Право
Ruslan Galifanov
328

Ода про ЭДО

Получается что его фактически нету. По крайне мере в сфере товарообменах операций.

  • ЭДО в настоящий момент не позволяет фиксировать факт передачи продукции (или представим себе картину, приехал курьер за заказом - звонит бухгалтеру и в режиме реального времени говорит - я получаю товар - готовы подписать УПД?)
  • Получается что у получателя должна быть доверенность а у поставщика должны быть документы на бумажном носителе. В этом случае зачем нам ЭДО? Сама идея ЭДО убивается.
  • Можно работать на доверии. Отгружать продукцию и отправлять документы по ЭДО. В этом случае где гарантии от покупателя что он подпишет документы или того еще хуже откажется его оплачивать. Например дело А40-4350/2016 - только ВС поверил поставщику
  • Если все таки решили использовать ЭДО в своей организации - необходимо это прописать в договорах с клиентами и у четной политике.

Таким образом можно сделать вывод что ЭДО нет. От бумажных носителей все равно не откажешься. И этот отказ преждевременный. Необходимо дождаться когда у нас сформируется законодательство в области ЭДО(нужно поторопить ГД) и практика. Наверное самое верное решение - это использовать опыт коллег в других государствах. Но видимо у России свой путь. По крайне мере в этом убеждены депутаты государственной думы. В настоящий момент ЭДО - это очень сырой продукт, по крайне мере для компаний, которые занимаются реализацией продукции. Для услуг вполне использовать можно.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Ruslan Galifanov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 5, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 90675, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Thu, 31 Oct 2019 20:31:41 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 90675, "author_id": 197592, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/90675\/get","add":"\/comments\/90675\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/90675"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
3 комментария
Популярные
По порядку
1

"Опыт коллег в других государствах" - это отсутствие всей этой макулатуры, даже в виде гигабайт данных, в принципе. Короче, проблема не в ЭДО, будь оно хоть десять раз совершенным. Но если задача освоить очередной бюджет - тогда ок. Можно придумать еще какую-нибудь форму и ее тоже потом модернизировать.

Ответить
0

Тут вы батенька не правы. Во первых в ритейле для полноценного документооброта как правило используется связка EDI  и ЭДО. С помощью первого вы фиксируете движение товара, с помощью второго юридически оформляете сделку.  

Для подписания УПД можно и нужно использовать электронную подпись. У большинства сервисов электронного документооборота есть формат настройки маршрутов, так что спокойно можно настроить права когда разные сотрудники могут с помощью своей ЭП подписывать разные типы документов и отправлять их на согласование. (без звонка бухгалтеру)

Про какое доверие вы говорите, документы переданные по ЭДО имеют одинаковую юридическую силу, я бы даже сказал что  большую  их сложнее подделать (вспоминаем факсимилку директора в компании для подписания актов). А прописать в шаблоне договора пункт что компании могут работать через ЭДО не такая большая проблема.

Теперь насчет сырого продукта. 
Я работаю в компании которая в одном самом крупном банке страны, перевела 98% всех документов с клиентами в ЭДО, так что опять же тут вопрос субъективным. Да и весь крупный ритейл уже давно перешел на ЭДО. 

Ответить
0

Пользуюсь ЭДО только при работе с маркетплейсами. Самое интересное, что с тем же OZON часть бумаг оформляется в ЭДО, но при отгрузке все равно нужны бумажные документы. :D

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }