Истории Евгений Делюкин
5 087

История OXO — овощечистки для людей с артритом, ставшей частью музея современного искусства

Конспект статьи The Fast Company о том, как создавалась овощечистка OXO и почему она, по мнению издания, стала образцом индустриального дизайна 20 века.

В закладки

В 1990 году бренд товаров для кухни OXO выпустил линейку товаров Good Grips, которую проектировала для людей с артритом. У Good Grips впервые использовалась резиновая ручка вместо пластиковой или металлической, и по мнению создателей, была удобной для всех.

Источник: Fast Company

Основным продуктом линейки была поворотная овощечистка, которую выпустили в 1990 году в связи с запуском Oxo International. В 1994 году продукция OXO стала частью музея современного искусства (MoMA), но до сих пор продаётся — рейтинг на Amazon держится на уровне 4,8 из 5 баллов при цене в $10.

Чтобы узнать историю создания OXO, журналист Fast Company поговорил с основателем компании Smart Design Дэвином Стоуэллом.

Мертворождённая идея

Всё началось с открытия Сэмом Фарбером компании Copco, которая производила чайники и проектировала предметы для дома. Copco сотрудничала со Smart Design и проектировала ряд продуктов. По словам Стоуэлла, Фарбер ушёл на пенсию, продав компанию, но спустя полгода решил вернуться в бизнес с новым продуктом.

Так как Фарбер в то время воспитывал детей, предприниматели решили выпускать строительные игрушки. Они создали и запатентовали игрушку, которая представляла собой несколько ящиков, — к ним можно добавить колеса, превратив в передвижной книжный шкаф или ящик для других игрушек.

Продавцы детской мебели сказали, что это детская игрушка, а продавцы игрушек — что это детская мебель, в результате никто не взялся за реализацию их изобретения. По мнению Стоуэлла, это была отличная идея, которую убила розничная торговля. Но предприниматели поняли, что тратили всю жизнь на создание товаров для дома, и это то, чего нужно было придерживаться.

Артрит как опора для новых инструментов

По словам Стоуэлла, идея создания овощечистки пришла от жены Фарбера Бетси, которая болела артритом. Однажды Фарберы готовили яблочный пирог, и жена пожаловалась на боль из-за неудобного устройства металлической овощечистки. Она расстроилась и спросила Фарбера: «Вы можете как-то её исправить, сделать ручку лучше?» и тут же начала лепить новую ручку из глины, загоревшись идеей.

Фарбер понял, что есть возможность сделать новый продукт на рынке: большая часть кухонных приспособлений того времени были дешёвыми и пластиковыми, а стальные хоть и стоили дороже, но работали так же плохо.

Предприниматель позвонил Стоуэллу и предложил разработать линейку инструментов для кухни. Это не должно было стать только овощечисткой: Фарбер хотел выпустить 15-20 предметов, чтобы занять достаточно места на полках магазинов и привлечь внимание.

Инструменты должны были быть в первую очередь удобными для людей с артритом, но так, чтобы предметы не попали в специальный каталог товаров для людей с ограниченными возможностями. Поэтому нужно было сделать что-то и уникальное, и повсеместное.

Первые инвестиции со стороны Фарбера составили $20-30 тысяч, а суммарно оба предпринимателя вложили несколько миллионов долларов, прежде чем получили первую прибыль с разработки.

Проектирование

Предприниматели считали, что для реализации их идеи нужна одна универсальная ручка, которая будет подходить ко всем товарам. Это позволило сэкономить на этапе производства, потратив больше усилий и денег на дизайн.

Они договорились со специалистами Американского фонда артрита о добровольцах, готовых помочь в разработке. По задумке ручку можно было толкать, тянуть и использовать как кисточку с максимально удобным хватом. Создатели взяли пример с больших мелков для дошкольников, и поняли, что ручка для больных артритом тоже должна быть большой, но помещаться в ладони.

Также нужен был новый материал, похожий на резину, который будет тактильно удобнее и позволил бы крепко держать инструмент в любых условиях. По словам Стоуэлла, никто не производил инструментов для кухни с резиновой ручкой, и они сами не знали, какой материал им подобрать.

В результате поисков предприниматели нашли разработку компании Monsanto — сантопрен. Это похожий на резину полимер, который использовался для герметизации посудомоечных машин. OXO стала первой компанией, взявшей этот материал для создания бытовой вещи.

Дизайн

Одна из проблем, которую решали предприниматели при проектировке ручки, — правильный хват большим и указательным пальцами. Изначально область под эти пальцы хотели сделать полой, чтобы ручку было проще сжимать, но от этой идеи отказались.

Фарбер считал, что покупатели должны видеть привлекательный предмет с чем-то особенным, чтобы захотелось взять его в руку. А полые отверстия пришлось бы прикрыть, и инструмент стал бы непривлекательным.

Тогда Фарбер вспомнил о тонких ручках велосипедов с резьбой-рёбрами и купил несколько в ближайшем магазине. Выемки для пальцев оказались подходящим решением.

Конечный результат — области с рёбрами под большим и указательным пальцем. Если нужен лёгкий хват — пальцы лежат на рёбрах, ручка ощущается твердой и простой. Когда ручку нужно сжать сильнее, большой и указательный пальцы попадают вглубь рёбер.

По мнению Стоуэлла, это одна из особенностей инструментов OXO, которая сделала их успешными на рынке кухонных товаров. Первое, что делают люди, когда берут инструмент с такой ручкой, — начинают сжимать её, ощущая, что предмет стал продолжением руки.

Производство и публичная демонстрация

Сделать ручку с рёбрами оказалось сложно. Американский производитель отказался от сотрудничества, так как рёбра были настолько тонкими, что инструменты для литья под давлением изнашивались слишком быстро и не касались рёбер. В Тайване не было технических специалистов такого уровня в то время.

Предприниматели отправились в Японию в компанию Mitsubohi Cutlery, которая начинала в 1873 году с производства самурайских мечей. На встрече японцы изначально не были уверены в своих силах и только после демонстрации мастеру опытного образца ручной работы согласились на производство. По мнению Стоуэлла, мастер решил, что тоже может сделать ручку, раз это получилось у Стоуэлла.

Договор заключили за два месяца до демонстрации инструментов в Сан-Франциско. Металлическая основа была готова, оставались ручки. Японцы успели вовремя — за день до демонстрации предприниматели получили ящик с изготовленными ручками.

Для Фарбера подготовили стенд с прототипами. Жёлтые резиновые перчатки, наполненные штукатуркой, держали инструменты на виду и работали как пьедесталы. Такой способ демонстрации выбрали для того, чтобы показать весь ассортимент кухонных приспособлений.

Демонстрация получилась успешной из-за идеи и имени Фарбера на рынке, но розничные продавцы боялись, что идея не сработает. Рискнул только один крупный посудный магазин Lechers.

Продажи

По словам Стоуэлла, первые продажи были слабыми, поэтому предприниматели придумали новый способ демонстрации товаров в магазине. Они попросили положить в чашу из нержавеющей стали неочищенную морковь и овощечистку, чтобы покупатели попробовали инструмент в деле, что исправило ситуацию.

Бренд и упаковка

Бренд OXO придумал Фарбер, ему нравилась возможность читать название правильно вне зависимости от положения предмета.

У линейки товаров Good Grips был специальный дизайн упаковки, подчеркивающий идею удобной ручки. Изображение пальца призывало попробовать инструмент, а чтобы взять инструмент в руку, нужно было взять его за ручку, торчащую из картонной коробки.

По словам Стоуэлла, кухонные инструменты нравились покупателям: предприниматели получали письма с благодарностью, продажи шли хорошо. Позже Американский фонд артрита дал своё признание OXO, предприниматели разместили его на упаковке, но позже отказались от этой идеи.

Одна из вещей, которая, по их мнению, важна для универсального дизайна — продукт должен быть «для всех», без каких-то идентификаций и связей. Упоминание артрита отпугивало здоровых людей — они считали, что это товары для людей с особыми потребностями. Предприниматели же считали, что тот, кому нужны инструменты, сможет сразу понять, что ему удобно без каких-то пометок.

Стоуэл считает, что ручка не является признаком успешного инструмента. Их продукция стала образцом универсального дизайна, но если бы лезвие было тупым, удобство ручки никто не оценил. Острое лезвие хорошо чистит, даже если привязано к обычной палке. Производительность важнее всего, а на втором месте — дизайн, который сообщает о том, что инструмент делает.

#какэтобыло

{ "author_name": "Евгений Делюкин", "author_type": "editor", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 6, "likes": 20, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "subsite_label": "story", "id": 46707, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Fri, 28 Sep 2018 19:32:13 +0300" }
{ "id": 46707, "author_id": 124903, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46707\/get","add":"\/comments\/46707\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46707"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199131 }

6 комментариев 6 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
0

Наверное, ручку начал лепить Фарбер, а не его жена?
Однажды Фарберы готовили яблочный пирог, и жена пожаловалась на боль из-за неудобного устройства металлической овощечистки. Она расстроилась и спросила Фарбера: «Вы можете как-то её исправить, сделать ручку лучше?» и тут же начала лепить новую ручку из глины, загоревшись идеей.

Ответить
1

Она начала и зажгла энтузиазмом мужа. Проектировали ручку уже без неё, полагаю.

Ответить
0

Ох уж эти инженеры. Место женщины на кухне, а в мастерской место мужика

Ответить
0

Есть овощечистки OXO хорошие. Версия Pro нравится даже больше, без резиновых рёбер.
Хорошая и подешевле в Икее ВЭРДЕФУЛ

Ответить
0

Несколько миллионов на что?

Ответить
0

В основном на продвижение, вложений в производство каждого предмета - 20-30К долларов. Ну, если японцев подряжали).

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления