«Восток — дело тонкое, Петруха!»

О явных и неявных возможностях бизнеса на Ближнем Востоке: Дубай

Партнер NRG Ventures Максим Шашенков: возможности Дубая пока переоценены «новенькими» из России, а возможности региона в целом — значительно недооценены

Максим Шашенков. Партнер NRG Ventures

Я закончил арабское отделение Института Стран Азии и Африки (ИСАА при МГУ) и даже успел поработать военным переводчиком в Ливии. На том моя карьера арабиста, казалось бы, закончилось. В «лихие» 90-ые, в 00-ые и 10-ые я трудился в инвестбанках и фондах в Лондоне, Нью-Йорке, Москве и Женеве. Порой, как и многие арабисты моего поколения, 90% которых ушли в другие сферы жизни, я думал про себя: «Эх, чего это я 5 лет потратил на изучения арабского языка и Ближнего Востока. Лучше б экономику и финансы изучал, МBA сделал, и так далее».

Но вот пришли 20-ые с совсем другими реалиями геополитики, экономики и бизнеса. На моих глазах арабский язык и Персидский Залив вдруг стали превращаться в один из важнейших регионов развития разного рода русских бизнесов. В Залив, и особенно в Дубай, хлынули толпы деловых россиян всех мастей в поисках нового международного хаба и финансовой площадки в эпоху западных санкций и новой «холодной войны». Арабистика вдруг развернулась и засверкала совсем новыми красками и перспективами. Наши старые навыки и знания вдруг стали востребованы жизнью как никогда!

Все возвращается на круги своя, пройдя полный цикл. Я начинал карьеру с Ближнего Востока и похоже им и закончу. Впереди еще десятилетие активного бизнес строительства на стыке Залива, Лондона и России, и это будет безумно интересно.

Этим лирическим отступлением я начинаю серию наблюдений о регионе, об арабском мире, о трендах и возможностях в этой части мира для наших бизнесов и людей.

«Москва на Заливе» или «Все в Дубай!»

За последние пару месяцев в Эмираты, особенно в Дубай, приехало очень большое количество нашего народа. Причём всех «мастей» и разных социальных групп. Тут и солидные бизнесы и бизнесмены, и молодые айтишники, и спецы по недвижимости, и разночинцы-оппортунисты в поисках быстрых денег, и люди сервисных индустрий, и просто люди, убегающие от текущих реалий. Как говорится, «каждой твари — по паре» (ну так, в хорошем смысле).

Помимо россиян, идёт аналогичный наплыв украинцев и казахов. Добавьте к этому значительный рост российского туризма, у которого уменьшилось количество направлений и который любит Эмираты, и вы поймёте, что Дубай действительно быстро «русеет».

В прессе то и дело мелькают оценки, что количества русскоязычных резидентов ОАЭ в этом году вырастет чуть ли ни в 2 или 3 раза… Цены на недвижимость растут на «русском факторе» как на дрожжах, и местный регулятор и соответствующие ведомства завалены заявлениями от русскоговорящих об открытии компаний, счетов, получении резидентства и прочего.

Дубай давно уже стал неким подобием «нового Вавилона», где Создатель перемешал все народы и языки.

Если очень грубо, то в самом Дубае примерно так: арабов, включая эмиратцев, более трети; еще треть — это азиаты (прежде всего, пакистанцы и индусы); и до четверти — «западников» и русскоговорящих (в основном, это европейские экспаты и выходцы из бывшего СССР).

«Русский сегмент» (а по-арабски, русский — это как старый «советский», и часто русскими называют всех русскоговорящих, ибо отличить одних от других арабу или азиату непросто) резко пошел вверх и в составе населения Эмиратов, и в туризме, и на рынке недвижимости, и в других сферах. С затуханием (на фоне санкций и разных ограничений) близкого мне Лондонграда, юга Франции и иных излюбленных россиянами мест Европы, заметно активизируется и будет разрастаться موسكو فى الجليج («Москва на Заливе»).

Я уверен, что в относительно короткое время инфраструктура Дубая (жилая, кулинарная, культурная, образовательная и т. д.) начнёт подтягиваться за растущим числом наших людей в Эмиратах, и скоро появится много всего нового.

По ситуации с российскими бизнесами я бы суммировал так: возможности Дубая (особенно в области банковских услуг) пока переоценены «новенькими» из России, а возможности региона в целом — значительно недооценены.

Я смотрю на первые признаки эйфории у наших соотечественников в связи с Дубаем с доброй улыбкой... Основная масса русскоговорящих деловых людей в целом имела и имеет поверхностное понимание того, как работают местные банки, компании, регуляторы и другие структуры, и многие, прямо скажем, прибыли в Эмираты в поисках альтернативы Сити, Уолл Стрит и Цюриху с довольно радужными и наивными посылами.

Дубай, ОАЭ

Дубай всегда был местом особой концентрации мошенников, аферистов и BS artists (bullshit artists — термин очень в точку и обозначает «продавцов воздуха» всех мастей), которых серьёзные Эмиратские структуры и на порог бы не пустили, но в Дубае на низком и даже среднем уровне таких изрядное количество.

В прошлом предки сегодняшних эмиратцев в основном промышляли и поднялись экономически на морской торговле, пиратстве, ловле жемчуга и рыболовстве. Атмосфера на этих землях была скорее сродни Ливану с его корнями в древних финикийцах, чем схожа с нравами строгих пуритан-ваххабитов, кочевых племён центральных районов Аравии. Космополитические корни Дубая очень глубоки: веками тут смешивались купцы и торговцы Персии/Ирана, Индии, Оманской морской империи, Османской Империи и Европейцев (португальцев и англичан, прежде всего).

Дубай — это в чем-то большой восточный базар Персидского Залива, который сумел подняться, переодеться и технологически переоснаститься благодаря нефти и мудрости правителей, но при этом сохранил элементы старого восточного базара.

Мой совет «нашим людям» (русским и русскоговорящим) — быть поумнее и чуть бдительнее. В Эмиратах очень важно правильно выбирать партнёров и посредников, иначе можно потратить в лучшем случае кучу времени, а в худшем — и денег, в пустую.

Я вижу и слышу, что многие наши соотечественники снуют туда-сюда как headless chickens в поисках обустройства денег и бизнесов в Заливе, и конечно многие скоро разочаруются, намучаются и ещё на деньги попадут. Можно расслабиться. В Заливе возможно многое — но по их правилам и не быстро.

Ключ к пониманию Арабского Востока — بكره ان شاء الله معليش , что значит tomorrow, if God petmits, do not worry too much («завтра», «на все воля Божья» и «расслабься»). Арабы сами смеются, так как знают это про свою цивилизацию. Тем, кто привык к бизнесу культуре Сити или швейцарских банков, сразу можно расслабиться и принять местные практики как данность. Со своим уставом в чужие монастыри лучше не соваться.

При этом, к явным плюсам можно отнести высокий образовательный уровень самих эмиратцев, удивительно большое количество которых учились в лучших университетах Европы и Штатов, и их искреннее желание развивать свою страну и делать её привлекательной для внешнего мира. Помимо этого, в бизнесе и услугах на менеджерских позициях полно англоговорящих экспатов и южноазиатов, так что в целом английский язык откроет вам все двери.

Бизнес культура в Заливе довольно международная наверху, и потому людям, привыкшим работать с Европой, справиться легко.

По «русскому риску» картина довольно пестрая. Для русскоговорящих есть новости как хорошие, так и не очень.

Вкратце, compliance ничем особо не будет отличаться от западных требований (кто вам говорит иначе, тот, скорее, «разводит на деньги»); создать компании и бизнес быстро будет непросто. Это возможно, если есть мощный и влиятельный местный эмиратский партнёр, но для большинства бизнесов быстро ничего не будет.

С русскоговорящими делать бизнес можно и нужно, но при правильном прохождении всех систем контроля. «Дядя Сэм» тут не дремлет и хорошо мониторит все процессы. Заставить ОАЭ отказаться от «русского» бизнеса невозможно, и США и ЕС даже пытаться не будут, но строго соблюдать санкции и прочее под страхом вторичных санкций всех постепенно заставят.

Конечно, в долгосрочной перспективе есть риск, что если «русский» бизнес реально «оседлает» Залив, да еще в паре с сильным китайским присутствием, то США может начать жёстко давить на руководство ряда стран Залива. Но все это реально скорее в условиях обострения текущей ситуации и её длительного продолжения, что пока вряд ли можно точно предсказать.

Органический рост бизнеса будет медленным: нужно стать резидентом, открытие счетов занимает месяцы, регулятор и ведомства переполнены русским заявками вплоть до того, что не хватает персонала оформлять документы и многое другое. В целом, полностью перевести/создать в ОАЭ среднюю или большую компанию/бизнес, включая все разрешения, лицензии и счета, это вопрос 6-12 месяцев, никак ни одного-двух.

Персидский Залив и Русские

Проживая последнюю пару лет между Лондоном и Эмиратами, я четко вижу и ощущаю разницу в подходах к «русскому вопросу» в Европе и в Заливе. А на фоне происходящих сейчас событий эта разница просто разительна.

В Лондоне бытовой «русофобии» никогда не было, да и сейчас в целом нет. Но определённая настороженность по »русскому вопросу» все же заметна. Она вежлива и политкорректна, но неизменно присутствует в общении.

Во многих крупных компаниях и банках с большой концентрацией русскоговорящих отделы кадров (HR) делают предупреждения о недопустимости дискриминации и нежелательности острых споров на тему Украины на рабочих местах. Но, разумеется, тема эта порой актуальна в приватных разговорах.

Вместе с тем совершенно очевидно, что в Британии и в Европе в целом идёт серьёзная переоценка «русского риска» в разных сферах и областях — в политике, в отношении к русским деньгам и активам, в вопросе открытости русскому влиянию и пр. Российское присутствие становится объектом более пристального внимания властей, ибо некоторые его элементы признаны токсичными. Наверху сложился консенсус, что мы вошли в новую и более острую стадию «холодной войны» с элементами «занавеса» нового типа.

На этом фоне, Персидский Залив — иной мир.

Дубай, ОАЭ

Тут интерес к ситуации с Россией и Украиной на удивление низок. Я порой жду, когда ж хоть кто-нибудь в Рияде, Абу-Даби или Дубае серьёзно начнёт обсуждать эту тему, которой сейчас живёт весь Запад и Россия. Вроде, Ал-Джазира и местные каналы что-то постоянно рассказывают и сообщают, но арабской публике в массе своей это похоже не очень интересно и не особо важно.

В Эмиратах, а тем паче в Саудовской Аравии, меня, да и моих русских партнёров и клиентов, о русско-украинской ситуации никто особо не спрашивает.

Если и задают какие-то вопросы, то, очевидно, сугубо из вежливости, обычно в конце беседы и «абы как». Чувствуется, что тема эта для местной публики ну совсем неактуальна (а значит, и не особо пока значима в принятии каких-либо бизнес решений). Это в чем-то радует, ибо создаёт более благоприятный фон для развития бизнеса русскоговорящих в регионе Персидского Залива.

Я думаю, все это отдаленно можно сравнить с пониманием и интересом нашей российской или европейской публики к конфликту Саудовской Аравии и их союзников в Йемене с хусситами. Подавляющее большинство россиян, да и представителей бизнеса, вообще об этом конфликте на Аравийском полуострове если и слышали, то деталей не понимают и знают крайне мало. Им все равно.

Среднестатистический житель Эмиратов или Саудовской Аравии, конечно, слышал и слышит о ситуации в Украине, но для него это что-то не релевантное к его жизни, региону и его миру.

Более того, на уровне низов (водители такси, официанты, парикмахеры и прочие, большинство из которых, скорее, из Южной Азии или арабских стран не Персидского Залива) постоянно сталкиваешься с сильной поддержкой России. Если честно, по началу меня это как-то даже удивляло…

Максим Шашенков. Партнер NRG Ventures

Тебя очень часто спрашивают, «Откуда ты?», я всегда говорю разное и смотрю за реакцией. Если говоришь: «я из Лондона», обычно в ответ тишина или какие-то комментарии о погоде. Если же я говорю, что я русский из Москвы, то народ восточный, как правило, заметно оживляется и всячески подчёркивает, что «Россия — это хорошо» и так далее. Подобная реакция интересна, ибо она на редкость типична.

В целом, я склонен заключить, что на уровне простолюдинов отношение к России и русским напрямую связано с динамикой отношений с США и с Западом в целом, а еще точнее, с анти-колониальной революцией.

Это не столько русофилия, сколько антизападничество и антиамериканизм. В России видят силу, способную хоть как то противостоять США и Западу.

Последних до сих пор не могут простить за столетия колониализма, а США часто видят как державу неоколониальную. В действительности корни антиамериканизма лежат в ненависти к европейскому колониализму и крестовым походом. Порой мне кажется, что антиколониальная революция совсем не закончилась, и плебс Востока еще сохраняет пассионарность ответа.

Для них, покуда русские против Запада, они — свои. Как-то так. Очень наивно, на мой взгляд, но это реальность этой части Востока.

В России видят потенциального лидера простого народа Азии, лидера революции антиколониальной и социальной. Во многом, конечно, это и наследие СССР и в чем-то ожидания от русских нового социализма и коммунизма (как по мне, так очень не хотелось бы, но я пишу так, как вижу реальность).

В элитах все, конечно, иначе, но общий знаменатель один: конфликт России с Западом — не повод для разрыва с Россией. Скорее наоборот, — это повод использовать всю ситуацию с пользой себе и для отстраивания новых взаимоотношений с «русскими».

Нигде это так не очевидно и стратегически важно как в Саудовской Аравии, о чем будет моя следующая статья. Именно там, даже в большей степени, чем в ОАЭ, я вижу уникальные возможности...

NRG Ventures — венчурный фонд нового поколения, ориентированный на международные технологические стартапы с русскоговорящими основателями. NRG Ventures проактивно работает со стартапами, помогая им выйти на корпоративных клиентов в Европе, США и на Ближнем Востоке.

Подписывайтесь и следите за новостями фонда:

Website: www.nrgvc.com

Telegram: www.t.me/nrgvc

0
2 комментария
Yuriy Kovalev

Удивлён, что у такой интересной статьи совсем нет комментариев.
Максим, спасибо большое. Взгляд интересный, позволяет не падать духом в сложной ситуации.

Ответить
Развернуть ветку
Промышленный Паша

Арабская вдумчивая и неторопливая политика чем-то напоминает мне китайскую. Без резких движений и с поиском своих интересов.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 2 комментария
null