[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438_\u043e_\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434\u0435"], "comments": 64, "likes": 52, "favorites": 26, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Vladislava Rakhmanova
14 617

«Если кто и успел собрать кучу проблем в Финляндии, так это мы»

Рассказ предпринимателя Анны Морозовой об опыте бизнес-эмиграции в Финляндию, жизни и работе в небольшом городе.

Поделиться

В избранное

В избранном

Жизнь в Финляндии похожа на жизнь в лесу: постороннему с первого взгляда может показаться, что здесь ничего не происходит, но стоит заглянуть под полог, как откроется яркая, динамичная и наполненная событиями жизнь. Просто нужно знать, как туда попасть.

Причина переезда

В Карелии у нас с молодым человеком был свой магазин. Мы сотрудничали с российским представительством крупного производителя одежды. Но в какой-то момент цены на аренду в нашем городе начали неконтролируемо расти. Уже тогда мы часто посещали Финляндию — дорога до границы на автомобиле занимала всего пару часов.

Мы изучали ближайшие города и часто путешествовали в глубь страны. Нам очень нравилась Финляндия. В 2011 году я даже начала учить финский язык, но прозанималась всего два семестра и прошла только уровень А1.

В начале 2014 года в одном из финских торговых центров мы увидели свободное помещение с объявлением об аренде. Решили сходить в администрацию, узнать условия. Условия оказались приемлемыми: залог за три месяца, аренда ниже, чем в России (даже с учетом налогов), площадь больше. Вдобавок в России у нас был отдельно стоящий магазин, а тут — помещение в торговом центре.

Нас попросили заполнить заявку, в которой мы указали торговую марку и расписали, как планируем работать. Приложили договоры, визуализацию и фото магазина в России. В апреле 2014 года руководство торгового центра ответило, что готово нас принять.

В том же месяце заканчивался договор на аренду в России, наш арендодатель запросил очень высокую цену. Торговые центры в городе обычно требовали залог за полгода, какие-то дополнительные платежи и к тому же предоставляли помещение под черновую стяжку (предварительное выравнивание полового покрытия — vc.ru). Мы посчитали затраты и решили, что дешевле будет переехать в Финляндию.

Один из знакомых как-то рассказал нам про агентства регионального развития, которые выступают связующим звеном между правительством и бизнесом. Через интернет мы нашли одно из таких в финском городе Каяани — остановились именно на нём, поскольку он близок и к границе, и к нашему родному городу.

В агентстве нам попался русскоязычный сотрудник. Мы списались, созвонились по Skype и назначили встречу. После чего несколько раз предоставили обновлённый бизнес-план, успели со всеми познакомиться и впоследствии стали заполнять документы на переезд.

Каяани, Финляндия

Получение разрешения на пребывание

Я подавала документы в России в мае 2014 года. Мой молодой человек — в Финляндии, только на полтора месяца позже меня. Разрешение на пребывание нам выдали в один день. Регистрация компании заняла один месяц.

Невозможно жить в Карелии и не знать хотя бы одного человека с финским гражданством или разрешением на пребывание в Финляндии. Мы нашли такого знакомого, с которым и зарегистрировали компанию.

В финском консульстве у меня долго не хотели принимать анкету — говорили, что нужна другая форма. Но агентство регионального развития настаивало, что с формой всё в порядке. Миграционная служба принимала звонки только два раза в неделю и в течение одного часа — у нас ни разу не получалось дозвониться, поэтому за нас с ней связывался сотрудник агентства. В итоге, немного поспорив, документы у меня всё-таки приняли, добавив, что ничего хорошего из моей затеи не выйдет.

Однако не стоит бояться миграционной службы и консульства. Самые вредные вопросы задаёт служба занятости:

  • Откуда уставной капитал?
  • Каковы источники инвестиций?
  • Почему вы, а не финский наёмный сотрудник должны работать в компании?
  • Предъявите список контрагентов.
  • Есть ли договор на аренду помещения?
  • Каковы ваши «творческие» планы?
  • На какие средства заявитель живет в Финляндии сейчас и собирается жить первое время?

Мы отвечали сразу же, как получали письма, иногда звонили. Общались и на ломаном финском, и на английском. Все переговоры заняли четыре месяца. В августе 2014 года мы наконец получили разрешения на пребывание.

Почему не воспользовались программой экспатриации

Чтобы переехать «по корням», нужно было подавать заявку до 2011 года. Обязательно требовалось указать, где и когда родственники жили на территории Финляндии. Возможно, у нас и есть карело-вепсские корни, но все родственники всегда жили на территории России. Поэтому такой вариант мы даже не рассматривали.

Почему не Хельсинки

Когда мы выбирали город для переезда, молодой человек был за Каяани, а я — за Хельсинки. Я рассуждала так: на новом месте в любом случае будет тяжело, так почему бы не пойти сразу на уровень повыше.

Преимущества столицы:

  • Больше людей, соответственно, больше клиентов.
  • Больше возможностей.
  • Больше событий.

Преимущества провинции:

  • Близость к границе, за счёт чего проще и дешевле перевезти товар и оборудование.
  • В случае необходимости можно быстро съездить домой.
  • Более доступная жизнь: налоги и аренда ниже, расстояния небольшие.

В нашем случае победила провинция.

Как снять квартиру

Квартиру мы начали искать ещё в начале мая 2014 года через сайт Tori.fi — это финская барахолка, на которой можно найти абсолютно всё. Вариантов было много, но почти все арендодатели искали квартирантов на долгий срок. А мы тогда не были уверены, что выйдет из нашей затеи.

Однако нам повезло: мы нашли девушку, которая собиралась уехать на два месяца. Чтобы не терять квартиру и не платить за аренду впустую, ей были нужны временные жильцы. Мы с радостью согласились и заключили договор. Так у нас появилась квартира до июля.

В середине июля 2014 года, когда ситуация стала более или менее понятна, я стала искать постоянное жильё. Варианты попадались неподходящие: или далеко от торгового центра, или дорого, или далеко и дорого. Нашлось лишь одно объявление с хорошим описанием и адресом на той же улице, но без фото. Я позвонила по номеру, мне ответил глуховатый финский дедушка, и мы друг друга не поняли. Июль заканчивался, мы стали всерьёз рассматривать переезд в гостиницу.

Спустя какое-то время я получила SMS на финском: «Вы звонили спросить про квартиру? Она свободна, приходите смотреть». Просмотр назначили на тот же день. Адрес показался подозрительно знакомым. Оказалось, это практически соседний подъезд от входа в торговый центр. Ближе — только в магазине жить. Мы были готовы подписать договор прямо на улице, но для приличия зашли в квартиру.

Хозяева — тот самый дедушка и его жена — спрашивали про кредитную историю. Но какая у туриста кредитная история? Мы сказали, что депозит и первый месяц аренды оплатим прямо сейчас и наличными. Они согласились. Так мы нашли квартиру, в которой живем до сих пор и не нарадуемся.

Цены на аренду зависят от города, района и состояния дома. Мы платим €500 за двухкомнатную квартиру в самом центре Каяани, в стоимость включена плата за воду. Цены в Хельсинки гораздо выше.

Кто-то переводит эту цену в рубли и говорит, что мы сошли с ума. Другие спрашивают, сколько времени мы выпрашивали скидку, — считают, что это очень дёшево. Лично я думаю, нам очень повезло. Возможно, нам так охотно сдали квартиру, потому что мы работающая, некурящая молодая пара без детей и домашних животных.

Сотовая связь, интернет и терминал

В Финляндии не так много операторов сотовой связи. Существуют предоплаченные и контрактные тарифы, счет по которым приходит в конце месяца по почте или в электронном виде. Оператор Telia открывает контрактный тариф тем, кто живет в Финляндии более одного года, а Elisa — более двух.

Контрактный тариф на компанию открывают сразу же. Такая же ситуация с интернетом. Оператор проверяет, подключен ли дом, и присылает модем, который надо подсоединить к специальной розетке. Модем сам начинает раздавать сеть, для доступа к которой нужно ввести очень длинный пароль. Везде стоит надёжная защита, просто так поменять настройки сети не получится.

В 2017 году предоплаченные тарифы стали дешевле, снизилась стоимость трафика. Но я уже не владею актуальной информацией. Платёжный терминал нужно заказывать у оператора. Терминалов может не быть в наличии, ожидание в этом случае составит около месяца или двух. Мы открылись и начали работать без терминала. Хорошо, что в торговом центре было два банкомата.

Выбор банка

Я решила собрать документы для открытия компании за один день. Когда настало время идти в банк, у Nordea уже закончился рабочий день, и у меня не оставалось выбора — работал только OP (Osuuspankki). OP быстро открыл счета для меня и для компании. Позже мы сделали личный счет молодому человеку и открыли рабочий интернет-банк.

Для того, чтобы получить интернет-банк, требуется финский документ с чипом: паспорт или henkilökortii — ID, который мы в шутку называем «мультипаспорт».

Позже мы рассматривали переход в Nordea, но нас не устроили требования. Обслуживание стоило дороже, а интернет-банк выдавали только после больших оборотов по личному счету за последние три месяца — наши зарплаты показались слишком низкими. Так мы решили, что никуда из OP переходить не будем.

В 2016 году мне исполнилось 29 лет, и Nordea прислал письмо, что для меня — теперь уже взрослого и ответственного клиента — у него есть хорошие предложения. Но я не стала переходить — меня полностью устраивает сервис в нынешнем банке.

ID

Удостоверение личности мы оформили в полиции за €51. Заполнили заявление, оплатили пошлину и через две недели получили карточку. Всё очень просто.

Права

У меня были российские права категорий B и C. Тем, кто живет в Финляндии меньше двух лет, разрешается водить машину с российскими правами. Обменять российские права на финские без сдачи экзаменов можно уже через полгода проживания. На смену прав отводится полтора года.

Если человек прожил в Финляндии больше двух лет, придется пересдавать и практический, и теоретический экзамены. Избежать обучения в финской автошколе, скорее всего, не получится. Курс подготовки к сдаче экзаменов на одну категорию стоит в среднем €3 тысячи. Некоторые автошколы разрешают сдавать теорию на английском языке.

В 2015 году для обмена прав категории B нужно было предоставить два документа:

  • Справку о прохождении медкомиссии в любой клинике на выбор.
  • Подтверждение о том, что заявитель водил машину на территории Финляндии, подписанное двумя гражданами или резидентами страны.

На медкомиссии мне попался врач, который говорил только по-фински. Из-за этого я еле прошла проверку зрения. На таблице были символы, похожие на Ш в различных положениях. Я такие никогда не видела, хотя посещаю офтальмолога с детства. Мне нужно было отвечать, куда смотрит Ш: вверх, вниз, налево или направо.

Я знала только «право» — oikea. Пришлось учить слова прямо в кабинете. Верх и низ я благополучно перепутала, и, если бы не моя активная жестикуляция, тыканье пальцами в потолок и пол и изобретение мнемонического правила прямо в кабинете, не видать бы мне прав.

Категорию C просто так не подтверждали. Требовалось сдать практический экзамен или предоставить трудовой договор, где указано, что я работаю водителем грузовика. Без трудового договора практический экзамен всё равно придётся сдавать каждый год, поскольку C — профессиональная категория.

Я обзвонила все автошколы, с меня просили €500 за аренду грузовика и оплату пары занятий. Устраиваться водителем я не собиралась, поэтому категорию подтверждать не стала. Мне выдали финские права категории B на 15 лет и забрали российское удостоверение.

Обмен прав в 2015 году стоил €53 и проходил в отделении полиции. В 2017 году нужно обращаться в Trafi, процедура почти не изменилась. Сейчас я понимаю, что надо было сделать трудовой договор в своей же компании и сохранить категорию C. Хотя у меня и нет грузовика, но права наверняка бы пригодились.

Автомобиль

С финскими правами постоянно водить машину на российских номерах, мягко говоря, не рекомендуется. Если компания работает и в России, и в Финляндии, можно оформить специальное разрешение, но есть ряд ограничений. Пока полиция не узнает, можно ездить, но когда узнает — сначала сделает предупреждение, а потом выпишет штраф. Машину можно растаможить без пошлин как имущество, ввозимое при переезде, и зарегистрировать в Финляндии.

Но не в моем случае: для беспошлинной постановки на учёт нужно, чтобы на момент переезда машина находилась в собственности хотя бы год. А моя машина была куплена по программе утилизации, в техпаспорте нового автомобиля собственником значился хозяин утилизированной машины. Почему-то мы не стали делать договор купли-продажи на моё имя и собственника не поменяли.

У меня была очень простая иномарка, за которую финская таможня насчитала платежей на сумму в €3,5 тысячи. Зимой 2015 года евро стоил почти 100 рублей — 350 тысяч рублей моя машина не стоила даже новой. Пришлось отвезти её в Россию и продать.

Языки

Я приехала в Финляндию, зная финский на твердый уровень А1.3. Такого владения языком достаточно для повседневной жизни и работы в магазине. Первые полтора года в Финляндии занималась самостоятельно по книжкам из библиотеки. Когда я только начала учить финский в России, меня все спрашивали: «Зачем ты это делаешь? В Финляндии все говорят по-английски».

Да, говорят: в отеле, в кафе и в магазине. А в государственных учреждениях не говорят. Все официальные документы составлены на финском и шведском языках, знание английского не обязательно для государственного служащего. Когда мы закрыли магазин и у нас появилось свободное время, я пошла на платные курсы. Осенью 2017 года начинаю штурмовать уровень B1.

Регистрация отношений

Провстречавшись семь лет и прожив в Финляндии два с половиной года, мы решили оформить отношения. Женились в Финляндии. Расходы на оформление документов в России стоили бы примерно столько же.

Для того, чтобы зарегистрировать отношения, нужна справка о брачной дееспособности. Её выдают в канцелярии российского консульства в Лаппеенранте, где работает всего один сотрудник. Там уже отключен телефон, поэтому остаётся только писать на электронную почту.

Пока мы пытались забронировать время приёма в канцелярии, в Каяани приехал выездной отдел российского консульства, в котором мы в итоге получили справки — за €18 с каждого. На сайте самого консульства никакой информации об этом мы не нашли. Нам сообщили ребята из всё того же агентства регионального развития, которые в свою очередь увидели объявление в одной из групп во «ВКонтакте».

Справка действует четыре месяца. За этот срок надо успеть подать заявление в магистрат. Финны рассматривают документы примерно неделю, после чего можно выбирать дату свадьбы.

Регистрация в магистрате бесплатна. Апостиль на свидетельство о браке в 2017 году стоил €60. Можно заказать и выездную официальную регистрацию. По будням во время работы магистрата это стоит дешевле, в выходные и вечером — дороже, около €120-250. Отдельно оплачиваются расходы регистратора на дорогу.

Проблемы первых лет

Если кто и успел собрать кучу проблем в Финляндии, так это мы. Сложностей было достаточно. Некоторые были довольно масштабными, другие — совсем незначительными.

Шутники на таможне

Для открытия магазина нужно было привезти из России торговое оборудование и товар. Товар мы покупали у официального представительства бренда в России, которое закупало его в Европе, — фактически это реэкспорт, значит, пошлин платить не нужно.

Оборудование тоже было произведено в Европе. В основном это была деревянная и металлическая мебель. Оборудование из дерева и металла, бывшее в использовании, пошлинами не облагается.

Мы заполнили декларацию. Я уехала в Финляндию готовить помещение, а молодой человек с другом должны были привезти оборудование и вещи. Они взяли фургон и прицеп, всё погрузили, перевязали верёвками и к утру поехали на таможню, чтобы пройти контроль без очередей.

В пять утра мне позвонил таможенник и на английском с финским акцентом сообщил, что оборудование не затентовано и таможня не может его пропустить.

— И что делать? Могу я подъехать и привезти стяжные ремни?

— Да, конечно.

— Сколько у меня времени?

— Один час.

В панике я стала думать: сейчас пять утра, нужно встать, одеться, взять машину, найти заправку с круглосуточным магазином, купить там стяжки, заправиться и ехать на границу.

— Знаете, я не успею.

— Да я шучу! Фургон мы пропустим. За прицепом вернётесь с ремнями, когда захотите.

Такие шутки. Приехали ребята, разгрузили фургон, мы купили ремни и поехали за прицепом. На границе получили штраф €84 за неправильную тентовку, забрали прицеп и поехали в Каяани.

Отъехав совсем немного, мы услышали звуки преследующей сирены. Затем увидели, что за нами едут две машины таможенной службы. Они нас остановили и попросили развернуться. Оказалось, нам забыли отдать декларацию со штампом о ввозе товара. Сотрудники вручили документ, пожелали счастливого пути и отпустили.

Инвестор «подкинул проблем»

Для пополнения оборотных средств нам нужен был инвестор — своих сбережений могло не хватить. Мы нашли его через агентство, он оказался сыном очень богатой местной семьи. Он запросил большую долю в компании и отдельный главный счёт в банке. Выбора у нас не было, и мы согласились.

После подписания договора мы открыли магазин. Новые вещи закупали у финского представительства бренда. Наш инвестор часто пропадал, не выполнял свои обязательства и периодически выдвигал не самые адекватные требования.

Проработав пару месяцев, мы освоились, нашли более надёжного человека, и расторгли договор с прежним инвестором. Подписали для этого все необходимые документы и оправили их в патентно-регистрационную службу. Я написала и позвонила всем известным мне контрагентам. Сообщила, что состав компании изменился и этот человек больше не имеет к нам отношения. Дело было в октябре 2014 года.

В середине декабря того же года нам позвонили из одной компьютерной фирмы и попросили подтвердить заказ на €54 тысячи. Оказалось, наш бывший инвестор ночью сделал заказ, указав нас как плательщиков, а себя — как получателя. Мы всё отменили, а менеджер компании заявил о мошенничестве в полицию. Тогда для этого парня всё обошлось — он сказал, что ничего об этом не знает и его просто подставили. Дело на него заводить на стали.

В конце марта 2015 года мы сменили сотового оператора. Перед отпуском решили узнать, будет ли работать роуминг. Пришли на консультацию и выяснили, что наша компания должна заплатить сотовому оператору за несколько телефонов.

Еще будучи в составе учредителей, «инвестор» зарегистрировал кабинет в интернет-магазине этого оператора, о чём никому не сообщил. А в декабре 2014 года заказал несколько сотовых телефонов на свой домашний адрес, назначив нас плательщиками.

Мы обратились в полицию. В ходе расследования «инвестор» несколько раз писал мне оскорбления националистического характера в Facebook. Я не отвечала, но делала скриншоты и относила их в полицию. Мне приходилось неоднократно его блокировать, но он обходил блокировки и писал снова.

Так продолжалось, пока у меня не накопилось достаточно сообщений для получения судебного запрета. Их выдачей занимается прокурор. Он посоветовал дождаться ещё одного сообщения и подавать заявление на судебный запрет. После этого оскорбления прекратились.

Первое заседание суда состоялось в октябре 2015 года. Выяснилось, что товарищ совершил 32 преступления, которые были объединены в одно производство. Помимо трёх наших эпизодов (мошенничество, попытка мошенничества и оскорбления) он украл несколько велосипедов, похитил банковские коды, преследовал нескольких дам и продал через интернет все телефоны по несколько раз, так никому их и не выслав.

Защита пыталась доказать, что виноваты мы сами, поскольку не уведомили патентно-регистрационную службу. Из-за бюрократических проволочек изменения в совете директоров были зафиксированы только в феврале 2015 года.

Мы настаивали, что о регистрации в интернет-магазине и намерении совершить заказ, инвестор был обязан уведомить всех членов совета директоров, а лучше — созвать собрание и составить соответствующий протокол, чего сделано не было. А значит, это чистой воды мошенничество.

На второе заседание нам разрешили не приходить. За пропуск рабочего дня возместили средний заработок по региону — около €80 на человека. Это при учете, что магазин пришлось закрыть на весь день. Суд присудил обвиняемому один год лишения свободы условно и компенсацию ущерба пострадавшим. Сумма компенсации морального ущерба за оскорбления составила €500. В Финляндии преступления без вреда для жизни и здоровья людей караются довольно мягко.

Авторские права

В нашем магазине играла музыка: интернет-радио и Spotify. В первой же неделю работы к нам пришли сотрудники из Teosto (Авторская музыкальная ассоциация) и Gramex (Центр по содействию музыкальному исполнительскому искусству) и сообщили, что мы должны платить за музыку в помещении.

Для магазинов площадью до 120 квадратных метров отчисления составляли около €100 в год в каждую компанию (за лицензии и за воспроизведение). Мы заключили договор и исправно оплачивали счета. Когда магазин закрылся, оказалось, что эти организации нельзя уведомлять по факту, поэтому пришлось оплатить счета, выставленные на полгода вперед.

Работники

Мы решили нанять персонал в Финляндии. Подали объявление и получили около сотни резюме за неделю. Выбрать было очень сложно. В итоге на постоянное место пригласили юного паренька, который имел опыт работы и хорошо разбирался в специфике бренда.

В каждой отрасли экономики есть профсоюз работников. Он определяет минимальные зарплаты. В 2014 году для провинции зарплата у продавца, работающего 37 часов в неделю, не могла быть меньше €1680. К счастью, у мальчика была предусмотрена palkkatuki — денежная компенсация от службы занятости, покрывающая 80% от фактически начисленной заработной платы.

Сотрудник проработал до зимы, потом ушёл на старое сезонное место работы. А мы выдохнули — платить три зарплаты, пенсионные и социальные отчисления за всех мы могли и не потянуть. Брать на практику бесконечное количество человек нельзя — нужно соблюдать пропорции между наёмными сотрудниками и стажёрами. Тогда мы решили работать исключительно сами.

Кража в магазине

Как-то ко мне приехала сестра, и я оставила молодого человека одного в магазине на один час — ушла встретить и разместить гостей. За это время в магазин зашла парочка подростков под действием наркотических веществ. Мальчик взял несколько вещей и пошёл в примерочную. Затем вышел, почти всё повесил обратно и направился на выход. Молодой человек заметил, что он брал больше вещей, а из-под рукава его куртки виднелся лоскут ткани яркого зеленого цвета.

По возвращении я обнаружила рассыпанное по полу стекло, охрану и молодого человека с окровавленной рукой. Оказывается, когда он пытался задержать вора, тот его укусил и разбил рамку с акциями. Полиция приехала быстро. Сотрудники произвели допрос, из шахты вентиляции достали сорванный антикражный элемент, мальчика увезли в отделение.

Позже пришел протокол, что с вора, кроме анализов, взять нечего. Ему назначили общественные работы. Больше подозрительные личности к нам в магазин не заходили. Видимо, прошла молва, что мы умеем звонить в полицию.

Первый отказ в продлении разрешения на пребывание

Наши первые разрешения на пребывание — визы, как мы их называем, — заканчивались в начале августа 2015 года. Мы собрали документы и подали заявление на продление. Но вместо привычного письма из трудовой, получили звонок из полиции.

Мы приложили справки о доходах только за семь месяцев 2015 года — как их подготовила бухгалтер. Однако служба занятости посчитала, что мы должны подтвердить доход с мая 2014 года — то есть с момента, как подали документы на регистрацию компании.

На одного взрослого работающего человека минимальный доход в месяц должен составлять €1164, у нас выходило чуть меньше €800. На семью допускается доход в €1700, но тогда мы ещё не состояли в браке, а сожительство учитывается только после двух лет.

На апелляцию нам дали месяц. Мы обратились к адвокату. Он сказал, что наш случай очень прост. Запросил выписку по зарплате и написал ответ, что, во-первых, считать надо с августа 2014 года, а не с мая; а во-вторых, вот справки о зарплате.

Мы могли бы написать это и сами. Но посчитали, что слово финского адвоката будет более весомым. Суд проходил заочно и принял решение в нашу пользу. Продленные визы мы получили в середине ноября 2015 года и больше таких промахов не допускали.

Закрытие магазина

Льготный период аренды заканчивался в январе 2016 года. Тогда снова вырос курс евро, начались проблемы с беженцами и снизилось число туристов. Торговый центр пустовал. Аренда по новой ставке была невыгодна, и мы приняли решение съехать.

Договор был заключен на три года. Арендодатель насчитал неустойку несколько больше суммы депозита. Мы согласовали небольшой ежемесячный платеж и разошлись.

Планы на будущее

Закрыв магазин, мы начали деятельность в другом направлении. Нашли карельскую компанию, которая очень хотела выйти на рынок Финляндии, и открыли её представительство здесь. Работаем с администрациями городов. Уже выполнили первые заказы.

В будущем планируем консультировать вновь прибывающих, предостерегать их от наших ошибок и помогать другим компаниям прийти в наш регион и в Финляндию. Здесь очень спокойно и комфортно, можно легко найти развлечения и быстро развить активную деятельность.

Что изменилось за три года

Я считаю, что во мне не изменилось ничего. Однако когда приезжают мои родственники, я сравниваю себя с ними и вижу, насколько стала другой — более внимательной к окружающим, более спокойной и выдержанной. По приезде мне хотелось взять всех ноющих финнов и отправить их в Россию хотя бы на пару дней — чтобы не жаловались тут о своих проблемах.

Сейчас я понимаю, что жизнь везде разная и сложности у людей могут отличаться. Это не хорошо и не плохо — это по-другому. Мне ужасно не нравилось, что все здесь мало работают, никто не задерживается на работе даже на 15 минут. Сейчас я понимаю, что чтобы работать хорошо, человек должен отдыхать. А если сотрудник задерживается — это повод задуматься о его компетентности и умении распределять время.

Советы вновь прибывшим

  • Записаться в библиотеку. В Финляндии отличные библиотеки, в которых можно найти книги и журналы не только на финском, но и на других языках. По абонементу можно заказывать русские книги из Хельсинки. Есть стабильный бесплатный Wi-Fi, компьютерный класс и множество дополнительных полезных услуг — вплоть до бесплатных языковых курсов.
  • Учить языки. Желательно ещё до переезда, поскольку после появится много работы и заниматься будет некогда.
  • Не просить пособий. Нас не предупреждали об этом явно и не сообщали письменно, но в разговоре дали понять, что в Финляндии достаточно своих безработных. Предприниматель должен как минимум обеспечивать себя сам, а лучше — создавать рабочие места. Пособие в сложной ситуации, конечно, дадут. Но продлят ли после этого разрешение на пребывание — большой вопрос.
  • Самостоятельно читать законы. Юридический финский ничем не лучше юридического русского. Зато помогает избежать многих сложностей. Например, при регистрации мы указали, что в компании будет три основных члена совета директоров, потому, что нас на тот момент было трое. А закон разрешает указывать от одного до пяти. Стоило так и писать — тогда бы не пришлось переделывать устав и платить пошлины ещё раз, когда мы получили собственные разрешения на пребывание.
  • Подписаться на агентства регионального развития, технопарки и бизнес-инкубаторы в социальных сетях. Так можно узнавать о ближайших событиях и знакомиться с местными предпринимателями.
  • Снять с двери табличку «ei mainoksia» — «не надо рекламы». Да, в почте будет много бумажного спама, зато можно узнать о скидках и акциях в магазинах города. В первое время денег не так много, лучше тратить сбережения разумно.
  • Завести щенка — финны очень любят собак. К человеку с щенком часто подходят на улице. Так можно завести знакомых и подтянуть разговорный финский.
  • Не сдаваться. Финляндия — отличная безопасная страна. Финский не так страшен, как китайский. После небольшого периода привыкания всё непременно будет хорошо.

#Колонка #истории_о_переезде

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления