{"id":14274,"url":"\/distributions\/14274\/click?bit=1&hash=fadd1ae2f2e07e0dfe00a9cff0f1f56eecf48fb8ab0df0b0bfa4004b70b3f9e6","title":"\u0427\u0435\u043c \u043c\u0443\u0440\u0430\u0432\u044c\u0438\u043d\u044b\u0435 \u0434\u043e\u0440\u043e\u0436\u043a\u0438 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0433\u0430\u044e\u0442 \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0441\u0442\u0430\u043c?","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"6fbf3884-3bcf-55d2-978b-295966d75ee2"}

«Ты знакомишься с талантливыми людьми — это последствие миграции, которое мне нравится»

Ведущая Соня Шац — о том, как эмигрировала без планов в Португалию, удалённо продала машину в Москве и создаёт музыку и подкаст из разных городов.

здесь и далее, фото — @sonyashats

Соня Шац — ведущая подкаста «Папа, закрой дверь!» и продюсер, дочь Михаила Шаца, переехавшего в Израиль, и Татьяны Лазаревой, переехавшей в испанскую Малагу. После начала «спецоперации» она, вместе парнем, уехала из России сначала в Испанию, а потом — в Португалию. В интервью «Аутсайду» она рассказала:

Отъезд в Финляндию и переезд в Испанию

Я уехала из России в конце марта и с тех пор не возвращалась. Так что, я уже эмигрант с уверенным статусом. С 24 февраля в Москве была странная атмосфера — было не до конца понятно, что вообще происходит. Первую неделю я бегала по митингам, звала людей выходить вместе, помогала знакомым, которых задерживали на улице, переводила деньги фондам помощи беженцам из Украины. Тогда было ощущение, что это должно закончиться в ближайшее время. Сейчас это выглядит смешно.

Ещё моя мама застряла в Киеве, куда приехала снимать передачу «Лига смеха». У неё стоял вылет на 25 февраля, но за день до этого стало понятно, что никаких вылетов не будет. Пока решали, как её вывезти, начались разговоры, что нам с папой тоже нужно будет уехать. Мы начали планировать свой отъезд, как только вывезли из Киева маму и мою подругу.

Я воспринимала мысли про отъезд как белый шум, потому что — а куда уезжать? Я даже свой чемодан собирала, будто уезжаю на пару месяцев. Единственное, что успела в Москве до отъезда — оформила через нотариуса доверенность на свой автомобиль на подругу. Это был единственный документ, который я подготовила.

Был такой курс: добраться из Москвы в Петербург, потому что там жил папа, оттуда вместе поехать на поезде в Хельсинки, откуда лететь до Парижа, а из Парижа — в Малагу, где живёт мама.

На вокзале в Петербурге, откуда отходил поезд в Хельсинки, было много людей, собирающихся уезжать, с документами. Все были в панике. Тогда ещё не прошло «эхо коронавируса» — никто не понимал, нужны ли какие-то прививки или достаточно «Спутника». Был большой вопрос: пустят ли нас вообще. Мне помогло второе гражданство в паспорте — израильское. Мы выехали из России по загранпаспорту, а въехали в Финляндию по паспортам Израиля.

По дороге встретили многих знакомых, в том числе известных журналистов, телеведущих, спортсменов. У всего этого был траурный оттенок. Когда мы оказались в Хельсинки, только начинались проблемы с картами. (6 марта Visa и Mastercard приостановили работу в России, а затем — совсем прекратили. Первые дни россияне оформляли карты UnionPay, но и они вскоре перестали работать — прим). Мы сделали карту UnionPay, но и она из 19 раз сработала единожды.

Мой парень Семён уехал позже меня, потому что к моему отъезду у него ещё не было шенгенской визы. Ему 23 года, он учился в Бауманке и подлежит призыву. В марте ему дали визу и 1 апреля выехал в Эстонию, откуда перебрался в Испанию, где мы и встретились. Но шенген ему выдали только на месяц — сейчас у него просроченная виза и нет возможности вернуться обратно в Россию.

Продажа автомобиля в Москве и перевод денег в Европу

Мой автомобиль Peugeot 2008 остался в Москве. И, когда мы добрались до Испании, в Малагу, встал вопрос о его продаже. Сначала я повесила несколько объявлений на «Авито» и Auto.ru, но отклика не было, поэтому решила продать через центр Peugeot. Подруга, на которую я оформила доверенность, приехала к ним на автомобиле и сдала его. После деньги пришли ей на счёт. Автомобиль мы купили за 2,4 млн рублей, а продали уже за 1,8 млн рублей. Не так много, учитывая все изменения в курсе. Но да, я потеряла эти деньги.

Появилась новая сложность — перевести эти деньги за границу. У мамы нашлись знакомые, которые занимались крупными переводами между странами. Нужно было привезти им наличные деньги в Москве и получить эквивалентную сумму в евро в Европе. Отдавая им деньги, положились на честное слово, ещё за услуги они взяли комиссию в 2% от суммы.

Но знакомые не обманули — они прислали мне координаты точки, где ждал их человек. Мы придумали схему: я сфотографировала серийный номер на купюре в одно евро, которую взяла с собой, и отправила ему. Встретившись, мы бы сверили номера на фото и на купюре, и так узнали бы друг друга.

Вместе с парнем мы приехали на какой-то пустырь на окраине Малаги. Подъехал автомобиль, из него вышел мужчина азиатской внешности и показал мне пальцем: «Выходи».

Я села к нему в машину и показала купюру. Он сверил серийный номер и показал рукой мне под ноги и сказал: «У тебя в ногах деньги в пакете». Опускаю глаза — и правда целлофановый пакет, набитый купюрами.

Я с ужасом подняла пакет с деньгами, повернулась к нему и спросила: «Извините, могу всё это пересчитать?» Он не нашёл, что ответить. Начала считать и на нескольких тысячах поняла, что это гиблая затея и считать придётся долго. В итоге просто ушла обратно к себе в машину. И этот мужчина сразу уехал. Мы выдохнули и начали считать вдвоём с парнем. Тут в окно постучался этот мужчина, мы испугались открыли ему окно и услышали: «Извините, я не тот пакет вам отдал». Мы положили деньги обратно и отдали ему, в ответ получили другой пакет, правда, в три раза меньше. Уже дома пересчитали деньги — всё на месте.

Переезд в Португалию, квартира, связь и интернет

Мы с парнем пробыли в Испании с конца марта до начала сентября. Постоянно переезжали. Иногда я возвращалась к маме в Малагу, потом уезжала в Израиль к папе на съёмки. После мы перебрались в Португалию: потому что я уже ездила туда несколько раз, в том числе к своему брату, который живёт там с 2021 года.

В Португалии довольно просто с ВНЖ — можно остаться по рабочему контракту или ИП. Ты прилетаешь, снимаешь квартиру, открываешь счёт в банке, делаешь ИП и подаёшь на ВНЖ — в течение двух лет, пока заявление будут рассматривать, можешь жить в стране легально. Но выезжать не можешь, даже ненадолго. Зато можно летать на Азорские острова.

За четыре месяца мы собрали только половину нужных документов для получения ВНЖ. У нас есть ИНН, долгосрочный договор на аренду жилья, а Семён уже открыл деятельность ИП. Я жду открытия счёта и сразу пойду оформлять ИП.

Здесь очень долгие бюрократические процессы — любые бумажки ждать минимум две недели. Например, чтобы податься на ВНЖ, нужно предъявить местный аналог ИНН. А чтобы его получить, нужно подать заявку, через две недели тебе придёт документ в электронном виде, ещё через неделю — в физическом варианте, который нужно предъявлять в инстанции дальше. И так со всем.

Разобраться с местной бюрократией помогают знакомства. Подруга, которая нашла нам квартиру, работает переводчиком в юридической фирме. Она помогает нам с документами, а также выступает нашим налоговым поручителем для получения ВНЖ за небольшую плату.

Наличные с продажи автомобиля — то, на что я жила тогда в Испании и живу сейчас в Португалии. Мы находимся в процессе сбора документов для подачи в банк с целью открыть счёт.

Я устроилась на работу официанткой, чтобы немного подзаработать, и подумала, что это может стать основанием для открытия банковского счёта. В заведении мне дали «Promise Contract» — это предварительный контракт с отложенным исполнением. Он нужен, чтобы у банка было основание открыть мне рабочий счёт. Работодатель как бы подтверждает в документе для банка, что берёт меня к себе и будет перечислять мне зарплату.

Мы искали квартиру в Лиссабоне, ещё находясь в Малаге. Найти здесь жильё или почти невозможно, или за бешеные деньги. Большинство арендодателей запрашивают сразу несколько депозитов вперёд, выписки со счётов или отказывают тем, кто без ВНЖ. Нам повезло: на мою сторис в Инстаграме о поиске квартиры отреагировал португальский друг, который помог найти подходящий вариант.

  • Квартира. В месяц платим €1100 за 33м², но сразу отдали два депозита вперёд, потому что так попросил хозяин. Цены после 24 февраля варьируются от €1000 до €1500 за двухкомнатную квартиру в районе около центра.
  • Еда. Цены в Лиссабоне — примерно как в Москве. На двоих за еду в месяц уходит около €700 (примерно 50 000 рублей). Но мы себя не сильно ограничиваем даже во фруктах, например, голубике, которая дороже в Москве, и хорошей рыбе.
  • Такси. Стоимость такси близка к «Яндекс.Такси» в Москве (около €5-7, или 400-500 рублей), иногда также встречается повышенный спрос и цена — ещё выше (до €10, или 700 рублей).
  • Связь и интернет. Мобильная связь и интернет здесь дорогие. В Португалии, прошерстив весь рынок цен, мы выбрали семейный тариф Vodafone на двоих с безлимитным интернетом за €60 в месяц. Это в три раза дороже, чем в Испании, где симка на 100 Гб интернета стоила €15-20.
  • Медицина. Медицинскую страховку мы пока не сделали, поэтому обращались в частные клиники. Пришлось отдать достаточно большую сумму за два обследования — €170 (около 12 000 рублей).

Карьера, подкасты, музыка

Первые недели после отъезда у меня вообще не было никаких мыслей по поводу карьеры. Мы с мамой и подругой из Киева занимались тем, что помогали украинским беженцам. Открыли склад с продуктами, аптечками, памперсами и прочим — назвали «Берег». Было хотя бы какое-то смещение фокуса, так как помогали людям. И до сих пор этот склад работает.

Наш с папой подкаст «Папа, закрой дверь» — об отношениях между поколениями — мы на несколько месяцев свернули сразу после 24 февраля. Ни я, ни папа не были готовы сразу говорить о происходящем. Шоу было под угрозой, потому что делалось при поддержке продакшена Medium Quality (с декабря 2022 года — часть VK — прим.), у которого есть определённая политика. Мы были лицами и звали гостей, но съёмки и монтаж — это всё их работа.

Мы изначально не собирались молчать и обходить острые темы в своём подкасте. Тем более, наше шоу стало ещё более актуальным — разрыв поколений и непонимание родителей и детей заиграло совершенно новыми красками.

В апреле мы запланировали снимать новый сезон. Нам удалось договориться с Medium Quality, которые пошли навстречу мне и папе и передали нам права на выпуски «Папа, закрой дверь!», включая интро, графику и вообще всё, что связано с подкастом.

Встал вопрос — как снимать выпуски территориально: я была в Испании, а папа остался в Израиле. В итоге, папа нашёл продакшн-команду в Израиле, поэтому я просто трижды прилетала к нему и мы снимали несколько выпусков сразу. За июнь получился целый сезон — 11 эпизодов.

При производстве подкастов из разных стран непросто сопоставить графики всех участвующих. Гостей, которые там живут или оказываются проездом, продакшена, который тоже частично релоцировался и снимает что-то ещё и нас с папой. Также важный по сей день вопрос — с рекламой, ведь раньше рекламодатели приходили к Medium Quality, а теперь надо связываться с ними самостоятельно. В общем, это был такой ребрендинг проекта «Папа, закрой дверь».

Я также занимаюсь музыкой: ещё с детства что-то пела и играла на гитаре. Но только в конце 2021 года выпустила свой первый трек, который сделал сама от и до. Записала, сделала аранжировку, и уже разобралась, как заливать на площадки и прочее. И 22 февраля 2022 года у меня вышла вторая песня. После этого карьера оборвалась — и возобновилась только в Лиссабоне.

Стоимость записи музыки в Москве и Лиссабоне для меня не изменилась. Раньше я отдавала 35 000 рублей за каждую песню — это аранжировка, запись, сведение и мастеринг. Плюс около 2000 рублей в час за запись вокала, $15 в год за размещение синглов через платформу CD Baby и какие-то небольшие деньги за дизайн обложек. Сейчас я так же плачу звукорежиссёру, только сама записываю вокал дома или на студии (в Тель-Авиве — за $200, в Лиссабоне — $180).

Парень пробует себя в разных направлениях. В Москве у него была типография, которую он продал. Сейчас торгует на бирже и пробует делать вручную ковры. Ему пришла идея с коврами ещё до нашего переезда. Теперь в нашей квартире — небольшое производство. Он доделывает первую тестовую коллекцию. Мы будем продвигать их через соцсети и на местных ярмарках.

Язык, ментальное здоровье и адаптация

Языковая культура в Португалии очень приветливая. У меня испанский и английский на разговорном уровне — и это удобно, потому что многие тут говорят на английском. Я также нашла учительницу португальского и собрала из наших местных друзей группу, чтобы общаться и практиковаться. Но в целом здесь достаточно английского.

Огромное количество людей из России тоже выбрали Лиссабон. Есть заведения, которые держат русские и украинские ребята. Ресторан, в который я устроилась, — один из трёх проектов украинцев, которые приехали сюда ещё семь лет назад. Есть пивной бар Sputnik, его открыл Шым из «Касты» — это место скопления русскоговорящих.

Ещё помогала справляться психотерапия. Я занимаюсь уже два с половиной года. Мы созваниваемся по WhatsApp из тех мест, где я живу. Ещё я похудела благодаря тому, что внедрила регулярные занятия спортом. Стараюсь поддерживать себя со всех сторон.

В Лиссабоне я познакомилась с продюсером, который пишет какую-то невероятную калифорнийскую музыку. Мы с ним прямо на одной волне. Это последствие миграции, которое мне очень нравится. Ты встречаешься и работаешь с очень талантливыми людьми.

Три особенности Лиссабона для новых жителей:

  • Лиссабон стоит на холмах и требует постоянных пеших прогулок. Вниз и вверх. Приходится много ходить из-за пробок и из-за того, что многие нужные места находятся в пешей доступности. Лучше смотреть достопримечательности с накаченными мышцами.

  • Больше ходите на экскурсии. Помимо Лиссабона, тут невиданные красоты — вглубь на север или на юг. Совершенно разные места. Но если нужны только основные достопримечательности в городе, то рекомендую потрясающие экскурсии автора Telegram-канала «Лиссбуха» Андрея. Очень смешно и весело.

  • Поставьте себе приложения Bolt & Glovo — это самые удобные сервисы такси и доставки еды.

«Аутсайд» — медиа о россиянах, которые уехали в другие страны. Мы рассказываем истории: как они строят свою жизнь заново и продолжают делать то, что любят. Запускают стартап, открывают кофейню, проводят выставку, делают бизнес или просто пытаются найти новое место.

Подписывайтесь на нас в Telegram. Присылайте свои истории на почту — [email protected] или Telegram-боту — @outside_media_bot.

*Instagram и Facebook принадлежат компании Meta, которая признана экстремистской в России и запрещена.

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда