Миграция
Maria Konova

Как дата-инженер переехал из Питера в Стокгольм и успешно интегрировался

О том, где за границей жить лучше, какой зарплаты достаточно, как считать налоги — можно спорить бесконечно. Но есть тема, про которую мнения сходятся у большинства иммигрантов.

В любое локальное общество интеграция происходит со скрипом — если вообще возможна. Одной из самых закрытых стран считается Швеция — специфическую культуру шведов мы уже упоминали в статье про Spotify.

Расспросили Константина Голикова — инженера, который 2 года назад уехал работать в Spotify, удалось ли ему вписаться в местную культуру, и как это сделать тем, кто только собирается переехать к суровым северянам.

Почему Швеция?

Меня зовут Костя, в Швеции я живу два с небольшим года. Родился и вырос в Санкт-Петербурге, там же начал строить карьеру. Перед тем, как окончательно релоцироваться, успел покататься в длительные командировки в другие страны Европы и США. Поездка в Швецию в начале 2010-х была первым заграничным путешествием. Она так сильно отпечаталась в памяти, что сложно представить, в какую другую страну я мог бы переехать.

Очутившись тогда в Стокгольме, я постоянно восхищался тем, как тут всё устроено.

Везде велодорожки — в России о них десять лет назад ещё не было речи, все люди красивые и ухоженные — не только женщины, но и мужчины.

Одним из самых сильных впечатлений стало шведское метро. Меня поразило, что метро — утилитарную вещь — сделали таким красивым. Очень скандинавский подход — подчёркивать красоту в мелочах и повседневности.

Мы жили на окраине Стокгольма, в районе Bredäng. В 60-е тут построили армию многоэтажек, в рамках программы «Миллион домов». Это типичное советское жилье, хрущёвки и брежневки, какие мы видим в России, и с высоты птичьего полёта район кажется обычным российским городом. Но смотришь на здания вблизи и думаешь: до чего же здорово! Даже несмотря на то, что это панельки. Во дворах, парадных, домах — везде уют. Удивительно, как они сумели добавить комфорта таким прозаичным строениям — этот аспект сильно запал в душу.

И я имею в виду не только дизайн с визуальной точки зрения, но и продуманность решений. Например, взять тот же ресайклинг — как тут обращаются с мусором. Не секрет, что на свалки отправляется 0,8% отходов. Почти у каждого дома есть площадки, где можно сдать бытовой мусор, рассортировав его на два вида стекла, пластик, бумагу, металл и картон.

Но шведы не остановились на этом: есть специальные пункты, куда можно принести что угодно, от старой краски до вешалок и ботинок. Под каждый тип мусора — свой контейнер. В Стокгольме таких пунктов штук семь.

Мне тогда показалось, что это подход людей из будущего, и во многом я до сих пор так считаю. Хотя, конечно, с течением времени начинаешь замечать нюансы, на которые сразу не обратил внимания.

Тогда я не думал, что перееду сюда жить. У меня никогда не было специальной цели обязательно, во что бы то ни стало, эмигрировать.

Поэтому я посмотрел на всю красоту, скандинавский минимализм, дизайн, фику и булки с корицей, и уехал обратно домой. В тот момент я работал в питерском Яндексе — где-то около года, вырос от джуниора до мидла.

Та самая булочка с корицей

После этого перешёл в другую компанию — Exante, в 2013 году она была единственной, которая занималась Scala. Это был пик технологий, в Питере, да и вообще в России, мало компаний в то время использовали Скалу. Но, кроме языка и технологий, это был любопытный опыт ещё и потому, что Яндекс — большая продуктовая компания, а Exante — маленький стартапчик. Дальше занимался в Grid Dynamics бэкендами, и потихоньку начал трансформироваться в дата-инженера.

Мне был интересен челлендж, связанный с дата-инжинирингом. Объёмы данных часто титанические, но можно придумать алгоритм, как их быстро обработать или эффективно хранить. Плюс, в этой области прилагаешь фундаментальные знания и получаешь реальный эффект. Часто слышу, как люди жалуются, что университетские знания можно выкинуть на помойку, потому что приходится снова и снова заниматься поверхностными вещами: клепать одну и ту же форму или один и тот же запрос. Классно знать, что твои знания полезны и действенны — это очень для меня важно.

С гридами я проработал 5 лет, было здорово и в некотором смысле эпично. Это аутсорс, но на мой взгляд — один из лучших. Сменив несколько проектов, решил поискать, что ещё интересного есть под мой профиль вне гридов.

И пока я обдумывал, что делать дальше, мне неожиданно написал бывший коллега (привет, Женя Муравьев, если ты это читаешь), предложил свести со стартапом в западной части Швеции, в маленьком университетском городке Лунд. Это был стартап — если правильно помню, занимались 3D-картами. Уже тогда ходили слухи, что их хотят купить Apple — так в итоге и вышло.

Звучало дико интересно, но мне почти сразу дали от ворот поворот: «Извини, парень, ты недостаточно сеньорен». Ребята, которые помогали с устройством, сказали, что не согласны с их мнением. Спустя пару лет они основали свой консалтинг, я переехал с ними в Стокгольм.

После переезда выбор стоял между Spotify и DICE, но меня сразу же подкупили команда и задачи, которые ставили в Споти. Когда вышел с собеседования, честно говоря, думал, что всё пропало, все полимеры потеряны. Но спустя пару часов мне позвонили сказать, что берут меня.

Так я сначала оказался в Швеции, а затем — в Spotify.

Интеграция в сообщество: ожидания/реальность

Больших страхов не было — до релокейта я успел побывать в Стокгольме несколько раз и знал, чего ожидать. Но вместе с тем понимаю, какой это прыжок в неизвестность, особенно для тех ребят, кто видит новую страну либо на онсайте, либо уже после подписания контракта и переезда. До релокейта мы постоянно работали вместе с командой из Нью-Йорка, были длительные командировки в США — насчёт английского я был уверен, но оставались сомнения относительно шведского языка.

Думал, что в первый день выхода в офис будет очень неловко: все вокруг говорят по-шведски, я ничего не понимаю, придётся просить говорить на английском. Как ни странно, ожидания не оправдались — совсем.

В большинстве случаев ребята если и общались не на английском… то на французском, а вовсе не на шведском.

Оказалось, в команде есть девушка из Бельгии, парень из Франции, парочка шведов и я. Но эти шведы учили французский в школе и какое-то время жили во Франции — поэтому легко на него переходили. Не могу сказать, что это стало стеной, это были редкие эпизоды, когда они не замечали, что я рядом, после чего моментально переключались. Знаю, в других компаниях порой иностранцам приходится намекать, что они не знают шведского, и буквально просить говорить на английском.

А местные легко переключаются: они учат язык в школе, к тому же любое кино тут показывают в оригинале. Есть мнение, что это стало возможным, потому что страна маленькая. Раньше — 8 миллионов жителей, сейчас — 10, для них было неэффективно адаптировать внешний мир под себя, проще было выучить английский и не тратить деньги на переводчиков. Не знаю, насколько это справедливо, но слышал такую версию.

На моём опыте — в 90% случаев достаточно английского. Но иногда всё-таки его не хватает. Например, в метро что-то сломалось. По радио машинист передаёт сообщение, а ты не понимаешь, что происходит. Можно спросить соседа по вагону, он с огромным удовольствием переведёт и объяснит, в чём дело. Но с точки зрения быта, было бы удобнее понимать самому.

Ещё бывают затруднения при подписании контрактов. Идёшь в банк, берёшь ипотеку, покупаешь жильё, снимаешь жильё — все договора и документы, что я видел, на шведском. Так что приходится либо подписывать наобум, либо просить заранее сделать электронную копию, чтобы перевести самостоятельно, либо берёшь знакомого шведа на встречу как переводчика.

Ну и наконец, не все приложения переведены на английский. Например, есть местное приложение, похоже на Тинькофф Инвестиции — Банк Аванза, весь интерфейс на шведском.

Выживать с помощью переводчика можно, но чувствуешь себя гораздо свободнее, когда знаешь местный язык. Так и с людьми проще, и понимаешь культуру.

В общем, сначала кажется, что нет смысла учить язык. Но и для местных это всё равно имеет значение: как дань уважения культуре. Пока, чтобы получить паспорт, достаточно прожить здесь пять лет. Но в правительстве обсуждается, стоит ли обращать внимание на знание местного языка. Может быть, он станет обязательным для получения гражданства.

При изучении шведского возникает другая проблема: если пытаешься на нём корявенько говорить, окружающие моментально переходят на английский, чтобы общение шло более эффективно. Хотя в моём случае наоборот — со мной сначала заговаривают на шведском, потому что я внешне похож на шведа.

Язык немножко знаю, но больше как пёс: всё понимаю, что говорят, ответить ничего не могу. У партнёра опыт обратный: у неё яркая испанская внешность, и несмотря на прекрасное владение шведским, к ней сначала обращаются на английском.

Не могу сказать, что я супер-интегрировался и все мои друзья — шведы.

Думаю, естественным образом происходит так, что взаимодействуешь больше с такими же приезжими, как ты. Тут, наверное, стоит сделать отступление про шведскую культуру.

Местные очень любят домашний уют, проводить время с семьёй и друзьями, комфорт во главе угла. И если большую часть времени ты общаешься с уже сложившимся тесным кругом, конечно, не хочешь эту гармонию рушить. Поэтому в Швеции не принято брать на вечеринку друга, который ни с кем совершенно не знаком: любой инородный элемент может разрушить баланс, и шведы не любят это делать.

Что делать, чтобы вписаться в шведское общество

Для того, чтобы попасть в шведское общество, нужно пройти, грубо говоря, некий «первичный отбор». Зачастую это происходит как раз в рабочем контексте — пообщался с какими-то людьми, и вот уже влиться в неформальное общение проще.

Как ни странно, много шансов найти точки пересечения с местными, если ты поёшь. В Швеции очень популярны хоры: 600,000 человек по всей Швеции состоят в хорах. В культурных традициях присутствуют песни: например, в день святой Люсии в Стокгольме прямо на улицах, иногда в офисах и школах, устраивают шествия с песнями. На рождественских застольях дело обстоит так. Собираются вместе семья, друзья, знакомые, сначала ешь, пьешь, а потом вы поёте песни — и это очень классно, чувствуется единение с людьми вокруг.

Поэтому если иностранец поёт — это чит-код, а если ходишь в хор и поёшь вместе со шведами — они тают.

Но это не единственный вариант, могут быть и пересечения по интересам. Хотя в моём случае — работа. Я общаюсь с бывшими коллегами, мы вместе проводим время. Но без этих составляющих, совместных занятий и общих увлечений — без них не знаю, как бы я выстраивал общение: подружиться с кем-то очень сложно.

Про клубы интеграции и курсы — знаю, что они есть, но я в это не сильно погружался, не знаю, насколько они эффективны. Не уверен, что они сработают.

Когда начинаешь общаться со шведами, надо учитывать тот факт, что есть вопросы, на которые можно ответить «неправильно», и это сразу −10 баллов к восприятию тебя. В этот список попадут темы из области «нетерпимостей» — любая нетерпимость порицается, кроме, пожалуй, вопросов религии.

Местная церковь (Svenska kyrkan) весьма представлена, даже в бюрократическом смысле. Можно заявить, что являешься её последователем, и в налоговой декларации под это будет отдельная строчка с дополнительным сбором на нужды церкви: 1–2%. Но если составлять портрет среднестатистического шведа, он довольно не религиозен — обсуждать религию можно, это не что-то сакральное. Я встречал шведов, которые жёстко шутили над некоторыми её аспектами.

Политику, наверное, обсуждать не стоит, у местных есть небольшой уклон в левую сторону. Мне кажется, есть люди, которые, условно, поддерживают Трампа, но они это не афишируют: не комильфо. Ещё одна трепетная тема — иммиграция, обсуждать нюансы иммиграции — очень большое табу.

В Швеции это чувствительный топик. Например, районы Стокгольма, которые на российском телевидении обычно называют «гетто», в официальных бумагах и обсуждениях обозначаются «зонами, которые требуют особого внимания». Это похоже на двойной язык: прямо никто не называет, но все понимают, о чём речь. Вместе с этим, конечно, стоит сказать, что в реальности это совсем не так страшно выглядит, как показывают на ТВ.

Но в целом для затравки обсуждать со шведами можно всё. Осенью, зимой и весной можно смело начинать разговор с того, как же темно и грустно на улице. Можно говорить про хобби.

С одним из знакомых мы как-то разговорились и выяснилось, что он давным-давно ездил в Россию, и это было ещё в начале девяностых. Сам я слабо помню то время, если бы спрашивал своих родителей — для них оно было чем-то естественным, не примечательным, а тут — максимально свежий взгляд со стороны. Так, например, я вспомнил те бочки с квасом, за которыми сидела тётенька и наливала квас в общую кружку. И он подмечал много таких мелочей — некоторые из которых я не помню вовсе (мне 29, в начале девяностых я ходил пешком под стол).

Или спорт. Другой парень, с которым я общаюсь, дикий фанат хоккея.

Но однажды я увидел его в футболке Зенита, некоторые матчи которого он посматривает — пересечение по интересам даёт большой буст в общении.

Я упомянул темы, которые явно табуированы, а есть такие, которые шведы просто хотят выкинуть из головы.

Например, полиция прозрачна и информативна, на сайте полиции police.se есть вкладка, где показываются недавно совершённые преступления, вплоть до штрафов за превышение скорости. Если видишь на улице полицейские машины, с этого сайта можно узнать, что на самом деле произошло.

Швеция – довольно спокойное место, но и убийства, и грабежи тут встречаются чаще, чем их упоминают на бытовом уровне. Пару раз я пытался обсудить это со шведами, они вскользь бросают: «Ну, наверное, это банды». То есть какой-то параллельный мир, в который они не хотят соваться, что-то вне зоны комфорта, поэтому для них это как будто не существует — даже если стрельба была в центре Стокгольма.

По-моему, интеграция в местное общество — это не осознанная цель, которую себе ставишь. Культурой пропитываешься, не потому что так «надо», это происходит естественно.

Например, здесь все обожают природу. Стокгольм и другие города очень ловко интегрированы в ландшафт — чтобы оказаться в лесу, не нужно уезжать далеко.

До этого мы жили на Сёдермальме — это один из центральных островов Стокгольма. Но даже там можно пойти в парк и наткнуться на зайцев — однажды мы видели их там в лесу, чего уж говорить о более отдалённых городских районах, где встречаются олени. Первое время мне это сносило крышу: центр города, парк — не какой-то заповедник или зоопарк, откуда зайцы?!

Вид из библиотеки

И очень популярен хайкинг, на выходные можно куда-нибудь поехать. Полюбить хайкинг — не пункт из To-do-списка, но если шведы регулярно показывают фотки, какие тропинки они нашли и прошли, где были на выходных, начинаешь это делать сам и постепенно вливаешься.

Впечатления от интеграции спустя несколько лет

Последнее время думаю, что коронавирус стал большой проблемой. Мы с партнёром изредка обсуждаем, как было здорово раньше, когда ей можно было ездить в университет, мне — на работу. Сейчас все сидят по домам. Общения стало меньше, в основном — нынешние или бывшие коллеги, у девушки — больше университетские друзья, некоторых подружек находила через приложения Bumble. Наверное, в целом это описывает 90% круга нашего каждодневного общения.

Чувствую ли я себя интегрированным? Трудно сказать, это ведь как со свободой. Когда она есть — не ощущается явно, когда её становится меньше — резко понимаешь, чего не хватает.

Я не чувствую «стеклянных стен» вокруг, ситуации, когда я бы хотел проникнуть в тусовку, а меня не пускают.

Может, это потому что мы живём в Швеции только два года — и через пять лет я пойму, что не могу продвинуться дальше какой-то точки.

Но есть другая штука: если сравнивать всех моих друзей-знакомых в Стокгольме, французов, бразильцев, англичан, русских, среди них всех шведы — самые интровертные.

Внешне они отстранены, но когда вы вместе придёте в бар, и шведы немного выпьют — понимаешь, что внутри они точно такие же люди, как ты, и это просто внешнее впечатление.

Иногда кажется, что Стокгольму и Швеции не хватает некоторой разнузданности — такой атмосферы, которую я чувствую, например, в Берлине, Нью-Йорке, Тбилиси или родном Питере, но практически не ощущаю в Стоке. Всё стерильно и вылизано. Но тут трудно винить город, и всегда можно сесть на поезд или в самолёт, и просто получить свою порцию впечатлений.

Впечатления после переезда

Были вещи, которые меня шокировали, но не могу сказать, что к ним сложно привыкнуть.

Например, как-то раз мы ездили в пригород Стокгольма, вышли из поезда и наблюдали такую картину: идёт компания, трое мальчишек лет 13–14. Они болтают, позади — парень лет 35. Молодые ребята бросают бутылку, и следующий за ними человек подбегает, вручает эту бутылку и говорит что-то вроде: «Ребята, не бросайте мусор».

У меня в тот момент был культурный шок, как легко и органично это было проделано. Не говорю, что в России так никто не делает, но всё-таки совсем не типичная картина.

Некоторые вещи после переезда дались тяжело. Это не было сюрпризом, и я заранее знал об этом, но в Швеции нет такого гигантского разрыва между зарплатами программиста и среднестатистического жителя. Само собой, в результате хоть и получаешь больше, чем в России, и на хлеб с маслом хватает, в финансовом плане — это шаг назад, особенно на первых порах.

В Швецию мы приехали втроём: я, партнёр и кот, плюс пара чемоданов. С котом процедура такая: нужно пройти по красному коридору, подать документы и «растаможить» кота.

Мы прилетели в восемь или девять часов вечера в Арланду, и таможня нас встретила закрытыми жалюзями. Что делать, непонятно: мы смотрим на кота, кот смотрит на нас, другие люди бодро шагают в зеленый коридор.

Рядом с окошком висела трубка и, как оказалось, достаточно позвонить, и придёт сотрудник. Он глянул мельком: «да-да, кот, вещи, проходите». Мне кажется, что и печать поставил формально.

Меня удивило и то, что коридор был закрыт, и, главное, с какой простотой он отнёсся ко всей ситуации. Вроде бы, спросил, везём ли мы алкоголь, задал пару базовых вопросов, и на этом всё. Эта простота общения с бюрократией мне показалась удивительной.

Говорим с таможенниками

Что посоветовал бы сам себе два года назад

Совет номер один — не переезжать в Швецию после сентября, это неплохо так портит впечатление в первое время.

Самый тоскливый сезон — с ноября по февраль. Стокгольм и вся страна летом расцветают — а вот если после переезда сразу сталкиваешься с осенней хмурью, она не вдохновляет. Плюс другая культура, всё непривычно, кафешки с террасами закрыты, а если к этому добавляются темнота и холод — становится сложно. Переезжать в марте проще, потому что видишь прекрасный город.

Для меня переезд не был самоцелью, скорее приятным бонусом, частичкой авантюризма, было интересно пожить в другом месте. Поэтому что я могу сказать — дерзайте, особенно если к этому лежит душа.

По статистике g-mate, минимум 30–50% работодателей готовы рассматривать удаленку, а релокейт среди локаций на второй месте по популярности. И надоевший всем коронавирус — не препятствие: за время пандемии и в России, и за рубежом наём ускорился в 3 раза. Регистрируйтесь в @g_jobbot, подходящие вам вакансии с релокейтом будут приходить в Телеграм.

{ "author_name": "Maria Konova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 35, "likes": 21, "favorites": 56, "is_advertisement": false, "subsite_label": "migrate", "id": 216225, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 03 Mar 2021 21:10:46 +0300", "is_special": false }
0
35 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
10

Восхитился стокгольмским метро, но фотку дал только для булки с корицей ((
 

Ответить
0

Убежище от Фреди крюгера.Просто атас.

Ответить
4

Они не только в гротах ведь. Одна из станций, например, отделана под Марио (Thorildsplan).

Ответить
1

что-то бомба прямо, признаюсь, я самоуверенно (Московское-то самое лучшее!) не погуглила, как это выглядит.

Ответить
0

Интересно, сколько человек из 10 эмигрантов ежедневно посещают биржу труда, или так и не могут начать жить не от зарплаты до зарплаты?
Жужжать о том, что в Швеции намазано мёдом - стоит аборигенам из Мозамбика, но не жителям России. 

Ответить
4

сразу видно аборигена из россии :D

Ответить
0

Аааа, на огонек пожаловало существо из нового дивного мира!? )))

Ответить
3

Просто замечу что условный «запад» это не какая-то одна сущность, и есть гигантская разница в социальном и культурном плане между США, Польшей, Швецией, Британией, Италией. Точно так же как бывшие страны СССР огого как отличаются (Киргизия, Россия, Грузия, Латвия).

Ответить
0

Пока речь идет о том, что именно США не хотят делиться вакциной с любой страной, включая условный "запад". Даже с той, куда американцы ездят отдохнуть, починить зубы и купить лекарство по-дешевке - Мексикой. 

Ответить
1

Брюс Уиллис спасет мир, хочет мир того или нет

Ответить
0

А ты хочешь чтоб Америка, как Россия, тестировала свою вакцину на жителях других стран? :)))

Ответить
0

Твоя емерика давно тестирует и вакцины и новые лекарства на заключенных, бомжах и неудачниках-эмигрантах. 
Что поделать, как были бандитами и скотами жители Старого Света, перебравшиеся в Новый, так и остались ими, передав гены потомству. )))

Ответить
0

А как должно быть? Как в России сначало мы помогаем всем кроме своих граждан и ждём когда нас погладить по головке запад?

Ответить
0

Кто был у тебя учителем русского языка?
Куча грамматических ошибок и отсутствие смысла!
Постарайся снова что-то сформулировать, но уже грамотно.

Ответить
0

Ольга Николаевна, посторайся сам не писать ересь в следующий раз)

Ответить
0

У тебя такой же смысл как у царька из Ленинграда. Мы прощаем долги и помогаем всем всегда, за лояльное отношение к себе, но забываем о своих людях. Обязательно проверь текст на грамматику!!

Ответить
0

Ага, поехали титры из методички: Ольга Николаевна, царек, помощь людям...
Что же вы такие убогие?
Ничего нового, позитивного и воодушевляющего предложить не можете, только скачки и речевки.
На ваших мозгах англосаксонская демократия под коньяк отдыхала )))

Ответить
0

Не чего ответить боту, с рейтингом как у тебя))

Ответить
0

И снова клише.
О людях судит по цветовой дифференциации штанов. 
Из вас саксы, что, пацаков делают? )))

Ответить
0

Ну если и правда интересно:

The relative labour force participation rate among Swedish born persons aged 20–64 years was 89.6 percent in the third quarter of 2020, non-seasonally adjusted. Among Swedish born women, the relative participation rate was 88.3 percent and among Swedish born men it was 90.9 percent. Among foreign born persons aged 20–64 years, the relative labour force participation rate was 83.3 percent in the third quarter of 2020. Among foreign born women the labour force participation rate increased by 2.4 percentage points and amounted to 77.6 percent. The labour force participation rate was 88.9 percent among foreign born men.

То есть, среди приезжих работает меньший процент, но не критично меньший. В целом, в 2020-м рост безработицы, по понятным причинам. Я бы статистике плюс минус верил, потому что пособие по безработице в Швеции довольно ощутимо, безработные имеют финансовую мотивацию регистрироваться.

Ответить
0

Вы предлагаете переезжать в Швецию, чтобы жить на пособие по безработице?

Ответить
0

Вовсе нет. Более того я думаю это даже не возможно, по крайней мере с легальной точки зрения.

Ответить
0

Экспатам из-за пределов ЕС невозможно искать работу через биржу труда. Это одна из проблем при переезде, потому что работодатель должен захотеть тебе оформить все документы на работу, платить минимально необходимый уровень зарплаты и т.д. К беженцам из Мозамбика это не имеет никакого отношения.
Если бы работу можно было просто найти через биржу труда, то все приграничные регионы РФ (с Финкой, Швецией и Норвегией) ездили бы туда на заработки. Потому что в среднем зарплаты даже нетто не сопоставимы по экономике в целом, в некоторых отраслях они отличаются на порядок

Ответить
0

И снова слышу стон по теме "а МРОТ-то ниже". Вы уж как-нибудь определитесь - едите вы собирать яблоки и будете жить на подножном корме, высылая ежемесячно на родину копейки, или вы решаете за бугром получать зарплату и тратить её на то, чтобы там жить. 
Сказки про приграничные районы вы украинцам рассказывайте.

Ответить
1

Как насчёт стокгольмского синдрома?

Ответить
1

Комментарий удален по просьбе пользователя

Ответить
0

за время пандемии и в России, и за рубежом наём ускорился в 3 раза

т.е. если раньше работу можно было железно найти за 2 недели, то теперь это 3 дня?

Ответить
1

_Работу_ можно найти как угодно быстро.
Но вот найти то, что подходит именно тебе, бывает посложнее ;) 
Ну а серьезно, то это наша статистика: нанимать стали быстрее в силу повсеместной удаленки, бурного роста у "Covid-positive" бизнесов, в какой-то степени из-за того, что сейчас меньше on-site (когда привозят кандидата в город/страну для собеседования) интервью.
Если интересно, могу написать/собрать, как выглядит процесс интервью со стороны работодателя в крупных компаниях, было бы интересно? 

Ответить
1

да, мне вообще всё что связано с наймом программистов - интересно

Ответить
0

Партнер, это, типа, подруга/сожительница? Тоже из серии табу называть так девушку?)

Ответить
1

В Швеции если вы живете вместе это называется «самбо» и накладывает некоторые легальные обязательства, даже если вы не расписывались, в то время как в России «сожительница», ну это оно и есть, просто сожительница, без каких либо обязательств и плюшек. Так как в английских документах это называется «партнёр», и так как в русском самбо это про танцы, а не про отношения, я использовал партнёр, как наиболее близкое и понятное.

P.S. это же кстати же значит, что если вы в России жили вместе на протяжении некоторого срока и можете это доказать, то для того что бы ваша девушка / парень получили внж идти в загс не надо

Ответить
0

Интересно, как у самих шведов с интеграцией в другие местные сообщества. 

Ответить
0

Пока, чтобы получить паспорт, достаточно прожить здесь пять лет.

и только? по соседству в Финляндии нужен еще языковой экзамен этого безумного языка

Ответить

Комментарии

null