[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0441\u0443\u0434","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u043e\u0440\u044b"], "comments": 23, "likes": 12, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22060" }
Andrey Frolov
2 990

Что делать и как выбрать юриста, если стартап вынужден судиться с инвестором

Колонка практикующего юриста Ирины Цветковой

Поделиться

В избранное

В избранном

Российские стартапы в последние годы всё чаще привлекают инвестиции и выходят на внешние рынки, привлекая финансирование оттуда. В такой ситуации неизбежны споры между инвесторами и основателями проектов, считает практикующий юрист и специалист в области M&A, международного частного права и арбитража Ирина Цветкова.

Она написала для vc.ru колонку о том, как стоит поступать стартапу, если ему угрожает судебная тяжба с инвестором или если суд уже начался, а также как найти подходящего юриста в России или за рубежом.

Только за 2012-2014 годы количество прямых инвестиций, по данным Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), выросло на 81,5%, что обусловлено высокой активностью венчурных фондов. Выживают не все: сервис для выдачи займов компаниям Fleximize выяснил, что в первый год погибает не более 17% стартапов, а в первые пять лет — около половины.

Это порождает споры между инвесторами и стартапами. Правда, ни одни, ни другие не любят рассказывать о том, что проект «не взлетел», а партнеры потом долго «разводились» через суд. Поэтому даже в профессиональном сообществе об этих делах известно немногое.

На внешних рынках один из последних одиозных процессов — иск Partner Fund Management, поданный осенью 2016 г. против Theranos. Хедж-фонд из Сан-Франциско обвинил основательницу проекта Элизабет Холмс в намеренном обмане инвесторов и потребовал возврата инвестированных средств и возмещения убытков. И это не первая претензия к Theranos — в мае 2016 года к компании уже был выдвинут коллективный иск от группы инвесторов.

В России сформировавшейся судебной практики по спорам между стартапами и их инвесторами нет, говорит издатель проекта Firrma Дмитрий Фалалеев. А если такие споры и возникают, то это, по его словам, происходит из-за небрежного отношения последних к оформлению юридических отношений на старте.

Юрист крупного международного венчурного фонда связывает возникновение споров с контролем и управлением стартапами. Например, когда основатель хочет выйти из проекта вопреки прописанному в договоре или закрепленному на словах соглашению. Или один из участников компании настаивает на принятии того или иного важного для нее решения, но не может сделать это в силу структуры капитала (если у каждого из партнеров по 50% голосов и второй партнер или инвестор не согласен с решением). Наконец, если один из участников, уходя, забирает с собой базу клиентов, чтобы на ней построить свой собственный проект. База может быть самым ценным для стартапа интеллектуальным активом, говорит мой собеседник.

Бывают и такие ситуации, когда основателям стартапа приходится подавать в суд на своих инвесторов. Например, если инвестор хочет продать объект интеллектуальной собственности по заниженной цене. Или хочет при выходе из проекта получить больше, чем договаривались изначально. Или, например, откровенно мешает вхождению второго инвестора.

Вспомним примеры судебных споров стартапов с инвесторами.

  1. «Роснано» и «Новые технологии». «Роснано» выступил портфельным инвестором компании «Эрбитек», производящей медицинскую аппаратуру на основе технологии бесконтактного прокола пальца. Вторым инвестором были «Новые технологии». «Эрбитек» не смог достичь контрольных показателей по выручке, и «Роснано» в соответствии с инвестсоглашением потребовал у «Новых технологий» выкупить акции. Тот, в свою очередь, отказался платить. Суд подтвердил правоту «Роснано».
  2. Фонд развития интернет-инициатив и «Медиа будущего». Этот стартап выпускал приложения для региональных медиакомпаний, и в его развитие ФРИИ вложил 700 тысяч рублей в обмен на долю в увеличившемся уставном капитале либо возврат денег. Но один из участников «Медиа будущего» выступил против вхождения фонда в капитал, денежные вложения компания также не вернула, писали «Ведомости». Поэтому ФРИИ пришлось через суд потребовать деньги. Для истца суд кончился победой: он вернул 700 тысяч рублей инвестиций и еще 600 тысяч рублей, вложенных в обучение гендиректора «Медиа будущего».

По мере того, как российские стартапы все больше присматриваются к внешним рынкам, они начинают формировать судебную практику в зарубежных юрисдикциях.

Свежий пример: в начале января стало известно о том, что управляющий партнер фонда Starta Capital и глава Qiwi Сергей Солонин, а также ряд бизнес-ангелов судятся с российским стартапом iBuildApp и ее гендиректором Рафаэлем Султановым. О том, что такой иск подан в суд города Сан-Матео (Калифорния), со ссылкой на Султанова сообщило издание Firrma.

Вы стартап и получили от инвестора исковое заявление. Что делать?

Итак, суды между стартапами и инвесторами случаются, и их число будет расти. Для начала, нанять юриста. Можно, конечно, попробовать свои силы и самостоятельно приняться за составление возражений, используя правовые конструкторы (например, FreshDoc). Можно также обратиться к сервису оперативных юридических консультаций (например, Pravoved.ru). Но как показывает практика, онлайн-консультация хороша только для конкретных или типовых вопросов (о защите прав потребителей, о разделе имущества супругами, об обжаловании постановлений ГИБДД и так далее).

В случае спора с инвестором следует понимать, что он, вероятно, уже нанял профессиональных адвокатов (или, как минимум, располагает штатом собственных юристов), и те изучили условия вашего соглашения и его возможные нарушения, составили исковое заявление и собрали документы в качестве доказательств по делу. Спор переходит в процессуальную плоскость и онлайн-консультациями, боюсь, здесь уже не обойтись.

Как выбрать юриста и понять, что он компетентен именно в вашем вопросе?

  1. Наиболее частый и надежный ответ — найти юриста по рекомендациям. Обратиться к друзьям-юристам за рекомендацией, спросить коллег (или даже конкурентов), которые уже судились по похожим основаниям. В конце концов, запостить клич в Facebook (например, в группе «Юристы») — и это тоже работает. Спросите у ответивших, почему они считают кандидатуру подходящей.
  2. Прошерстить интернет. Забейте в поисковик тип вашего дела — например, «корпоративные споры». Лучше отобрать несколько юридических компаний, которые специализируются именно на нем. Или обратиться в крупное бюро, где вам помогут из десятков специалистов выбрать наиболее компетентного.
  3. Юридические форумы и социальные сети. Самая крупная сеть — Zakon.ru, где юристы ведут блоги и участвуют в профессиональных дискуссиях. Забиваем в поиск ключевую фразу и примерное описание вашего дела (например, «стартап» или «опцион акции»). И читаем выдачу. По записям в блогах можно прикинуть, насколько профессионально и обоснованно рассуждает тот или иной юрист, о чем с ним спорят коллеги. Нередко в профессиональных сообществах пишут юристы-теоретики, ученые, иными словами. Ничего не мешает посмотреть его оппонентов или, в конце концов, спросить рекомендацию в личном сообщении?
  4. Обратитесь к профессиональным рейтингам: иностранным Chambers, Legal 500, Best Lawyers и наиболее престижному российскому Pravo.ru. При составлении рейтингов учитывается оборот, прибыль компаний, процент выигранных дел, составители также оценивают их интересные и успешные судебные кейсы в разных отраслям права.
  5. СМИ. Посмотрите публикации по ключевым словам в ведущих СМИ («Ведомости», «Коммерсантъ», Pravo.Ru, vc.ru). Кто комментирует, насколько его реплики выглядят убедительными?

Не стремитесь сразу определиться с выбором и подписать договор на представление интересов в суде. Для начала повстречайтесь с несколькими юристами – в конце концов, личное впечатление в этом деле тоже очень важно. Попросите кандидатов предварительно оценить перспективы дела и прикинуть, во сколько может обойтись юридическое сопровождение.

Важно, чтобы кандидаты представили свежую судебную практику и понятное и логичное объяснение своим выводам. Можно даже показать это заключение другим юристам, чтобы они, в свою очередь, оценили его качество. Это будет дешевле, чем нанять некомпетентного специалиста и на этом «погореть».

Сколько стоит нанять юриста?

Здесь мы подошли к очень важному моменту – вопросу оплаты. Составляющих стоимости судебной защиты много, но в среднем услуги юриста по такому типу дел стоят от 5% от суммы иска. То есть, если, например, инвестор через суд хочет выйти из проекта, потребовав при этом заплатить ему 2 млн рублей, то стартап заплатит своему защитнику минимум 100 тысяч рублей.

Если суд происходит в США, где зарегистрированы многие российские стартапы (как, например, iBuildApp, зарегистрированный в Калифорнии), то стоимость разбирательства вырастает в разы. Одна только пошлина за подачу иска обходится в некоторых штатах в $250-300. А юристы обычно работают за почасовую оплату, в среднем — $400 в час. Или за 30% от размера долга, если разбирательство обещает быть недолгим.

Сооснователь GetIntent Владимир Климонтович так описывает механику взыскания долгов в США: «Стороны пытаются заключить мировое соглашение. Вы банально торгуетесь с должником (через своих юристов), примерно как на рынке. Ни на каких объективных показателях торг не основан. Если договоритесь, ваш юрист заберёт 30% от этой суммы. С последним должником мы договорились на 75% от суммы долга, из которых 30% забрал юрист. То есть мы получили около 50%».

Проблема еще и в том, что где бы вы ни судились, юристы, как правило, требуют оплату своих услуг вперёд. В Англии, например, вы вносите на депозит $5-15 тысяч (в зависимости от спора), и только тогда ваш адвокат примется за изучение материалов дела, методично списывая в среднем от $250 до $750 за час работы (в том числе и скайп-разговоры, встречи, изучение и отправка документов и так далее). В России квалифицированные юристы без аванса тоже, увы, как правило не работают.

Если платить нечем – фондируйте судебный процесс. Несколько лет тому назад стали появляться инвестфонды и организации, которые зарабатывают на инвестициях в судебные процессы. Иными словами, если они считают, что игра стоит свеч, то они финансируют ведение судебного процесса, чтобы впоследствии получить фиксированную часть выигранной суммы.

За границей компании такого формата стали появляться еще в конце 2000-х годов — например, IMF Bentham. В России до недавних пор не было компаний, которые бы инвестировали в судебные процессы и тем самым уравнивали бы возможности состоятельных истцов (в нашем случае инвесторов) и ответчиков (в нашем случае стартапов). Теперь эту нишу занял проект Platforma — он позволяет найти инвестора, который вложится в судебное разбирательство в обмен на вознаграждение по итогам его удачного завершения.

Там же можно найти юриста, который готов работать по схеме «no win no fee». Иными словами, если инвестор подал в суд на стартапера (или наоборот), а денег на судебную тяжбу нет, то на Platforma можно подать заявку на поиск такого юриста. Этот процесс проводится вручную: Platforma как сторона, напрямую заинтересованная в удачном исходе дела, помогает найти адвоката, максимально компетентного именно по вашей категории дел. А так как это детище профессиональных юристов, то для них такой отбор – вопрос несравненно более простой, чем для человека «с улицы», стартапера, на которого подал в суд инвестор.

Гонорар такой адвокат получит только в случае победы и из отсуженной суммы. Таким образом этот сервис продвигает идею гонорара успеха, которая применяется за границей и пока только развивается в России.

#Колонка #стартапы #суд #инвесторы

Статьи по теме
Инвестировавший почти $100 млн в Theranos фонд подал в суд на компанию за «обман ради привлечения инвестиций»
ФРИИ отсудил 1,3 млн рублей у стартапа из-за отказа отдавать долю в компании
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления