Сбербанк
3 089

Зачем Сбербанку роботы

Руководитель лаборатории робототехники Сбербанка Альберт Ефимов — о том, какие роботы нужны банку, как лучше разговаривать с искусственным интеллектом и зачем команда лаборатории проводит акселератор стартапов в сфере робототехники.

В закладки
Мастерская в лаборатории робототехники Сбербанка

Небольшой оупенспэйс на полтора десятка столов занимает половину основного помещения лаборатории робототехники Сбербанка. Вторая половина — площадка для тестирования автономных и коллаборативных роботов, которые стоят тут же. На стенах висят плакаты вроде «Если не думать о своих роботах, то чужие роботы будут думать о тебе», на столах навалены горы деталей и микросхем, что-то постоянно печатает 3D-принтер.

Примерно год назад Сбербанк открыл девять корпоративных центров исследований и разработок, которые назвали лабораториями. Каждая специализируется на одной из прорывных технологий — блокчейне, геймификации, искусственном интеллекте (ИИ), интернете вещей и других. Одна из самых важных — лаборатория робототехники. Здесь придумывают, какие роботы могут сделать банк эффективнее и удобнее — как для сотрудников, так и для клиентов.

Рассказать, зачем вообще крупнейшему банку страны роботы, мы попросили Альберта Ефимова — руководителя лаборатории и одного из главных робототехников страны.

До того, как возглавить лабораторию робототехники Сербанка, Ефимов три года руководил робототехническим центром в Фонде Сколково. С 2013 года вместе с командой он ежегодно проводит крупнейшую в России робототехническую конференцию Skolkovo Robotics.

Ефимов автор более десятка научных и научно-популярных публикаций на темы робототехники и развития инноваций в России.

Слева направо: Альберт Ефимов (человек), Промобот (автономный сервисный робот), Ника (робот-аватар)

Зачем банку технологические лаборатории

Все девять лабораторий банка — классические корпоративные центры исследований и разработок или R&D. Совместно лаборатории позволяют взглянуть на весь спектр современных IT-возможностей с разных сторон. Например, в перспективе будущего.

Это не научные отделы — у нас нет плана публикаций или необходимости выигрывать гранты. Если говорить про лабораторию робототехники, наша цель — создавать прототипы роботов. В первую очередь, мы должны быть полезны внутренним заказчикам — различным подразделениям банка. Можно сказать, что лаборатории помогают бизнесу адаптировать инновации и научные концепции.

Для Сбербанка, как компании, которая находится в центре целой бизнес-экосистемы, очень важно создавать свою технологическую платформу. Собственная цифровая инфраструктура позволяет бесшовно интегрировать сервисы, услуги, продукты и технологии для всей группы-компаний и делать это максимально быстро. Те, кто первым выходит на рынок цифровых услуг, получают 60% его объёма, вторые — 30%, а остальные делят всего 10%. И если мы будем использовать чужую платформу, мы будем все время отставать на шаг.

Другое критически важное преимущество — обладание интеллектуальной собственностью. Создавая собственные решения, мы не только работаем быстрее, но и сохраняем деньги. В мире патентов, собственные R&D-подразделения — очень важная вещь. Наша лаборатория, например, уже подала первую заявку на патент.

О гипотезах и экспериментах

Лаборатории генерируют гипотезы и ставят эксперименты, чтобы их проверять.

Хороший пример в этом смысле — Ника. Наша гипотеза заключалась в том, что для более полноценного общения человека и ИИ необходимо физическое воплощение второго — аватар.

Вместе с коллегами из лаборатории, которая занимается исследованиями данных, мы взяли искусственный интеллект iPavlov и интегрировали его в аннимированного робота. В результате появилась Ника.

Благодаря экспериментам с Никой мы убедились, что в общении с клиентом значительно эффективнее будет не экранный интерфейс, а голосовой, который может выражать эмоции подобно человеку. Кроме того, разговаривать с объектом, у которого есть подобие человеческого лица, намного естественнее, чем, условно, с включенной колонкой. Так уж нас сформировали пара миллионов лет эволюции.

Робот-аватар Ника

Применение Ники в бизнесе еще предстоит найти. Сейчас мы нащупываем интересные варианты ее использования в работе с персоналом, инвестициях и других сферах. Может быть, Ника трансформируется во что-то еще, потому что потенциал проекта часто проясняется во время эксперимента.

Какие роботы нужны банку

Идея открыть собственную лабораторию робототехники во многом выросла из необходимости оптимизировать работу с наличкой. Банк ежегодно обрабатывает 70–80 тысяч тонн наличных денег. Поэтому количество ручной работы в инкассации — громадное. Конечно, оборот электронных денег все время растет, но и объём наличных не уменьшается. И это значит, что есть огромное количество задач, которые можно оптимизировать с помощью роботов.

Тестовая площадка лаборатории робототехники

Наша лаборатория работает в пяти основных направлениях. Первое — промышленная коллаборативная робототехника. Такие устройства работают под управлением оператора. Они повышают производительность труда, но не заменяют человека. Это очень важное направление нашей работы. Следующее — логистическое. Речь идет в первую очередь о складской логистике — роботах, которые автономно перевозят грузы на складах.

Третье направление — беспилотные транспортные средства, как воздушные, так и наземные. По сути, логистическая робототехника и беспилотники должны выполнять доставку грузов до потребителя на так называемых «первой и последней миле».

Четвертое — промышленные экзоскелеты. Последнее — сервисные ассистенты. Это, например, робот-консультант, которым в перспективе может стать Ника. Единственное новое направление, которое в ближайшем будущем может добавиться к перечисленным выше, — медицинская робототехника. Оно очень перспективное, и у него огромная значимость для страны.

Всё это проекты полноценных, «железных», роботов.

Какие бывают роботы

Роботы бывают двух типов — те, у которых есть физическое тело, и те, у которых его нет. Вторых еще называют программными роботами или RPA — robotics process automation. Это софт, который имитирует работу человека на компьютере. RPA идеально подходят для выполнения монотонных задач и могут, например, копировать и переносить файлы, собирать информацию в интернете, делать сверку с контрагентами.

Возможности применения «настоящих», материальных роботов, намного шире — от медицины до тяжелой промышленности и от социальных работ до секс-услуг. Роботы позволяют получить в реальном мире пользу от ИИ, ПО и IT вообще. Ожидается, что мировой рынок роботов в ближайшие годы вырастет почти в полтора десятка раз — с $39,3 млрд в 2017 году до $498,6 млрд в 2025 году. Для сравнения, объём рынка технологии блокчейн к 2022 году должен приблизиться к $11,7 млрд.

Роботы в работе

Для нас ключевой проект сейчас — роботизированный участок пересчета. Мы работали над ним с февраля этого года и недавно передали комплекс на тестирование внутреннему заказчику. Робот состоит из манипулятора и нескольких специализированных машин. Он может брать несортированные купюры, пересчитывать их, раскладывать по номиналу и «выплёвывать» в специальную корзину упакованную в бумагу пачку банкнот. Робот способен обрабатывать 275 тысяч банкнот за сутки и работает 24/7, нужно только подносить ему деньги. Он утраивает производительность человека, то есть вместо троих людей сможет работать один.

Роботизированный участок пересчета

В России у Сбербанка несколько сотен кассово-инкассационных центров, и практически в каждом будет установлено одно или несколько таких устройств. По сути, робот возьмет на себя ужасно монотонную и скучную работу — засовывать купюры в счетные машины и доставать из них упакованные пачки денег.

Наш следующий приоритет — логистические роботы. Из-за особенностей инфраструктуры банка, убрать всех людей со склада, как в Amazon, у нас нельзя. Поэтому нам нужно создавать роботов, которые будут работать в коллаборации с людьми. На рынке таких роботов нет и это открывает для нас широкое окно возможностей. Мы не планируем продавать подобных роботов, но сделаем их доступными для наших партнеров по экосистеме — компаний, с которыми мы сотрудничаем. На мой взгляд, это может стать нашим конкурентным преимуществом.

Другой важный для нас проект — беспилотные транспортные средства, особенно воздушные. Мы немало экспериментируем с ними. В перспективе, хотим с помощью беспилотников доставлять ценные грузы (например, кассеты с наличными) в районы, куда сложно добраться. В России несколько десятков локаций, доставка в которые будет обходиться значительно выгоднее по воздуху.

Перспективным направлением мы считаем промышленные экзоскелеты. Работаем сейчас над тремя типами таких устройств — на нижнюю часть тела, верхнюю и среднюю. Все они снижают нагрузку на опорно-двигательный аппарат во время работы.

Экзоскелет для нижней части тела, на ноги, это так называемый умный стул. Он помогает людям со стоячей работой меньше уставать. Устройство уже протестировано и скоро начнётся его опытное внедрение.

Экзоскелет для верхней части тела позволит человеку носить тяжёлые грузы без больших усилий. Инкассаторы обычно держат в одной руке по 36 килограмм, и это довольно много. Но сложность задачи при создании такого робота в том, чтобы он не влиял на мобильность инкассатора, не снижал подвижности. Мы рассчитываем начать применение таких устройств через 2-3 года.

Третий проект этого направления — экзоскелет для средней части тела. Он должен помочь человеку поднимать тяжести с пола. Правда, пока об этом проекте я могу мало чего рассказать — он еще на стадии проработки.

Как распределять рабочее время

Рабочее время сотрудников Лаборатории распределяется так: 70% времени посвящается проектам, которые практически полезны для банка сейчас, 30% — тому, что интересно нашей команде и важно стратегически. Второе — это исследования, которые в данный момент не дают экономического эффекта.

В рамках этого направления мы решили представлять нашу страну и компанию на технологических конкурсах. У нас есть собственная команда, которая частично состоит из сотрудников лаборатории, а в основном — из аспирантов, студентов, научных сотрудников российских вузов. Команда участвует в молодежном конкурсе Евробот.

Это важно для нас по двум причинам. Во-первых, мы создаём модель взаимодействия корпорации и технологического сообщества, чего в сфере робототехники раньше в нашей стране никто не делал. Во-вторых, участие в таких конкурсах — это отличный способ поиска новых людей в нашу команды.

За счёт этих же 30% наших исследований мы планируем ставить эксперименты с антропоморфными роботами. Это направление очень важное, хотя и не создает непосредственной ценности для банка сейчас. Оно тоже поможет нам хантить лучших учёных.

По сути, мы генерируем интересные задачи, чтобы привлекать талантливых специалистов, и это общий принцип для всех лабораторий Сбербанка. Интересные задачи — это сегодня самое важное для формирования сильной команды.

Как переманить главного робототехника страны

Последние пару лет робототехнический центр в Сколково становился всё менее востребован. Фонд ориентируется на поддержку уже состоявшихся стартапов, а робототехника сегодня находится на очень низком уровне зрелости технологии. Большинство таких стартапов едва дотягивают до требований инновационного центра.

Но при этом мы сделали хороший рывок — центр робототехники Сколково вырос из пятнадцати резидентов почти до ста. Это много. Сбербанк же обратился к нашей команде с вопросом: «Вы сделали робототехнический центр, почему бы вам не попробовать сделать еще один?». И предложил при этом возможность самим проводить исследования и разработки. На наш взгляд, создавать технологии интереснее, чем помогать другим запускать проекты.

Небольшая лаборатория робототехники и первые эксперименты в этом направлении проходили еще до того, как в банке появилось такое структурное подразделение. С нашим приходом началась системная работа по созданию своих решений.

Как собрать команду

Основной костяк команды пришел в лабораторию со мной из Сколково — из стартапов, структур самого Фонда, Сколтеха. Главным при отборе людей для меня было, чтобы все были единомышленниками, верили, что мы способны создавать крутые решения. Для этого человек должен уметь очень быстро учиться и разбираться в действительно сложных задачах. Это очень важно.

На ноутбуках многих сотрудников лаборатории сколковские наклейки соседствуют со сбербанковскими

Кроме того, нашим сотрудникам самим должно быть интересно то, чем они занимаются. Задача нашей лаборатории — создать одну из лучших в мире корпоративных лабораторий робототехники. Если у нашего конкурента — Amazon — есть Amazon Robotics, то в Сбербанке должен быть свой Sberbank Robotics. Для многих это единственный шанс вписаться в подобный проект. Это, конечно, нужно не всем — некоторые ищут спокойную работу. Но есть и те, кому это очень интересно, и именно такие люди подходят нам.

Насколько реально стать лучшими в мире? Мы уже создали лучшую робототехническую лабораторию страны, но создать лучшую в мире намного сложнее. На это понадобится не менее пяти-семи лет. Но уверенности в своих силах нам добавляет тот факт, что за нашей спиной есть крупнейший заказчик. Это очень сильная позиция, и аналогичных лабораторий в России не будет еще долго.

Как работать по принципам Agile

Мы стараемся быть проворными и решать задачи быстро. В этом смысле команда лаборатории — действительно agile-коллектив. Мы верим в то, что мягкое и слабое побеждает твердое и сильное, что жесткий доктринерский подход — проигрышный. Гибкость заключается, например, в том, чтобы создавать решение, которое решает задачи клиента, а не то, которое интересно только тебе. Как руководитель лаборатории я стараюсь придерживаться именно такого подхода.

В основе нашей идеологии лежит вопрос — «Какого робота мы можем сделать вместе?». Над каждым проектом мы работаем всей командой и стремимся решать каждую задачу коллективно. Мы стараемся как можно меньше разделять обязанности. Значительная часть нашей работы проходит в формате близком к брейнсторму.

Для нас также очень важно нестись вперед с максимальной скоростью — на рынке выживает тот, кто быстрее всех адаптируется. В глобальной цифровой индустрии это значит, что побеждают не те, кто быстро делает презентации в паверпоинте, а те, кто первым создаёт работающий прототип и удовлетворяет потребности клиента.

Чего ждут от акселератора в сфере робототехники

Сейчас силами собственных инженеров мы можем делать примерно один проект за год — с нуля до прототипа. В этом году это был роботизированный участок пересчёта. Для остальных проектов нам нужны партнёры. Лучшие из них — те, кто демонстрирует нестандартный подход к решению задач. И в этом смысле нам помогает работа со стартапами.

В отличии от традиционных подрядчиков, они предлагают дешёвые и неординарные решения. Именно поэтому мы сейчас проводим акселерационную программу для отобранных нами проектов (узнать детали об акселерационной программе можно здесь). Мы искали необычно мыслящие стартапы, у которых с одной стороны есть яркая идея, с другой — команда, которая способна её реализовать. Возможно, по итогам акселератора с кем-то из стартапов мы станем партнёрами.

Единственное, что для нас было принципиально важным при отборе стартапов, — они должны работать в тех же направлениях, что и лаборатория. Особенно нам интересны беспилотники — в них сейчас бум, устройств бесчисленное множество, каждый придумывает что-то своё. Определить, какая из идей полетит, очень сложно.

О будущем

Наше главное достижение за неполный год существования лаборатории — команда. Она сформирована почти полностью. Нам удалось сделать лабораторию, в которой хотят работать талантливые инженеры. И если проекты, о которых я рассказывал, будут успешно развиваться, то, вероятнее всего, команда будет расти.

Мы стараемся иметь горизонт планирования на 5–10 лет, а бизнес-план — на три года. Если говорить про виденье, то, как мне кажется, через 10 лет не останется устройств, с которыми человек не сможет разговаривать в привычной манере — как с другим человеком. Мы готовимся к этому. И лучшее, что мы можем сделать, чтобы подготовиться к подобному вызову, — нанять людей, которые умеют создавать решения для такого будущего, и поставить им правильные задачи.

{ "author_name": "Сбербанк", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 8, "likes": 19, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "subsite_label": "sberbank", "id": 46022, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Fri, 21 Sep 2018 13:17:15 +0300" }
{ "id": 46022, "author_id": 137210, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46022\/get","add":"\/comments\/46022\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46022"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 137210, "possessions": [] }

8 комментариев 8 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
3

По моему, Тинькофф банк к будущему намного ближе сбербанка.
Делать роботов для общения с клиентами в офлайне, это какой то сюр, бабушек переводить на автоплатеж ТВ-банк, остальных на онлайн обслуживание.

Ответить
1

"зачем компания в принципе занимается этим направлением"
Очевидно же, для получения сверх прибыли, не нужно платить зп "кожанным ублюдкам"

Ответить
1

Зачем он это делает?Ответ очевиден! У них дофигищи бабла которое нужно куда-то вложить. И поверьте, нет места лучше, чем робототехника. Вы думаете что их цель заменить своих офисных рабочих?Это только недальновидные офисные рабочие так думают. Они начнут роботов и ИИ продавать на право и налево (оборонка, почта, яндекс и т.д. по роботам, а уж по ИИ вообще границ просто нет. Подписка модератора ИИ будет стоить дешевле одного модератора, а работать онбудет за десятерых и эффективнее. Прикиньте весь инетбизнес будет у них на поводке). Денег поднимут больше газпрома.

Ответить
1

Увидел agile у гугла с фейсбуком - надо и у себя эту ерунду запустить.
Увидел - бостон динамикс - надо и у себя эту ерунду запустить.
Увидел теслу - надо и нам на электро оке гонять.
Увидел амазон - запилил беру.
Что следующее, Греф?

Ответить
0

Может ещё раз windows?

Ответить
0

точно, IBM купила ред хат, а сбер купит производителя bolgenos

Ответить

0

Зачем Сбербанку роботы

чтобы освоить бабки

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }