[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alyona Sukharevskaya", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u044f","\u043a\u0438\u043f\u0440","\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u044d\u043c\u0438\u0433\u0440\u0430\u0446\u0438\u044f","\u0431\u0435\u043b\u043e\u0440\u0443\u0441\u0441\u0438\u044f"], "comments": 51, "likes": 58, "favorites": 53, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23435" }
Alyona Sukharevskaya
32 184

Провинция у моря: почему российские ИТ-предприниматели массово поехали на Кипр

Эмигранты из крупных и малых компаний рассказали о налогах, климате, инфраструктуре и бизнесе.

Поделиться

В избранное

В избранном

Столицу Кипра — город Никосия, который расположен в центре острова — и крупнейший город на побережье — Лимассол — соединяет единственная трасса. На стоящих вдоль неё билбордах часто размещается реклама игровой компании Wargaming. Штаб-квартира миллиардной корпорации белоруса Виктора Кислого (в начале 2016 года Bloomberg оценил её в $1,5 млрд, а состояние самого Кислого в $1 млрд) с 2011 года расположена в кипрской столице.

Год назад, 23 апреля 2016 года, рядом с рекламными щитами Wargaming вдоль этой трассы появились плакаты российских «танков» — игры «Armored Warfare: Проект Армата». Компания Mail.Ru Group, которая осенью 2015 года представила собственную игру, повесила свою рекламу, чтобы задеть конкурента. В рекламе на автостраде Лимассол-Никосия говорилось «WOT do you think about real tanks» («Что ты думаешь о настоящих танках»). Аббревиатура WoT также является сокращением World of Tanks.

Маркетинговая война двух издателей игр на танковую тематику совпала по времени с годовым собранием совета директоров Mail.Ru Group, которое проходит в Лимассоле. Там, на улице 28 Октября на берегу моря исторически располагается кипрский офис российской интернет-компании.

2014 году Россия приняла закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК), который вступил в силу с 1 января 2015 года. Закон обязывает физические и юридические лица сообщать в налоговые органы об участии в капитале иностранных компаний. Так государство начало бороться с компаниями, выводящими доходы в более комфортные налоговые юрисдикции — офшоры.

Кипр всегда был притягательной офшорной юрисдикцией для русского бизнеса (фото: Тим Фадеев)

Тогда же был создан механизм налогообложения прибыли офшорных коммерческих структур. В соответствии с новым законом, россияне должны уведомлять налоговые органы о наличии у них в такой компании доли более чем в 10%. Если доля более 50%, а прибыль компании больше 50 млн рублей (с 1 января 2016 года — если больше 25% и 30 млн рублей), придется заплатить дополнительные налоги: 20% для компаний и 13% для физлиц.​

По этой причине Mail.Ru Group, как и многие другие российские компании, пользовавшиеся преимуществами юридического оазиса (речь не только о налогах, но и о возможности работать по британскому праву) на Кипре, была вынуждена изменить структуру собственности.

Вход в офис Mail.Ru Group в Лимассоле. На острове мало коммерческой недвижимости, поэтому часто технические офисы компаний расположены в непрезентабельных зданиях

Несмотря на юридические трансформации, Mail.Ru Group продолжает проводить ежегодные собрания акционеров на острове. Впрочем, не только топ-менеджеры интернет-холдинга любовались на российский ответ белорусским танкам на Кипре.

За последние несколько лет — опрошенные vc.ru «новокиприоты» расходятся во мнении, когда началась массовая миграция русскоязычных на остров — на Кипр переехали несколько тысяч ИТ-предпринимателей, инвесторов, и даже представителей медиа из России и стран СНГ.

Нашествие «Варягов»

Массовый переезд русскоязычных ИТ-компаний на Кипр начался три-четыре года назад, и продолжает набирать обороты, рассказывает сооснователь и генеральный директор игровой компании Hullabu Алекс Бессонов.

Штаб-квартира компании расположена в Лас-Вегасе в США, но Бессонов, родившийся в Белоруссии, долгое время возглавлял офис Hullabu в Киеве, а в ноябре 2016 года переехал на Кипр. Компания рассматривает возможность открытия нового офиса на острове, и предприниматель решил пожить в хорошем климате и осмотреться.

Первой заметной компанией на острове стала Wargaming, продолжает Бессонов. Хотя и задолго до белорусов на остров переезжали ИТ-компании по самым разным причинам, просто это не было массовым явлением, замечает он.

Основанная предпринимателем Давидом Яном российская компания ABBYY открыла в Никосии представительство ещё в 2004 году. Это клиентский офис, в нём работает всего несколько человек (вся разработка по-прежнему в Москве). Однако команда реализовала множество проектов для Кипрского университета, Банка Кипра, Marfin Laiki Bank, Cooperative Computer Society Ltd и других, рассказывает член совета директоров группы компаний ABBYY, президент ABBYY Cyprus Маринос Димосфенус.

Ещё одним ветераном русской миграции на Кипр «новокиприоты» называют владельца веб-хостинговой компании XBT Holding и инвестора Алексея Губарева. Он переехал в Лимассол из Новосибирска в 2004 году, и активно участвует в развитии ИТ-бизнеса на острове. Вместе с бывшим вице-президентом Mail.Ru Group Юрием Гурским и его братом Дмитрием он создал фонд Haxus объёмом в $10 млн.

Кроме того, Губарев является совладельцем более трех десятков компаний на острове и спонсором концертного агентства «Русские вечера на Кипре», которое привозит русских музыкантов на остров. А его супруга Анна открыла крупнейшую на острове танцевальную школу Dance Studio MooN. Общаться с vc.ru Губарев отказался, сославшись на то, что он находится в отпуске.

Кипрскую юрисдицкию уже давно рассматривали многие российские ИТ-специалисты: с острова удобнее, чем из России рассчитываться с иностранными контрагентами в валюте, объясняет сотрудник одной из крупных игровых компаний, расположенных на Кипре, который попросил об анонимности. Одно российское издательство компьютерных игр держало здесь юрлицо с 2006 года, его использовали непосредственно для расчетов с иностранными партнерами, рассказывает он.

Медиакомпания Gameland (до 2013 года издавала журнал о компьютерных играх «Страна игр») примерно в те же годы выдала сотрудникам пластиковые карты второго по размеру кипрского банка Marfin Laiki Bank (после кризиса его поглотил Банк Кипра), рассказывают несколько бывших сотрудников редакции. Гонорары и премии выплачивались на счет в этом банке по выгодному курсу в европейской валюте.

Но главным «мигрантом» на Кипре стала белорусская игровая компания Wargaming, которая юридически перевезла свою штаб-квартиру на остров в 2011 году. Там же вместе с семьёй уже несколько лет живет основатель компании Виктор Кислый. Представитель игровой компании Иван Живица отказался от комментариев для этого материала.

На острове бывают землетрясения, поэтому вся застройка Кипра малоэтажная, рассказывает один из инвесторов, у которого есть бизнес-интересы на острове. Исключения составляет только строящийся бизнес-центр в Лимассоле и штаб-квартира Wargaming в Никосии.

К началу кипрского экономического и банковского кризиса в 2012 у Wargaming уже была недвижимость в столице острова. Но в кризис возникла угроза потерять большие деньги, поэтому, особо не выбирая, компания оперативно приняла решение купить небоскрёб, рассказывает один из сотрудников корпорации.

Так у Wargaming появился офис именно в Никосии (основное ИТ-сообщество — в Лимассоле, у моря). Больше игровых компаний в столице нет, уверяет сотрудник белорусской компании. Среди плюсов — близость к правительству Кипра.

На Кипре нужно иметь связи — остров небольшой, народу мало и сервис, особенно в госструктурах, оставляет желать лучшего, объясняет собеседник vc.ru в Wargaming, пожелавший не раскрывать своё имя. Поэтому в компании «на зарплате» состоят люди с опытом работы в госучреждениях республики.

Например, человек, двадцать лет отработавший в миграционном департаменте и сохранивший хорошие отношения с действующими сотрудниками. «С ним каждое обновление вида на жительство для меня и моей семьи — праздник, все только улыбаются и шутят», — говорит сотрудник игровой компании.

Со страховой фирмой сотрудники Wargaming также общаются через специального агента, который подсказывает, как лучше оформить ту или иную услугу у дантиста или хирурга, чтобы её оплатили целиком, а не частично. «Приятно, когда тебе озвучивают сумму в 1500 евро за операцию, а платишь совсем не ты», — резюмирует сотрудник Wargaming.

Кроме того, во время кризиса в 2013 году Wargaming стала акционером местного банка Hellenic. Wargaming и американский инвестфонд Third Point получили по 30% акций, заплатив за них по €40 млн каждый. Кипрский инвестфонд Demetra Investment купил ещё 15% за €20 млн. В конце 2014 года корпорация Кислого и Third Point заплатили ещё по €45 млн за долю в 20% каждому.

Вслед за Wargaming на остров потянулись разработчики игр, а затем и все остальные: Forex-компании, финтех, мобильные разработчики, рассказывает владелец мобильного агентства PromoRich Олег Решетников. У многих остались сотрудники в России, но головной офис переехал на Кипр. У них было на это сразу несколько причин.

Прозрачная юрисдикция

«Тепло и все жёстко по закону», — коротко отвечает на вопрос о причинах массового переезда на Кипр российских, белорусских и русскоязычных предпринимателей из других стран СНГ бывший вице-президент Mail.Ru Group, инвестор и предприниматель Юрий Гурский.

Для Гурского Кипр тоже стал своеобразным билетом на свободу — в июле 2016 года он находился на острове в отпуске, когда узнал о своём увольнении с поста вице-президента буквально «из газет»: в российской прессе появились сообщения о том, что вице-президента интернет-холдинга уволили якобы за конфликт интересов.

Размолвка с российским работодателем вылилась в судебное разбирательство о нарушении трудового законодательства (иск подавал Гурский), которое завершилось мировым соглашением с компанией.

Сам Гурский в разговоре с vc.ru называет Haxus инвестиционной компанией: проекты выращиваются практически с нуля. В скором времени он планирует начать перевозить портфельные проекты также на Кипр — в тепло и в прозрачное юридическое пространство.

Климат и налоги — главная причина переезда, соглашается Игорь Монахов, владелец инвестфонда Embria Ventures (инвестор SplitMetrics, первого проекта основателя MSQRD Евгения Невгеня), который также последний год живёт на Кипре.

Кипрская юрисдикция используется для смягчения налоговой нагрузки, например, по акционерным соглашениям (дивиденды, проценты по акционерным займам, роялти), рассказывает коммерческий директор юридической фирмы DS Law Ольга Саморукова.

По словам Гурского, именно поэтому он выбрал Кипр для собственного бизнеса. «Живу-то я в самолёте», — замечает он.

Юрий Гурский сооснователь венчурной компании Haxus

В случае переезда и открытия нового бизнеса на Кипре, предприниматель получает право не платить налоги на дивиденды, доходы от роста капитализации компании и продажи акций в течение 17 лет.​ А это и есть весь доход в нашей деятельности.

Кипр долгое время был офшором, но потом правительство провело налоговую реформу, ввело налог на прибыль, замечает советник юридической фирмы DS Law Оксана Голубцова. Но там была и до сих пор остаётся одна из самых низких ставок налога на прибыль в Европе — раньше было 10%, а теперь — 12,5%, указывает она.

Сегодня Кипр — европейская страна с достаточно серьезным законодательством, которое построено по образу и подобию английского, добавляет Голубцова. Здесь есть реестр директоров, акционеров, вся эта информация доступна, что часто нужно стартапам и инвесторам.

Российское законодательство просто неудобно для международной компании, добавляет Монахов из Embria Ventures. С ним соглашается и Гурский: «Инвестиции не по британскому праву — это бред». В Европе британское право действует только в трёх странах: в Великобритании, на Мальте и на Кипре. Но в Лондоне дорого и «долго ждать паспорт», Мальта — очень маленькая и перенаселённая, и там высокие налоги, остаётся Кипр, объясняет инвестор.

Климат, близость к морю, низкие налоги и возможность работать по английскому праву — главные причины переезда ИТ-предпринимателей на Кипр (фото: Тим Фадеев)

По иронии судьбы, именно российское законодательство стало главной движущей силой для физической миграции компаний на Кипр, говорит Монахов. Если раньше было достаточно иметь офис на Кипре и платить там налоги, то сейчас российский закон «о деофшоризации» вынуждает компании или декларировать Россию центром своей прибыли, или куда-то переезжать.

«Если послушать политиков, то в России и других русскоязычных странах в отношении ИТ-отрасли сейчас исключительно положительная риторика, создаётся ощущение, что государства хотят помогать и развивать ИТ-сектор», — отмечает основатель технологической инвестиционной компании VP Capital Виктор Прокопеня. Сейчас он совместно с венчурным фондом семьи Гуцериевых Larnabel VC инвестирует в технологические проекты. На Кипре у Прокопени находится офис одной из портфельных компаний, и он часто бывает на острове.

Инвестор Виктор Прокопеня на Кипре

Валютный контроль или же российское законодательство о КИК-ах, которое снижает конкурентоспособность русских компаний, работающих на международных рынках, если их бенефициары живут в России, подталкивают компании уезжать в другие юрисдикции, объясняет Прокопеня.

Кипр имеет ряд бесспорных плюсов: защита интеллектуальной собственности, полная интеграция в Евросоюз, низкие налоги и отсутствие государственного контроля там, где он не нужен бизнесу, добавляет он.

Большинство ИТ- и игровых компаний — международные, работают с рынками, клиентами и партнерами со всего мира: «Делать это из России, к сожалению, огромная проблема», — замечает директор по развитию бизнеса в странах Европы и СНГ игровой компании IGG: I Got Games Тим Фадеев. Любые валютные переводы из России становятся проблемой, объясняет он.

«А открыв юрлицо на Кипре, который входит в состав ЕС, ты без проблем можешь работать с любыми валютами и вообще гораздо спокойнее себя чувствовать», — указывает Фадеев.

Тим Фадеев директор по развитию бизнеса в странах Европы и СНГ IGG: I Got Games

​На одной из вечеринок с фаундерами самых разных компаний все говорили одно и то же: «Если бы в РФ создали нормальные условия работы, никто бы и не думал увозить бизнес». Но сейчас успешно развиваться на международной арене, находясь в России, слишком сложно. Игра не стоит свеч.

Многие едут в США (но американский налог на прибыль превышает 35%), кто-то в Европу, например, на Кипр, говорит Монахов из Embria Ventures. «В принципе всемирная борьба с офшорами приводит к тому, что налоги всё же приходится где-то платить и быть прозрачным. Поэтому люди выбирают место, где им реально хочется жить», — резюмирует инвестор.

Остров зрелости

ИТ-предприниматели со всего мира привыкли мечтать о Кремниевой долине: близость к мировым корпорациям вроде Google или Facebook, бесконечное количество инвестиционных денег, вечная атмосфера стартапа. ​

В Долину едут мечтатели, стартаперы, тусовщики, рядовые разработчики за интересной и высокооплачиваемой работой или компании, у которых там сосредоточены основные клиенты, замечает Бессонов из Hullabu.

Состоявшимся компаниям Кремниевая Долина не нужна: там очень дорого, она находится в другом часовом поясе и нет никакого логического объяснения, зачем открывать там офис и спускать деньги, считает он.

Алекс Бессонов сооснователь и директор игровой компании Hullabu

Кипр с его географической близостью, возможностью быстрого перелета к команде разработке, которая остаётся в Москве или другом городе СНГ, становится идеальным местом для снижения рисков и оптимизации налогообложения. И чувства оторванности как в Азии нет, — всё очень близко.

​Только за последние 12 месяцев на остров переехали несколько десятков компаний, это порядка тысячи человек, рассказывает основатель мобильного агентства PromoRich Олег Решетников. География «утечки мозгов» — Москва, Санкт-Петербург, Минск. «И поток только нарастает», — уверен он.

Решетникова сразу несколько «новокиприотов» в разговоре с vc.ru характеризуют как главного организатора русскоязычного сообщества в Лимассоле.

Сам он переехал не по работе: «Захотелось какое-то время пожить у моря». В начале 2014 года Решетников вместе с семьей (супругой и двумя сыновьями-школьниками) сделал «тестовый заезд» на остров. «Дети учились в России удаленно, мы жили на берегу моря. Купались, гуляли, отлично, в общем», — вспоминает Решетников.

Когда семейство вернулось в Россию, уже в начале осени все сказали: «Хотим солнца, невозможно больше жить в этой серости». Все вещи уместились в два чемодана: «закрыли квартиру, отдали машину родителям и улетели на Кипр в начале декабря 2014 года». На острове он никого не знал, изучать местные порядки пришлось с нуля, только через пару месяцев создал свою компанию: PromoRich занимается мобильным трафиком и рекламой.

Сейчас Решетников знакомит «новоприбывших» с мигрантами-«старичками» и поэтому как никто другой осведомлён о том, кто именно едет на остров в поисках налогового и климатического убежища. По его словам, вслед за игровыми компаниями едут стартапы, занимающиеся рекламными сетями, Forex-брокеры, разработчики.

«"Форексов" больше всего, активно переезжают игроделы, но едут и солидные финансисты: банк ВТБ недавно перевёз почти 200 человек», — отмечает основатель и управляющий брокера IQ Option Дмитрий Зарецкий.

Для него переезд на остров был непосредственно обусловлен рабочей необходимостью. IQ Option изначально была зарегистрирована на Кипре, и председатель финансового регулятора республики лично попросила Зарецкого сменить местного директора и возглавить компанию, вспоминает он.

Компания переезжала постепенно: сначала переехали несколько менеджеров, затем маркетинг, постепенно росло количество бизнес-функций, которые управлялись с острова. «Для меня это не был такой же процесс, как для устоявшихся бизнесов. Наш бизнес развивался и параллельно росла и формировалась команда на Кипре», — замечает Зарецкий.

Дмитрий Зарецкий основатель и управляющий брокера IQ Option

​Процесс перевоза компании на Кипр довольно дорогой. Для получения разрешений на работу (их называют pink slip) для десяти человек нужно создавать компанию с уставным капиталом в €150 тысяч. Деньги должны быть внесены на счёт, затем их можно тратить на операционную деятельность. Каждый переезжающий специалист должен показать на личном счете минимум €10 тысяч. Зарплаты для переезжающих мы, конечно, проиндексировали в 1,5-2 раза.

Кипр долгое время конкурировал с Прагой и Таиландом, иногда с Испанией, но с точки зрения бизнеса это единственная страна в Европе с низкими налогами и хорошим климатом, замечает Монахов из Embria Ventures. По его словам, когда он год назад только начинал новый бизнес по созданию интернет-стартапов, Кипр был наиболее очевидным вариантом. Тем более, что Монахов изначально планировал работать не только с Россией.

На острове сейчас настоящий бум российского бизнеса, и особенно в Лимассоле, подтверждает глава ABBYY Cyprus Димосфенус. Западная пресса даже прозвала этот город «Лимассолград», из-за плотности русскоязычного населения, смеётся он.

«Думаю, это началось меньше двух лет назад, — говорит один из сотрудников Wargaming. — Я помню, как [основатель разработчика игр Nival Сергей] Орловский приезжал к нам в офис в январе 2016 года, и только тогда стало известно, что он переезжает на Кипр». Орловский переехал на остров весной 2016 года, тогда же он решил, что все продукты его компания будет выпускать для международного рынка, а не только для России.

Однако белорусский инвестор Виктор Прокопеня считает спекулятивным утверждение, что «все массово поехали на Кипр». Если посмотреть на бизнес-статистику, то количество регистраций новых компаний на Кипре после кризисного 2013 года снизилось в два раза: в среднем 10 тысяч в год против 20 тысяч до 2013 года (данные Кипрского управления реестром компаний).

Согласно статистике Кипрского управления реестром компаний, общее число компаний, зарегистрированных на Кипре, снижается с 2013 года. Если в кризисном году на острове существовало более 272 тысяч бизнесов, то в 2016 — только 208,5 тысяч. Впрочем, в 2017 году этот тренд изменился: на конец марта число зарегистрированных компаний выросло почти до 211 тысяч.

Русскоязычное население Кипра по разным оценкам составляет 35-40 тысяч человек, сколько из них — ИТ-предприниматели — не известно, но вряд ли более 5-7%, подсчитывает Прокопеня. Поэтому русскоязычное ИТ-население вряд ли превышает пять тысяч человек, это сравнимо с количеством представителей этой отрасли в небольших российских городах, таких как Мурманск, Саранск или Йошкар-Ола, отмечает инвестор. Население всего острова — 1,2 млн человек.

Прокопеня часто бывает на Кипре и замечает, что «новокиприоты» часто слишком радужно рассказывают про жизнь на острове, хотя там множество недостатков — как бытового, так и бизнес-характера.

Кризис и «стрижка»

В 2013 году островная республика оказалась на грани дефолта. Одной из причин экономического и долгового кризиса стала как раз давняя репутация Кипра как офшорной зоны: многие компании со всего мира использовали кипрскую банковскую систему для хранения средств и последующей оплаты налогов на острове по низким ставкам.

Сумма вкладов в банках страны к моменту кризиса превысила €120 млрд, это порядка 835% ВВП, при том, что средний показатель по европейским странам — 354% ВВП. При этом, почти треть вкладов на счетах кипрских банков принадлежала гражданам России.

Чтобы спасти страну от дефолта (ситуация, при которой государство не может обслуживать свой внешний долг, например, платить проценты с него), Евросоюз и Международный валютный фонд выделили Никосии €10 млрд финансовой помощи, но с условием ужесточения монетарной политики.

Было введено ограничение на вывоз капиталов: иностранцы не могли вывозить с острова более €3 тысяч и переводить за границу более €5 тысяч в неделю. В разгар кризиса в конце марта 2013 года в банкоматах действовал лимит на ограничение по снятию денег — сначала €100 в день, затем его подняли до €300. «Я ходил к банкомату каждый день как на работу, — вспоминает сотрудник одной и российских компаний, работавших в то время на Кипре. — Зарплата продолжала выплачиваться на карту, но я всё равно не успевал её снимать».

Для многих русских предпринимателей кризис на Кипре в 2013 году закончился совсем не безоблачно (фото: Тим Фадеев)

Также Кипр должен был ввести единовременный налог на все банковские вклады в стране. Проще говоря, у вкладчиков, положивших деньги в кипрские банки, просто изъяли деньги, направив их на поддержку финансовой системы страны.

Руководитель крупной ИТ-компании, который давно переехал на Кипр, объяснял разницу между рисками потерять деньги в России и тем, как он их в итоге потерял на острове, следующей шуткой:

— Знаешь, в чём разница между крысой и белочкой?

— В стрижке и в PR.​

«Стрижкой» бизнесмены окрестили изъятие депозитов в кипрских банках после кризиса. Государство просто не возвращало деньги вкладов, если их размер превышал €100 тысяч.

Многие русскоязычные бизнесмены до сих пор вспоминают потерю денег на острове в 2013 году. Они переводили деньги и бизнес в «тихую гавань», чтобы не потерять деньги по неправовым основаниям, а в итоге лишились их по тем же основаниям, только в Евросоюзе, замечает он.

Страхи недавнего кризиса — не единственная проблема, с которой ИТ-предпринимателям приходится столкнуться на острове. Одна из основных: остров маленький, здесь практически нет непривезённых квалифицированных разработчиков. Это может привести к проблемам, если компания начнёт масштабировать существующий бизнес, считает управляющий партнёр фонда Gagarin Capital Николай Давыдов.

Сотрудников, особенно технических приходится искать в России, причём тех, кто готов переехать в другую страну, платить ему более высокую зарплату, чем в России, подтверждает Зарецкий из IQ Option.

Именно по этой причине многие компании часто перевозят на Кипр маркетинг, финансы и непосредственно бенефициаров, а разработка остаётся на родине, добавляет Алекс Бессонов из Hullabu.

«Лимассольск»

Несмотря на удобства для ведения бизнеса, Кипр — «глухая провинция у моря», соглашаются собеседники vc.ru, хотя и более европейская, чем Москва, Петербург или Минск. «Это всё равно что спрашивать: хотели бы мы переехать в Йошкар-Олу», — улыбается один из инвесторов.

Оторванность от мира ощущается, признаётся сотрудник одной из игровых компаний. Как тут говорят: если собрался в магазин, начни с покупки билета в Салоники — второй по величине город в Греции, добраться до которого можно либо по морю, либо на самолёте.

Многие вещи надо заказывать с Amazon, а вот с AliExpress — не выгодно: слишком высокая пошлина за ввоз товаров в ЕС, она будет больше, чем стоимость самого товара, рассказывает собеседник vc.ru. За детским платьем в определенном стиле пришлось поехать в Лимассол, потому что ни в одном магазине Никосии такого не было, вздыхает он.

Но главный организатор русскоязычного сообщества на Кипре Олег Решетников считает, что провинциальность Кипра компенсирует интересная тусовка профильных предпринимателей и насыщенная профессиональная жизнь. 23 апреля на острове проходила большая конференция для игровиков Cyprus Game Day, которую организовывали Wargaming и Unity.

А спустя два дня в популярном среди русских представителей ИТ-индустрии кафе DO в Лимассоле состоялся очередной мужской ИТ-кальян.

Facebook и Google постоянно устраивают закрытые митапы и буткемпы для финтех- и Forex-компаний, очень часто компании из России привозят сотрудников на несколько дней в качестве поощрения, перечисляет Решетников.

Лимассол всегда притягивал русских, здесь проживает почти 75% всего русскоязычного населения на острове, и поэтому между собой его «новокиприоты» зовут просто — Лимассольск.

На Кипре мало высотных зданий, и атмосфера на острове, по мнению некоторых инвесторов, провинциальная. (фото: Виктор Прокопеня)

Недостатки есть, как и везде, соглашается Фадеев из IGG. Например, на острове не так развиты банковские сервисы (интернет-банкинг, мобильные приложения), сайты компаний как будто застряли в начале российских 2000-х годов. Даже приложение для вызова такси — одно-единственное, и его сделал кто-то из русских мигрантов. По функциональности оно отстаёт от «Яндекс.Такси» или Uber, рассказывает он.

Цены на мобильную связь и интернет сильно выше по сравнению с Россией, а качество и скорость — хуже. По словам Фадеева, он платит €35 за интернет скоростью 20 мегабит в секунду.

К тому же, электричество на Кипре — одно из самых дорогих в Европе. Центрального отопления на острове нет, поэтому зимой приходится греться кондиционерами и платить за это огромные суммы. «В Петербурге я платил 4-5 тысяч рублей в месяц за квартиру 60 м². А тут за два зимних месяца получил счет на €280. Правда, за двухэтажный дом», — говорит Фадеев.

Общение с любыми госструктурами может вызвать шок: на острове все руководствуются кипрским принципом «сигá-сигá» (тише-тише), поэтому даже самый мелкий процесс может затянуться на месяцы.​

​Удобные и прозрачные условия ведения для бизнеса, море, солнце и свежие фрукты — список причин, по которым русские, белорусы и другие граждане стран СНГ перебираются на остров — на самом деле, не столь обширный. И несмотря на все трудности, ни Фадеев, ни многие другие опрошенные vc.ru «новокиприоты» возвращаться на родину в ближайшее время не планируют.

«Я люблю Петербург, но он прекрасен летом и никак не зимой», — улыбается Монахов из Embria Ventures.

Многие предприниматели пока не планируют возвращаться с Кипра на родину (фото: Тим Фадеев)

В последние годы на Кипре активизировались не только русскоязычные ИТ-предприниматели, но и правительство страны. ЕС поставило Никосии задачу построить на острове собственную Кремниевую долину, в феврале 2017 года правительство Кипра ввело специальные стартап-визы, которые дают льготные условия для переезжающих на остров компаний. Это может подтолкнуть новых мигрантов из России и стран СНГ купить билет на остров в одну сторону.

«Весь 2016 год я читал о том, как тот или иной друг в Facebook или целая студия переезжает в Лимассол. Лично я считаю, что настало политически верное время вспомнить Бродского и свалить к глухой провинции у моря», — резюмирует собеседник vc.ru в Wargaming.

#Россия #кипр #переезд #стартап_эмиграция #белоруссия

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления