интернет.

Резюме: что делать

Как видно, большинство страхов бизнеса в отношении видеонаблюдения лишены оснований, но дьявол в деталях — и деталей таких много.

Базово установка систем видеонаблюдения в общественных местах и их применение не запрещены. А вот дальнейшее использование записей (в рекламных целях, как доказательство в суде и т. д.) может требовать дополнительных действий и мер предосторожности со стороны бизнеса.

Разворачивая систему видеонаблюдения в общественном месте:

  • удостоверьтесь в том, что в кадр не попадают секретные объекты или частное пространство граждан;

  • разместите табличку с предупреждением о видеонаблюдении на видном месте при входе в здание или рабочее пространство;
  • переведите предупреждение на языки тех стран, чьи граждане объективно с высокой степенью вероятности могут посещать это место.

На рабочем месте наниматель также вправе использовать системы видеонаблюдения. С оговоркой, что те не могут задействоваться для сбора информации за конкретным лицом и нарушать право на частную жизнь.

Разворачивая систему видеонаблюдения в своём рабочем пространстве:

  • разместите табличку с предупреждением о видеонаблюдении на видном месте при входе в рабочее пространство;

  • ознакомьте работников «под роспись» с тем фактом, что на территории офиса или производственного объекта ведётся видеонаблюдение;
  • обязательно обоснуйте необходимость видеонаблюдения и внесите пункты о видеонаблюдении в правила внутреннего трудового распорядка и трудовые договоры;
  • составьте внутренний регламент по режиму доступа к системам видеонаблюдения и архивам (доступ должен быть только у специально уполномоченных лиц);

  • не устанавливайте камеры в туалетах и раздевалках (это противоречит Конституции), а также в помещениях, где постоянно трудится только один человек (это будет расцениваться как сбор информации за конкретным лицом).

По умолчанию видео не является носителем персональных данных, но если вы не просто производите видеосъемку, а используете систему распознавания лиц, вам придется выполнять требования закона 152-ФЗ. Начиная с получения лицензии и заканчивая требованиями к инфраструктуре, которая используется для хранения данных.

Чтобы снять с себя часть нагрузки, имеет смысл обратиться к провайдеру VSaaS: в этом случае он будет отвечать за сертификацию оборудования, обеспечивать безопасность данных и, кроме прочего, предоставит удобный рабочий интерфейс для доступа к видеозаписям.

Если вы хотите получить консультацию или подключить видеонаблюдение для бизнеса, оставьте заявку на сайте Ivideon.

Перейти на сайт

#видеонаблюдение #право #облачное_видеонаблюдение

{ "author_name": "Ivideon", "author_type": "editor", "tags": ["\u043f\u0440\u0430\u0432\u043e","\u043e\u0431\u043b\u0430\u0447\u043d\u043e\u0435_\u0432\u0438\u0434\u0435\u043e\u043d\u0430\u0431\u043b\u044e\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435","\u0432\u0438\u0434\u0435\u043e\u043d\u0430\u0431\u043b\u044e\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435"], "comments": 5, "likes": 35, "favorites": 26, "is_advertisement": false, "subsite_label": "ivideon", "id": 53063, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 13 Dec 2018 13:45:23 +0300" }
{ "id": 53063, "author_id": 222477, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/53063\/get","add":"\/comments\/53063\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/53063"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 222477, "possessions": [] }

5 комментариев 5 комм.

Популярные

По порядку

4

Ivideon настолькро крута что даже простой инженер учит нас законам РФ)

Ответить
8

Мы сами его боимся.

Ответить
1

Спасибо за статью, прям очень вовремя. Как раз разбираемся в этой теме и было непонятно насколько это законно.

Ответить
0

Информация полезная, спасибо, что так развернуто написали, для людей, так сказать). Согласен, что видеонаблюдение необходимо в офисе 100%. Поэтому присматриваю на https://1-office.ru/ камеры. В приоритете модели, которые способны сохранить видеозапись на флеш карте.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }