[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 15, "likes": 14, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20097", "is_wide": "1" }
Дмитрий Кошельник
5 175

Нефть, политика, война между братьями — история Koch Industries, одной из крупнейших американских частных компаний

Обозреватель vc.ru изучил историю одной из крупнейших частных компаний США, Koch Industries, и владельцев 84% ее акций — братьев Чарльза и Дэвида Кохов, которые известны активным лоббированием своих интересов, нарушением экологических законов и неоднозначными политическими взглядами.

Американский гигант Koch Industries, находящийся во владении семейства Кохов, является одной из крупнейших частных компаний в мире, а также занимает второе место в США по объему выручки. Ее главой является Чарльз Кох, а должность исполнительного вице-президента занимает его брат Дэвид.

Братья входят в число влиятельнейших лоббистов США, активно поддерживают Республиканскую партию и длительное время противостояли Обаме. На прошедших выборах США Кохи неожиданно для многих не поддержали Дональда Трампа. Мешать последнему они не стали, но вполне могут усложнить жизнь новоизбранному президенту США.

Дэвид и Чарльз Кохи

Фред Кох и создание семейного бизнеса

Основателем Koch Industries стал Фредерик Кох. Он родился в 1900 году в семье голландского эмигранта. Кох получил отличное образование, и, став дипломированным химиком, поработал в нескольких нефтяных компаниях. В 1925 году он начал работать в компании Keith-Winkler Engineering. После того, как один из ее владельцев вышел из бизнеса, Фред занял его место, и компания получила название Koch-Winkler Engineering. Вскоре Кох изобрел новый эффективный способ переработки нефти в бензин.

Это обеспечило бы компании рост и увеличение числа клиентов, но в отрасли нефтепереработки уже было достаточно крупных игроков, и делиться долей рынка они не спешили. Компании выбрали простой способ уничтожить небольшого конкурента — патентные иски. В общей сложности против Koch-Winkler Engineering их было подано 44.

Винклер и Кох не сдались и принялись отбиваться, и, хотя им удалось выиграть 43 иска, сорок четвёртый обернулся неудачей. В 1932 году Koch-Winkler Engineering перестала работать в США, но не в других странах. Позже Кох узнал, что проиграл иск из-за подкупленного судьи.

Не имея возможности действовать в США, Кох и Винклер еще в 1929 году переключились на другие рынки. Вскоре их внимание привлек Советский Союз — Кох построил в СССР 15 нефтеперерабатывающих заводов в течение трех лет и заработал на этом $5 млн.

Работа в Союзе шла хорошо, но коммунизм вызывал у Коха антипатию, которая после передастся его сыновьям. Говорят, что он даже установил для сыновей правила — не доверять коммунистам, не брать в долг и не продавать семейный бизнес. В 1960 году Кох даже опубликовал книгу «Бизнесмен смотрит на коммунизм», где в достаточно отрицательном ключе вспоминает о временах в СССР.

Кроме Советского Союза, Кох успешно поработал во многих странах. Одно из самых известных нефтеперерабатывающих предприятий, открытых Кохом, появилось в нацистской Германии по личной просьбе Гитлера. Часть источников не упоминает об участии Винклера в создании заводов — исследователи склонны считать, что Фред Кох работал самостоятельно.

К началу 1940-х предприниматель имел уже сравнительно крупное состояние, но расслабляться не спешил. Вскоре он с новыми партнерами cоздал нефтяную компанию Wood River Oil and Refining Company. В 1946 году она приобрела Rock Island Oil и изменила название на Rock Island Oil and Refining Company. Работала компания Коха стабильно, но в общенациональный концерн не превратилась. У Фреда было четыре сына — Фредерик, Чарльз, Дэвид и Уильям (последние двое — близнецы).

Семья Кохов в 50-х годах

Наивысший потенциал демонстрировал второй сын — Чарльз. Фред стремился приучить своих детей трудиться, а потому Чарльзу приходилось работать после занятий в школе, а также летом. Подобное образование пошло на пользу Коху, и впоследствии он стал активным и трудолюбивым человеком.

Чарльз учился в Массачусетском университете, где изучал машиностроение и химические технологии. Во время учебы он стал членом братства Бета Тета Пи. После успешного окончания обучения Чарльз нашел себе работу в консалтинговой компании.

Впрочем, долго его работа в этой сфере не продлилась. В 1961 году Фред Кох, и прежде страдавший из-за проблем с сердцем, попросил сына вернуться домой и взяться за семейное дело. Чарльз не был изобретателем, как отец, но, очутившись во главе компании, решил, что хочет построить нечто огромное. Перед тем, как передать сыну бизнес, Фред Кох подчеркнул, что тот может руководить, как хочет, но продавать компанию не имеет права.

В то время Rock Island Oil работала нестабильно, и нефтеперерабатывающее направление имело прибыль в $1,8 млн, а вот машиностроительное только компенсировало свои затраты, оставаясь бесприбыльным. Глобальных планов она не ставила и имела целый ряд управленческих особенностей, не позволявших достигнуть глобального роста. Возглавив отцовское дело, Чарльз начал с исправления замеченных им ошибок.

Одним из первых действий Чарльза стало расширение трубопроводов компании не только в Рок-Айленде, но и по всей территории США. Идея оказалась эффективной и принесла прибыль. Полностью Кох-старший на тот момент все же не отошел от дел, и первое время Чарльз оставался больше учеником, чем самостоятельным предпринимателем.

В 1967 году Фред Кох умер после сердечного приступа на охоте. В своем завещании он указал наследниками всех четырех сыновей, поровну разделив акции. Это в итоге приведет к расколу между братьями.

Чарльз Кох во главе компании. Первые успешные сделки

Чарльз занял пост главы компании и вскоре проявил свои предпринимательские способности. Одним из первых его указаний стало переименование отцовской компании на Koch Industries. Следующим пунктом была покупка нефтеперерабатывающего завода Pine Band, бывшего одним из крупнейших в США. На момент покупки Кохам принадлежало только 35% предприятия. Для того, чтобы заполучить всё целиком, необходимо было провести целую серию манипуляций.

Чарльз договорился с Джеем Маршаллом, владельцем 15% этого предприятия, о сотрудничестве — и занял у него $25 млн. Уговор был важной частью – это позволяло заблокировать продажу завода любому другому покупателю. Затем Чарльз за полученные деньги выкупил около 40% завода у Unocal. Полученный у Маршалла кредит пришлось возвращать долей в Koch Industries. Сделка, по общему мнению, была рискованная, но в результате оказалась чрезвычайно выгодной.

Чарльзу пришлось долго уговаривать братьев, чтобы войти в бизнес Маршалла. Фред Кох будто бы с детства приучал сыновей ограждать семейную компанию от людей со стороны. Маршалл оказался хорошим акционером, и в нескольких случаях даже поддержал Чарльза.

В 1969 году Koch Industries объединилась с Atlas Petroleum Limited Bahamas. Последняя на тот момент являлась крупным дистрибьютором сырой нефти и других нефтепродуктов с объемом продаж в $100 млн. Это позволило Чарльзу существенно увеличить возможности своей компании, но он был еще в начале пути. В 1970 году в компанию пришел Дэвид Кох — он, как и его брат, учился в Массачусетском университете, где изучал химические технологии.

В это же время Чарльз взялся за реализацию новой идеи. Речь шла о налаживании танкерных перевозок. Несмотря на старания, успехом эта затея не закончилась из-за объявленного ОПЕК нефтяного эмбарго. Кох вынуждено распродал свой танкерный флот, сохранив лишь одно судно. Дэвид Кох вспоминал, что Чарльз в это время находился в постоянном стрессе и вынужденно летал в Лондон, пытаясь реструктуризировать долги.

Впрочем, благодаря росту цен на нефть Koch Industries за 70-е годы увеличила выручку в 14 раз. В 1974 году под контролем компании было более 10 тысяч миль трубопровода, сотни цистерн, подводные терминалы и баржи. Все это вместе позволяло компании отправлять более 80 тысяч баррелей нефти в день.

Как Кох добился такого результата, достоверно не известно, и учитывая тот факт, что Koch Industries остается частной компанией, многие аспекты ее деятельности держатся в тайне.

В 1970-х годах федеральное правительство для раздела разведочных участков запустило своего рода лотерею, чтобы обеспечить равенство мелких и крупных игроков при их получении. Победители имели шанс получить в аренду на 10 лет участки по цене $1 за акр.

Уильям, Чарльз и Дэвид Кохи

Кох на случай надеяться не стал и использовал для увеличения собственных шансов на победу целую сеть подставных лиц. В случае успеха они должны были сдавать участки в аренду Koch Industries. Действия предпринимателя вскоре стали достоянием общественности, и в 1980 году компания вынуждена была признать собственную вину в пяти уголовных преступлениях, среди которых — сговор с целью мошенничества.

В 1979 году в качестве отдельной дочерней компании появилась Koch Asphalt, занимающаяся производством асфальта и другими разработками в этой сфере. Позже к ней добавились несколько крупных заводов в США и Канаде. В 1987 году она изменила имя на Koch Materials и сейчас владеет более чем сотней заводов в Северной Америке, являясь одним из крупнейших подразделений конгломерата.

Борьба между братьями за власть над Koch Industries. Нарушение экологических законов

В 1980 году началась борьба между братьями Кох за власть над самой компанией. Чарльз, заняв пост главы Koch Industries, фактически захватил власть, и двум его братьям Уильяму и Фредерику это не понравилось. На стороне Чарльза был Дэвид Кох, а также пятый акционер — Джей Маршалл.

Дело решалось в суде, и после трех лет споров Чарльз и Дэвид выкупили долю братьев за $1,1 млрд. Крупная сделка через десятилетие оказалась мизерной, а Уильям вскоре вернулся к нападкам и подавал иски на братьев в течение 18 лет. По слухам, он даже нанимал частных детективов для того, что расследовать деятельность компании. Отношения между Чарльзом и Уильямом настолько обострились, что даже сейчас первый брат называет второго в интервью не по имени, а «близнецом Дэвида».

Кроме междоусобиц в период 80-х, Чарльз Кох занимался и дальнейшим развитием своей компании. В 1981 году Koch Industries приобрела за $265 млн еще один крупный завод, на этот раз у Sun Company. Покупка позволила расширить деятельность в сфере фракцирования газа и производства асфальта.

В 1986 году к конгломерату была добавлена компания The C. Reiss Coal Company. Эта компания с более чем вековой историей занимается продажей угля. В тот период она уже достигла показателя в 100 тысяч тонн в год.

Позже эта компания станет частью Koch Carbon, занимающейся торговлей и транспортировкой полезных ископаемых, цемента и целлюлозно-бумажной продукции. В 1988 году началось строительство техасского трубопровода из Корпус-Кристи в Сан-Антонио, Остин и Даллас. Оно будет закончено в 1990 году.

Говоря о приобретениях в период 80-х, стоит упомянуть о покупке John Zink Company, которая занимается производством оборудования для борьбы с загрязнениями в результате деятельности нефтяной и нефтехимической промышленности. Предпринятые действия ситуацию не изменили, и Чарльз Кох получил не одно обвинение в загрязнении окружающей среды.

В 80-х годах Кохи начали еще одно дело — Дэвид стал кандидатом от Либертарианской партии на пост вице-президента США. Их политическая платформа включала в себя отказ от системы социального обеспечения, корпоративного и персонального налогообложения и другие идеи в подобном ключе.

Кохи вливали большие деньги в кампанию, но особых успехов достигнуть не удалось. Две основные причины неудачи — низкая поддержка либертарианцев у народа США, всего 1%, а также чрезвычайно несвоевременная и даже отчасти экстремистская программа. Неудавшаяся попытка привела к тому, что Кохи поняли, что Либертарианская партия маловлиятельна, и переключились на более крупную — Республиканскую.

Тем не менее, Чарльз Кох существенно повлиял на развитие либертарианского движения и даже стал сооснователем Института Катона.

В конце 80-х было предпринято очередное правительственное расследование относительно деятельности компании Кохов. В этот раз Koch Industries обвинили в краже нефти у коренных племен. Индейцы действительно владели месторождениями в США, а Кох был крупнейшим их покупателем.

Расследовали это дело агенты ФБР, и в итоге комитет Сената установил, что Koch Industries за три года украла нефти на сумму в $31 млн. Официально доказать почти ничего не удалось. Адвокат Коха вообще превратил его из бизнесмена, ворующего нефть, в жертву маккартизма и политических преследований.

Вдобавок, предприниматель на тот момент уже изменил свою политическую позицию и заручился поддержкой сенатора из Канзаса Боба Доула. Тот лоббировал интересы предпринимателя в Вашингтоне, предлагал не вести Коха сразу в суд и выражал опасения относительно некоторых доказательств, на основе которых делались выводы.

В итоге, комиссия, занимавшаяся этим делом, несмотря на все усилия не смогла довести его до выдвижения обвинения, и в 1992 году дело было прекращено. Сенатор от Аризоны был разочарован происходящим и отмечал, что это было одно из лучших дел, расследованных Сенатом, и оно могло закончиться для Коха трагично, но предприниматель избежал всякой ответственности.

Полностью безнаказанным Чарльз из этого дела не вышел. После провала сенатского расследования, иск от имени государства подал его брат Уильям, и он смог доказать, что компания воровала нефть у федерального правительства.

Присяжные пришли к выводу, что Кох представил около 24 тысяч ложных утверждений. Уильям подавал иск размером в $400 млн, присяжные остановились на сумме в $210 млн, а Чарльз, используя всевозможные рычаги, выплатил только $25 млн. Так закончилось дело о краже нефти, которое, впрочем, не было последним в жизни Чарльза Коха.

В начале 1990-х рост конгломерата неуклонно продолжался. Особенно это было видно в сфере транспортировки нефти — протяжность принадлежавших компании трубопроводов достигла в 1994 году отметки в 37 тысяч миль. Кроме этого, было сделано несколько крупных поглощений, среди которых производитель асфальта Elf Asphalt, а также приобретение нефтеперерабатывающего завода у Kerr-McGee в 1995 году.

В этот же период Министерство юстиции, Агентство по охране окружающей среды и береговая охрана подали очередной иск против Koch Industries. Она обвинялась в более чем 300 отдельных случаях разлива нефти, начиная с 1990 года. Правительство официально заявило, что из трубопроводов Koch Industries было разлито около 55 тысяч баррелей нефти.

Внутреннее расследование компании показало, что трубопроводы были в настолько плохом состоянии, что для их ремонта требовалось вложить $98 млн. Несмотря на предпринятые попытки доказать, что части этих разливов не было вовсе, и уменьшить размер штрафа, Koch Industries все же пришлось выплатить крупный штраф в $30 млн. Правда, некоторые источники заявляют, что Чарльз Кох смог снизить его до $6 млн.

Один из заводов Koch Industries в Техасе

Это было не единственное подобное нарушение в тот период. Среди них, например, числится около 600 тысяч галлонов пролитого реактивного топлива в районе реки Миссисипи в течение 90-х годов. По мнению некоторых источников, компания превратила Миссисипи в собственную канализацию, сливая аммиак в сточные воды.

Делалось все с умыслом, ведь было установлено, что на выходных сбросы увеличивались. В конце концов, Koch Petroleum признала свою вину и выплатила $6 млн, а также дополнительно $2 млн для финансирования восстановительных работ.

Позиция компании относительно состояния их трубопроводов и экологического состояния планеты выглядела удручающе. По мнению одного из бывших ее руководителей, с трубопроводами не проводились никакие профилактические или ремонтные работы до тех пор, пока они оставались целыми. Само собой, это заканчивалось авариями.

Руководство компании не сильно обращает внимание на то, что законом предписана профилактика возможных аварий трубопроводов. Отчасти на это влияет гонка за прибылью, вдобавок особенности Koch Industries относительно зарплат и поощрения сотрудников заставляют последних гнаться за увеличением эффективности, вместо остановки транспортировки нефти и предписанной профилактики.

Суть управления Коха тесно связана с так называемым рыночным руководством. Зарплата Koch Industries является, по мнению, Чарльза всего лишь авансом, а большую часть сотрудники, начиная с рабочих у конвейера и заканчивая топ-менеджментом, получают за увеличение собственной эффективности.

В случае высшего руководства это может быть развитие слабого направления бизнеса. За сохранение уровня прибыли бонус они не получат. Подобный подход ведет к тому, что сотрудникам всех уровней профилактические работы на трубопроводе не выгодны с точки зрения получения собственной зарплаты. Так инновационная идея относительно руководства конгломератом и выплаты достойной компенсации заслужившим сотрудникам отрицательно влияет на имидж Koch Industries.

Конец 90-х для Koch Industries вполне удался, она успешно росла, приобретала компании в интересующих направлениях, а братья Кох, помимо прочего, начали оказывать поддержку в предвыборной кампании Джорджа Буша-младшего. Среди приобретенных компаний можно выделить обошедшуюся в $762 млн Delphi Group, которая занималась добычей, транспортировкой, покупкой и продажей природного газа.

Также была приобретена Glitsch, занимающаяся производством оборудования для нефтеперерабатывающей, химической, газовой и фармацевтической промышленности. Стоит также упомянуть о покупке производителя кормов для животных Purina Mills в 1998 году. Уже через год эта дочерняя компания, несмотря на попытки Коха ее спасти, объявила банкротство, после которого стала частью Land O'Lakes. Также в конце 90-х было сформировано инвестиционное направление компании Koch Ventures, которое позже стало частью Koch Genesis, созданной в 2000 году.

Koch Ventures активно инвестировала — в том числе, и в интернет-компании во время бума доткомов. Среди известных вложений компании Коха можно отметить VertiNet, которая занималась вертикальными торговыми площадками, а также PF.Net, строящую волоконно-оптические сети. В последнюю вкладывалась еще и Lucent Technologies. В 2000 году конгломерат обзавелся новым подразделением — Internet Business Strategies Group, целью которого стало использование интернет-технологий для открытия новых возможностей бизнеса.

Koch Industries в 2000-е годы. Торговля с Ираном

Интернет-инвестиции были не главным направлением деятельности конгломерата. В начале 2000-х у Чарльза Коха продолжались проблемы с экологическими законами. В конце 2000 года ему был предъявлен обвинительный акт, включающий 97 пунктов — Koch Industries вновь нарушила закон, и, по мнению уполномоченных органов, скрыла истинные размеры выброса бензола.

В официальных документах был указан показатель в 0,61 метрической тонны, что было нормой, в то время как реальный уровень достиг отметки в 91 метрическую тонну. Компании угрожал штраф в $350 млн. Правда, в 2001 году президентом США стал Джордж Буш, который получал поддержку от братьев Кох в предвыборной кампании.

Источники утверждают, что Кохи, используя поддержку генерального прокурора США Джона Эшкрофта, уменьшили сумму штрафа до символических $20 млн. Компания признала себя виновной только в том, что, предоставляла недостоверные данные.

Кроме описанных выше случаев, произошло еще несколько аварий с печальными последствиями — как для окружающей среды, так и для людей. В итоге, Чарльз Кох решил, что нужно изменить свое отношение к этому вопросу.

Одним из первых его действий стало заключение сделки между Koch Petroleum и Департаментом юстиции по охране окружающей среды — он потратил $80 млн на то, чтобы три нефтеперерабатывающих завода функционировали в соответствии с законом о чистом воздухе.

Еще одним важным шагом стал отказ от огромной сети трубопроводов под контролем компании и уменьшение ее до 4000 миль. Это направление теперь находится в полном порядке, а Кох не несет ответственность за столь глобальную инфраструктуру.

Также Koch Industries стала активнее заходить в другие отрасли, и в течение 2000-х годов провернула несколько сделок. В 2004 году был приобретен один из крупнейших в мире производителей полимерных волокон, нейлона, полиэстера, смолы и других видов сырья — компания Invista. Ей принадлежит целый ряд торговых марок, в том числе Lycra, Stainmaster и Thermolite.

Компания работает не только в США, но и в целом ряде других стран, среди которых Нидерланды, Великобритания, Германия и Бразилия. Сумма сделки составила $4,2 млрд.

Штаб-квартира Koch Industries

В 2005 году Кох увеличил свой конгломерат за счет приобретения в целлюлозно-бумажной промышленности. За $13,2 млрд была приобретена компания Georgia-Pacific Corporation, которая являлась одним из ведущих поставщиков ткани, бумаги, древесины, строительных материалов и даже необходимых в этих направлениях химических веществ.

Кроме того, ей принадлежал еще и производитель одноразовой посуды Dixie. Кроме того, на Koch Industries ложился еще и долг Georgia-Pacific Corporation в $7,8 млрд. Несмотря на то, что в Georgia-Pacific Corporation работало коло 50 тысяч человек, ее интеграция в структуру конгломерата прошла достаточно легко.

Перечисленные поглощения позволили Koch Industries увеличить выручку до $80 млрд в 2006 году и стать одной из двух крупнейших частных компаний США. Покупки и успехи в избранных отраслях привели к тому, что части аналитиков показался логичным скорый выход Koch Industries на биржу. Чарльз Кох считает иначе, и до сегодняшнего дня утверждает, что Koch Industries станет публичной компанией только через его труп. Предприниматель предпочитает реинвестировать 90% прибыли в свою компанию и не желает зависеть от сторонних инвесторов.

Только приобретениями Кох в этот период не ограничился. Еще в 2000 году он, по общему мнению, был причастен к лоббированию закона модернизации товарных фьючерсов, который вошел в историю под названием «лазейка Enron».

По сути, он позволял компаниям производить неограниченные спекуляции на энергетических фьючерсах и сильно снижал государственное регулирование в этой отрасли. Для введения этого закона была создана коалиция Energy Group, в которую вошел целый ряд энергетических компаний — Koch Industries, Enron, Phibro, J.Aron&Co.

Во время кризиса 2008 года новым увлечением Чарльза Коха стали манипуляции с ценами на нефть. Фактически, предприниматель использовал возникшую на рынке фьючерсов ситуацию контанго — ее суть в том, что биржевая стоимость фьючерса в будущем выше, чем в данный момент.

Оценив эту возможность, Кох приобрел 20 млн баррелей нефти за более низкую цену и выжидал идеальной возможности ее сбыть, продавая фьючерсы на будущую поставку. Для осуществления всей этой операции было приобретено девять супертанкеров, которые наполнили дешевой сырой нефтью. Все они ждали своего часа в Мексиканском заливе. На каждом барреле нефти компания получила около $10 сверху.

Другие направления деятельности компании в этот период также вызывают неоднозначную реакцию общественности. Так, например, в 2008 году появилась информация о том, что сотрудники дочерней компании конгломерата во Франции Koch-Glitsch добились контрактов на поставку нефти в шести странах, давая взятки.

Пытаясь быстрее решить этот вопрос, руководство конгломерата нашло виновника в лице главы дочерней компании Леона Маузена, уволенного в декабре 2008 года. Французский суд по трудовым спорам, впрочем, не считал виновным только уволенного Маузена и утверждал, что на него переложили всю ответственность.

Для принятия подобных решений было необходимо согласие других руководителей. Что интересно, Людмила Егорова-Фаринес, проводившая внутреннее расследование была уволена, в 2009 году — по ее мнению, именно из-за успешного раскрытия этой схемы.

Еще одна неприятная для репутации компании история о деятельности Koch Industries всплыла в 2011 году. В этот раз братья Кохи обвинялись в продаже оборудования Ирану. Взаимоотношения между Ираном и США вряд ли можно назвать дружелюбными. Более того, компаниям США запретили торговать с этой страной еще в 1995 году. Koch Industries, впрочем, нашла лазейку.

В частности, дочерние компании Koch Industries поставляли необходимое оборудование на иранский завод Zagros Petrochemical, являющийся одним из крупнейших в мире производителей метанола. Несмотря на недовольство общественности, адвокат Коха утверждает, что предприниматель отказался от торговли с Ираном в 2007 году, когда в этой стране погибли несколько военнослужащих США.

В 2013 году Koch Industries провела еще одну покупку, за $7,2 млрд была приобретена Molex, крупный производителей электронных компонентов, в числе клиентов которой — Apple и General Electric. Через год конгломерат осуществил еще две покупки.

Первой стал производитель печатных красок и один из ведущих поставщиков оборудования для полиграфической и упаковочной промышленности Flint Group, приобретенный у CVC Capital Partners за $3 млрд. Компания находится в Люксембурге и имеет объем продаж в €2,2 млрд.

Второй покупкой в 2014 году стала Oplink Communication, она обошлась конгломерату в $445 млн. Компания является одним из ведущих производителей и поставщиков волоконно-оптических компонентов, и в число ее клиентов входят несколько крупнейших телекоммуникационных компаний.

Особенности управления конгломератом. Политические взгляды и инициативы братьев Кох

Братья Чарльз и Дэвид Кохи владеют равными долями в конгломерате, их общий пакет составляет 84% акций. Состояние каждого из них оценивается в $42,6 млрд. При этом бизнесом больше занимается Чарльз, который является СЕО компании и председателем правления. Его брат занимает должность вице-президента, но больше времени уделяет политическим и благотворительным инициативам.

Чарльз поддерживает взгляды известного критикой коллективизма философа Фридриха фон Хайека и использует метод рыночного управления бизнесом. Чарльз добился необычайного успеха, всеми силами способствуя тому, чтобы каждый сотрудник компании действовал так, будто бы владеет направлением, в котором работает. Это, в свою очередь, означает, что он должен уметь идти на риск, принимать решения и быть готовым брать на себя ответственность.

Как упоминалось ранее, заработная плата в Koch Industries — вещь относительная, а премий сотрудникам исходя из общих успехов компании не существует. Волей Чарльза Коха в конгломерате на первый план выходит личная эффективность каждого и рост направлений, за которые он отвечает. Стабильность мало интересует Кохов — они требуют развития. И только те, кто добивается этого, получают премии и бонусы.

Чарльз Кох поддерживает конкуренцию между подразделениями и отдельными сотрудниками конгломерата. Кроме того, он дает даже обычным работникам широкие полномочия, и они могут действовать без совета у начальства, если считают, что их решение эффективно.

Более того, талантливый рабочий, принимающий решения, результативно сказывающиеся на росте, может получать зарплату больше своего начальника. Правда, люди, не добивающиеся развития своего направления и не имеющие высоких результатов, долго в Koch Industries не задерживаются.

Зато имеют полный карт-бланш сотрудники без высшего образования, которые могут продвигаться по карьерной лестнице без препятствий и конкурировать со своими коллегами, закончившими университет. Само собой, для того, чтобы сделать карьеру в Koch Industries, мало быть квалифицированным специалистом, нужно постоянно оставаться инициативным, ставить высокие цели и реализовать их.

Для того, чтобы сотрудники оценили вышеописанную концепцию, Чарльз Кох даже издал собственную книгу The Science of Success. В ней объясняются преимущества рыночного управления. Сейчас она обязательна для прочтения всем, кто работает в конгломерате. Кроме того, как и полагается крупным компаниям, для быстрейшей адаптации сотрудников организовано специальное обучение. С самой теорией рыночного управления сотрудников глубже знакомят на двухдневном семинаре.

Чарльз Кох ведет достаточно скромный образ жизни и не стремится подчеркнуть свой статус одного из богатейших людей планеты, хотя слишком аскетичным его стиль жизни назвать нельзя. Предприниматель чрезвычайно требователен к своему сыну Чейзу, который сейчас занимает должность вице-президента в Koch Industries.

Чейз в юности хотел профессионально заниматься теннисом, но отцу показалось, что он не выкладывается на полную. В связи с этим Чарльз заставил сына выбрать между действительно серьезным занятием теннисом и работой. Чейз решил работать на отца и получил назначение на принадлежащее компании ранчо, где ему пришлось ухаживать за скотом.

Управление конгломератом — лишь часть деятельности братьев Кох. Весомая часть их усилий направлена на политическую сферу США. При этом речь идет не только о лоббировании своих интересов, хотя Кохи и известны своими действиями в этой сфере и потраченными суммами в $10,6 млн в год.

Политические взгляды братьев Кох, несмотря на активную поддержку ими консервативных республиканцев, сохраняют и либертарианское мировоззрение со всеми вытекающими, вроде поддержки ЛГБТ-движения, а также отмену государственных субсидий крупным корпорациям и вывод американских войск из других стран.

Считается, что братья Кох участвовали в создании ультраконсервативного «Движения чаепития». Оно сочетает в себе консерватизм и либертарианство, а потому активно поддерживает республиканских кандидатов на выборах. Кохи финансируют «Движение чаепития», используя различные структуры и организации. Вся огромная сеть организаций, при помощи которой братья лоббируют интересы в США, получила прозвище «Кохтопус».

Свои организации Кохи используют для влияния на общественное мнение. Например, известно, что они противостоят теории о климатических изменениях и глобальном потеплении. В том числе, один из ученых института Катона оспаривал доводы относительно пересиленных проблем в СМИ.

Чарльз Кох

Образованное движение, проводя различные акции и протесты, стало одной из главных проблем президента Барака Обамы внутри страны. Чарльз Кох всеми силами пытался доказать Обаме, что активное вмешательство правительства в экономику может закончиться печально, и добивался большей свободы предпринимателям.

При этом не стоит слишком уж переоценивать могущество Кохов. Например, на президентских выборах 2012 года победил Обама — и это несмотря на десятки миллионов долларов, которые братья вложили в кампанию его оппонента Митта Ромни. Правда, сами Кохи утверждают, что «сделали из поражения выводы».

Кохи славятся тем, что не отрицают собственные ошибки. Например, они активно поддерживали Джорджа Буша, а сейчас относятся к его деятельности на посту президента достаточно прохладно. Чарльз даже выразил разочарование его действиями и неудачами в своей книге.

Одной из наиболее шокирующих новостей последней президентской кампании стало то, что Кохи отказались финансировать кандидата Дональда Трампа. Связано это в первую очередь с тем, что программа нового президента США расходится с интересами и идеями братьев.

Трамп сам подлил масла в огонь, отказавшись встречаться с Кохами и отметив, что им лучше пообщаться с политическими марионетками. Нечуждый популизму Трамп опубликовал сообщение с этим содержанием в Twitter, после чего окончательно лишился поддержки братьев. Впрочем, Кохи еще в начале предвыборной кампании выражали недовольство относительно всех кандидатов республиканцев.

Чем для Трампа закончится возникшее непонимание между ним и Кохами, покажет время. Главные спонсоры республиканцев потратили «освободившиеся» средства на поддержку кандидатов в Сенат. Еще перед президентскими выборами Чарльз и Дэвид Кохи отметили, что будут бороться до конца и оставят последующим поколениям Америку более великую и успешную, чем сейчас.

#КакЭтоБыло

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления