{"id":13466,"url":"\/distributions\/13466\/click?bit=1&hash=891d339b00b86120568ea8e4296ded112a42876a976e2fd335004400f35cbd30","title":"\u0427\u0442\u043e \u0441\u043c\u043e\u0442\u0440\u044f\u0442, \u0447\u0438\u0442\u0430\u044e\u0442 \u0438 \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0445\u043e\u0434\u044f\u0442 \u0432\u0430\u0448\u0438 \u043a\u043b\u0438\u0435\u043d\u0442\u044b?","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"24bb823c-c595-5fc8-be0f-fba9e89237c2","isPaidAndBannersEnabled":false}

Theranos: кровь, обман и секрет фирмы. Часть I

В Калифорнии подходит к концу судебный процесс над основательницей стартапа Theranos. Элизабет Холмс, основавшая свой стартап в 19 лет, мечтала изменить медицинскую систему с помощью нового подхода к анализам крови. Она обещала обществу, инвесторам и сотрудникам возможность делать полный анализ здоровья организма человека всего из одной капли крови, взятой из пальца человека.

Основательница Theranos Элизабет Холмс на судебном заседании в федеральном суде Сан-Хосе, Калифорния Peter Dasilva/Reuters

Но прекрасная мечта обернулась скандалом, исками и уголовным преследованием. Компания, стоившая 9 миллиардов долларов, была закрыта, а инвесторы потеряли все свои вложения. Элизабет грозит 20 лет тюремного заключения, если суд присяжных признает ее виновной в обмане инвесторов и пациентов. По словам обвинения, она делала ложные заявления о возможностях оборудования Theranos для проведения анализов крови. Вчера прокуратура изложила свои заключительные аргументы на суде. Элизабет Холмс сознательно лгала о возможностях тестирования Theranos. Факты указывают на то, что «она приняла решение обмануть своих инвесторов, а затем обмануть своих пациентов».

«Она предпочла мошенничество провалу в бизнесе. Этот выбор был не только бессердечным, но и преступным».

Джефф Шенк, прокурор

Элизабет умеет убеждать

В обещания Элизабет было легко поверить. Она обладала силой убеждения и подкрепляла свою уверенность и преданность идее собственным аскетичным внешним видом — черные водолазки, волосы, собранные в хвост или дулю, минимум косметики и украшений. Еще у Элизабет был потрясающе низкий голос, такой который невозможно спутать ни с чьим другим. Она пристально смотрела людям в глаза, иногда даже не моргая.

Молодая, привлекательная и умная женщина смогла убедить влиятельных и богатых людей в том, что ее мечта, как и мечты миллионов других людей о более доступной медицине, — осуществимы.

Денег на первое время она попросила у родителей из тех средств, что были отложены на учебу в Стэнфорде. Он решила бросить университет после пары семестров и с головой уйти в развитие своего дела. На начальном этапе большую поддержку Элизабет оказал ее научный руководитель в Стэнфорде Ченинг Робертсон, профессор инженерного дела, он верил в успех и даже вложил средства в этот стартап.

«Звездный» Совет директоров

Элизабет удалось собрать невероятный Совет директоров Theranos, состоящий из бывших Гос секретарей США, генерала в отставке и бывшего Министра обороны США. Резонный вопрос, почему в борде было столько военных. На самом деле они понимали, что подобное изобретение может быть очень выгодным в военном использовании. Если создать мобильную лабораторию, которая могла бы выдавать моментальный результат анализов, то можно спасти жизни и здоровье солдат, участвующих в боевых действиях.

Лучшие из лучших приходят и уходят

Элизабет искала лучших из лучших для воплощения своего плана. Она принимала в команду именитых ученых и жаждала получить людей из Эппл. Элизабет боготворила Стива Джобса, поэтому ей, во что бы то ни стало нужны были люди из его окружения. Таким человеком стал Эйви Тэвайнян, когда-то правая рука Джобса. Тевайнян возглавлял команду разработчиков Mac OS X. Тевайнян вошел в совет директоров Theranos в 2006 году, но быстро разочаровался в происходящем. Он задавал много вопросов и не нашел общего языка с Элизабет.

В Theranos наняли дизайнерскую команду из Эппл. Элизабет хотела, чтобы продукт выглядел так же стильно, как продукты Эппл. Сотрудники, которые занялись разработкой дизайна продукта очень быстро поняли, что работают над созданием самой коробки, но технология еще далека от рабочей. С ними не особо делились работой над содержанием, все держали в секрете. Тем более, что как только новая команда присоединилась к Theranos ребята заметили, что сотрудники заслуживающие уважения начали покидать компанию. Через короткое время ушел CFO Генри Мосли после чего Элизабет решила больше не нанимать никого на эту позицию. Как оказалось позже, Мосли ушел потому что припер Элизабет к стенке и спросил, почему инвесторам демонстрируют устройство, которое дает неверные результаты (об этом ему на одном из совещаний сообщил сотрудник Novartis, с которым сотрудничал Theranos).

Бывшие сотрудники компании начали оставлять комментарии на вебсайтах про работодателей в стиле «атмосфера в компании напоминает Южноамериканскую диктатуру или наркокартель». Элизабет не нравилась обратная связь, которая противоречила ее убеждениям и планам. Она хотела позитивного результата и если не получала его, то винила в провале других. К сотрудникам предъявляли очень высокие требования и, если они задавали много вопросов, то их либо увольняли, либо давали им демотивирующую работу.

Постепенно квалифицированные сотрудники, которых нанимала Элизабет отказывались принимать участие в сомнительном стартапе. Ушли нанятые из Эппл звезды, ушел даже директор лаборатории, который уже к тому времени поднимал важные вопросы о несостоятельности процессов контроля и технических решений, которые разрабатывал Theranos.

Элизабет продолжила увольнять людей, которые поднимали вопросы о качестве тестов и работе оборудования, в Theranos стали принимать вчерашних студентов без опыта работы. Эрика Чан, которая впоследствии станет одним из информаторов, отметила, что когда в своей первый рабочий день лаборатория Theranos показалась ей безумным стартапом. Там царил полнейший хаос, пробирки лежали где попало, не было какой-то системы. Ее это очень удивило, потому что ко времени ее прихода Theranos занимались исследованиями уже 10 лет.

Санни: партнер и любовник/абьюзер

На раннем этапе в команду Theranos пришел Санни Балвани, старый знакомый Элизабет. Он вложил несколько миллионов в стартап и стал Операционным директором и директором лаборатории. При этом у Санни было ноль знаний в медицине, его областью знаний были исключительно компьютерные технологии. Позднее сотрудники Theranos признавались, что Санни даже иногда использовал неправильные термины, он не владел лексиконом для описания медицинских исследований, не понимал процессы и воспринимал любую критику в штыки, а еще во всех видел промышленных шпионов. Скорее всего, это являлось прямым следствием неуверенности в том, что ты знаешь достаточно о том, чем ты занимаешься. Для таких людей проще устрашать других, устраивать буллинг, чтобы скрыть свою некомпетентность.

Санни следил за персоналом по камерам размещенным везде. Департаменты были отделены друг от друга, взаимодействие не поощрялось и во всем царила атмосфера секретности. Санни появлялся в имэйлах, в копии которых он не стоял. Любого, кто уходил из Theranos пугали исками о защите интеллектуальной собственности. Сотрудникам запрещалось обсуждать работу даже в кругу семьи.

Санни находится на скамье подсудимых вместе в Элизабет. На одном из заседаний предпринимательница призналась, что состояла с Санни в длительных отношениях и что подвергалась постоянному абьюзу и контролю с его стороны. Подтверждений следствию не предоставляли.

Пиар в помощь

Theranos нужны были деньги, инвестиции кончались, а окончательной версии продукта все еще не было. Theranos всерьез занялись пиаром. Самые известные бизнес издания США публиковали статьи о том, насколько прорывным было то чем занимается компания, что они реально меняли жизнь к лучшему.

Статьи выходили в Fortune, Forbes, Элизабет мелькала на ТВ, выступала на TedTalk неизменно в черной водолазке, где рассказывала, как Theranos может продлить жизнь, упрощая диагностику заболеваний и приводила в пример личную трагедию. Дядя Элизабет скончался от рака. Как выяснится потом Элизабет не была близка со своим дядей и просто использовала его фигуру для продвижения своей истории.

Сомнения по поводу технологии Theranos были еще на самой ранней стадии у преподавателей Элизабет в Стэнфорде. Например, доктор Филис Гарднер несколько раз говорила Элизабет, что ее затея не будет работать, такой подход к анализам невозможен. Но Элизабет, не услышав слов поддержки, просто проигнорировала обратную связь.

Theranos было необходимо заставить критиков и скептиков замолчать. Они стали говорить с обществом из всех утюгов. Элизабет была везде. Она появлялась на ивентах с видными политиками и бизнесменами. Ее представлял Билл Клинтон, офис Theranos посещал Джо Байден, на тот момент Вице-президент США. Он был очень воодушевлен увиденным. Потом выяснилось, что к визиту Байдена готовились со всей тщательностью. Хвастаться было нечем, поэтому одну из лабораторий вычистили, побелили стены, поставили туда 2 ряда машин Theranos и привели туда Джо. Перед этим в помещении стояли мощные вентиляторы, которые избавляли комнату от запаха свежей краски…

Продолжение истории в следующей части.

Более подробно историю Theranos можно послушать в одноименном выпуске подкаста «Как работа»

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null