{"id":13475,"url":"\/distributions\/13475\/click?bit=1&hash=d02bc673eeef140c065ecff57c60581e1072387cdb99484f3b963fcb612a6c69","title":"\u041a\u0430\u043a \u0438 \u0437\u0430\u0447\u0435\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0432\u0430\u0442\u044c \u043e\u0431\u043b\u0438\u0433\u0430\u0446\u0438\u0438 \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 ","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}
АБКР

Правила игры Дмитрия Пёрышкова

Совладелец DDVB и член Совета АБКР Дмитрий Пёрышков убежден: вполне естественно то, что российский брендинг во многом опирался на опыт коллег из Европы и США. Самое главное — не копировать чужие идеи, а постоянно учиться новому и детально прорабатывать все составляющие проекта. Этому принципу он верен почти 30 лет. Поэтому, когда в индустрии обсуждается новый инструментарий или методика оценки эффективности, в роли ментора одним из первых предлагают выступить Дмитрию Перышкову, агентство которого прошло все этапы трансформации российского брендинга — от дизайна до стратегии.

Брендинг — это понимание сути. Когда компания строит корпоративный бренд или разрабатывает бренд глазированного сырка, важно понимать, что точнее всего их характеризует, как они должны выглядеть, какие особенности сделают их привлекательными и интересными для окружающих. Чтобы ответить на эти вопросы, требуется пытливость. У россиян это качество есть. Ощущение, что мы чего-то не знаем или не умеем, заставляет искать знаний. Мы научились копать глубоко. Не раз слышал от клиентов, что в отличие от иностранных агентств российские погружаются в задачу детальнее.

Когда понимаю, что устал, — бегу. Все мои увлечения — яхты, квадроциклы, поездки в лесную глушь — бегство. От информационного давления, невозможности остановиться и заглянуть в себя. Когда творческий человек занимается однотипными креативными задачами, через какое-то время исчезает азарт, а без него нельзя. Уехать в другой город, сходить в музей — обнулиться необходимо, чтобы потом с новыми силами вернуться к работе.

Во мне два начала — творческое и техническое. Это следствие разных образований, во многом сформировавшее меня как руководителя. Долгое время я был авторитарным: очень строго оценивал работу коллег. Если могу я, почему другие не могут успевать, быстро думать? Со временем пришло понимание, что люди разные и каждый интересен и силён по-своему. Понял, что доверие — лучшее, что может быть в коллективе. Последние несколько лет — тьфу, тьфу — работаю с ребятами, которых не нужно подгонять. Им можно доверять.

Я страшно беспринципный человек. За 28 лет не отказал ни одному клиенту. У нас не было дилеммы, работать или не работать с тем или иным клиентом. Может, так сложилось, что к нам приходят компании, с которыми не просто интересно, но и ценности совпадают. Хотя нет, однажды, мы не взяли проект владельца тотализатора. У сотрудников были близкие, пострадавшие от игромании. Наверное, я не стал бы заниматься брендингом сигарет. Это и правда наносит вред здоровью, хотя сейчас курю.

С любовью отношусь к своим и чужим ошибкам. Ошибки — великая вещь. Это основа эволюции. Только на ошибках и их анализе можно расти. Если осознаешь, что допустил промах, — начинаешь работу над собой. Если одна и та же проблема повторяется, значит, не то сделано, не так исправлено. Вопреки расхожей фразе учимся мы только на своих ошибках. Хотя чужие ошибки — хороший инструмент для прогресса. Если просят, всегда делюсь своим опытом.

Очень бы хотелось перечислить имена тех, кто стал моими учителями в жизни. Но список слишком длинный. В разные периоды времени рядом были удивительные люди. Кого-то не назовёшь — обидишь. Все, что происходит вокруг, учит меня чему-то новому.

В кризис надо искать точки роста. За 28 лет мы прошли много тяжелых ситуаций, но каждая из них дарила возможности для развития. Надо шевелиться, и всё получится.

Есть два типа людей. Первый — фанатики: полностью отдаются делу, горят, увлекают других. Второй — профессионалы. Работают хорошо, но вечером спокойно уходят домой и легко переключаются на другие задачи и увлечения. Вперед мир и экономику двигают первые.

Бизнес — дело всей моей жизни. Мы выживали в 90-е: продирались сквозь адскую неразбериху и бандитов, изобретали велосипед, набивали шишки. Я не видел разницы между занятием бизнесом и реализацией себя как личности. Все слилось в единый процесс. На Западе бизнес — чаще всего, средство заработка. Не получился один проект — продал, создал другой. Спустя много лет понимаю: работая по 16 часов, я вообще не разделял время на личную жизнь и бизнес. Многие считают таких, как я сумасшедшими, но по-другому я не могу.

0
1 комментарий
Lisa Matusova

Прекрасный текст. Горячо плюсую про фанатиков и профессионалов!

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 1 комментарий
null