Создать стартап и не разориться на адвокатах: как компании судятся друг с другом за технологии

Сегодня цифровые криминалисты исследуют не только хакерские атаки, но и столкновения компаний. Сооснователь DFCenter Анатолий Земцов разобрал три примера конфликтов технологичных компаний и рассказал, что нужно делать, чтобы не получить иск от своего бывшего сотрудника или работодателя.

В закладки

Компания против компании

Региональная компания-производитель медицинских приборов подала в суд на конкурента. В иске указано, что интерфейс, который видит на экране прибора-конкурента врач, схож с их интерфейсом. По инициативе истца код программы исследовали. Проверка показала идентичность более чем на 70%.

Несмотря на различия во внешнем виде самих медицинских приборов, внутренняя программная часть, похоже, была действительно аналогичной. Юристы ответчика не сдались и попросили суд провести повторную экспертизу со специалистами в сфере программирования.

Повторное, более глубокое и специализированное исследование также показало схожесть в 70%. Однако исключительно потому, что программисты обеих компаний независимо друг от друга использовали аналогичные общедоступные opensource-шаблоны и библиотеки.

Оставшиеся 30% уникальности и оказались созданным самостоятельно каждой компанией смысловым наполнением интерфейса. Суд признал, что нарушение со стороны ответчика перед истцом отсутствует.

С точки зрения закона:

Законом в России устанавливается серьёзная ответственность за плагиат. Пострадавшая от умышленных действий конкурента компания может обратиться в суд и потребовать не только прекращения нарушений, но и возмещения убытков или денежной компенсации до 5 млн рублей.

Если же и после таких штрафов конкурент не одумался — суд может лишить его бизнеса и принудительно ликвидировать компанию.

Для конкретного нарушителя, а в случае с компанией им могут счесть генерального директора, законом в особо серьёзных случаях предусмотрена даже уголовная ответственность.

Что важно:

Следите за тем, что пишут ваши программисты и рисуют дизайнеры. Не важно, работаете ли со штатными сотрудниками, фрилансерами или аутсорс-командами. Определите, откуда разработчики берут идеи и наработки для вашего сайта, фирменного приложения, логотипа и другой продукции. Даже если основа бизнеса — это далёкая от ИТ и дизайна тематика, разобраться в этом придётся.

В примере всё кончилось хорошо только потому, что никто не решил проверить соблюдение прав третьего лица — разработчика самого исходного шаблона. Даже opensource кому-нибудь принадлежит и юридически защищается, например, лицензией GNU GPL.

Компания против бывшего сотрудника

Долгое время работающий в крупной софтверной компании программист решил организовать стартап. Собрал друзей-энтузиастов, сделал первую версию продукта и вывел на рынок. Прекрасная история молодого бизнеса, ровно до того момента, пока продукт не заметил конкурент, а по совместительству — бывший работодатель программиста.

Проведённое по просьбе компании исследование показало, что «новый» продукт по большей части повторяет то, чем программист занимался в качестве наёмного работника. Получая за создание кода зарплату, бывший сотрудник «забрал с собой» наработки, принадлежащие компании.

Получив мотивированное заключение эксперта и теперь имея подтверждение своей правоты, компания предъявила претензии бывшему работнику. Поскольку факты полностью подтверждали неправоерность разработки, в процессе переговоров, молодой основатель стартапа-нарушителя решил направить энергию и знания на создание бизнеса более законным способом.

С точки зрения закона:

Сотруднику важно знать и помнить, что всё, что он делает в рамках своих должностных обязанностей и по поручению работодателя, — принадлежит последнему. Если, конечно, правильно налажена юридическая работа по защите прав на разработки. Если бы бывший работник не согласился с доводами работодателя и не прекратил нарушения, то последствия могли быть весьма негативными.

Кроме штрафов и иных проблем, о которых я писал выше, сотрудника также могут обвинить и в разглашении коммерческой тайны. Во многих компаниях сегодня используют этот механизм юридической защиты критически важной информации.

Работник обязуется никому не рассказывать о технологиях и инновациях в компании, даже если их разрабатывает он сам, так как это может быть секретом работодателя. Если же работник нарушает такой запрет, то помимо увольнения «по статье» возникают основания для предъявления уголовного обвинения.

Что важно:

Чтобы неприятность не произошла со стартапом, определите — точно ли вы придумали что-то новое или просто переупаковали продукт, который «где-то уже видели». Например, на прошлой работе. Честный ответ поможет сохранить средства на юристов, избежать штрафов и других неприятностей.

Нанимая специалиста из крупной ИТ-компании, обязательно расспросите подробно о прошлом. Уверен ли он, что не нарушает права бывшего работодателя, раскрыв вам «секреты производства» или принеся с собой наработки. Осознанно взвесьте все риски обратного перед наймом сотрудника — ведь отвечать за нарушения компании придется директору, а возможно, и собственнику.

Компания против фрилансера

Обратный пример с компанией и фриланс-программистом. После окончания проекта для зарубежной компании, пишущей графические движки для рендеринга, российский фрилансер возвращается на родину. Через некоторое время он создаёт собственный продукт, решающий аналогичные задачи.

Наблюдая за успехами выросшего конкурента, компания подаёт в суд на программиста. В зарубежном суде (в Новой Зеландии) компания выиграла. Суд принимает решение в пользу компании на основании показаний, не погружаясь в технические подробности и не изучая код.

Воодушевлённая успехом, компания подаёт в суд уже на территории России. Но тут суд решает обратиться к специалистам, чтобы лучше понять спор. Независимая судебная экспертиза доказала, что разработчик не скопировал код и не воспроизводил логику работы программы.

Талантливый программист увидел способ решить проблему клиентов по-новому и эффективнее, сделав с нуля собственное решение. Глубокое погружение в современные особенности написания программ и применение самых актуальных ИТ-криминалистических практик помогли юристам доказать уникальность продукта, превосходящего аналог крупной компании.

С точки зрения закона:

Если бы российский суд не счёл нужным разобраться в вопросе с технической стороны и не привлёк независимых экспертов в ИТ-криминалистике, то фрилансеру грозил бы существенный штраф, а его инновационный продукт признали бы незаконным и запретили к продаже.

В спорах с иностранными компаниями существует ещё один риск — нарушение NDA (соглашение о конфиденциальности). В отличии от многих других стран, в России документ работает только в связке с режимом коммерческой тайны. Подписанный фрилансером NDA обязал бы его заплатить крупный штраф за сам факт распространения информации о том, какими разработками он занимался, работая на иностранную компанию.

Что важно:

Если уверены в своей правоте, то отстоять свою идею и продукт в споре с крупным конкурентом — реально. Нужно только правильно собрать доказательства и выстроить юридическую линию защиты.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Сабур Ибрагимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 5, "likes": 10, "favorites": 46, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 93123, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 18 Nov 2019 14:35:59 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 93123, "author_id": 54332, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/93123\/get","add":"\/comments\/93123\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/93123"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
5 комментариев
Популярные
По порядку
0

Как я знаю, в России нет государственного учреждения, которое занимается защитой от кражи кода, технологий. Как с этим обстоят дела зарубежом? Компания из Новой Зеландии наняла также частных экспертов?

Ответить
1

Все верно  и тут еще вопросы к экспертизе есть, а не предвзятая ли она? 

Ответить
1

Как может быть экспертиза предвзятой или не предвзятой в арбитражном деле? Суд выносит решение. Экспертиза проводится частными юристами со стороны обвинителя и защитника. Если обвинители не смогут доказать, что экспертиза некорректна, то вторые в суде победят. Как я понял Главный посыл (вернее один из) текста в том, что рассчитывать на гос орган, то есть суд, в вопросах технологий, софта, даже соц сетей - нельзя. Экспертизу должны проводить частные компании. И если у стартапа не хватит денег на частного эксперта, а у обвиняющей его корпорации - хватит, то первые проиграют, даже если не будут виновны. У них элементарно денег не хватит на "доказывателей". А чтобы этого не случилось, не нужно допускать суд, что и пишет автор. Мне просто интересно, неужели все так же и, условно, в США или той же Новой Зеландии ?:) Хотя, ряд ли судья встанет из-за стола со словами "да тут же темплейт из гитхаба!".

Ответить
1

Суд в Новой Зеландии, не привлекла сторонних организаций для экспертизы. «Они не вникали в код». Во всяком случае так написано в тексте. 

Ответить
0

Расскажите, как привлечь бывшего сотрудника к ответственности за разглашение тайны? Как доказать? Соглашения о запрете аналогичной деятельности вообще нет в России. Как???

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }