{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 12, "likes": 23, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "26156", "is_wide": "" }
Дмитрий Кошельник
2 178

От тульских кузнецов до крупнейших промышленников Российской империи

История предпринимательского рода Демидовых.

Поделиться

В избранное

В избранном

Обозреватель vc.ru изучил историю рода Демидовых, которые прошли путь от кузнецов-оружейников до крупнейших промышленников империи, помогали строить Санкт-Петербург, осваивали Урал и Алтай, а также первыми в России стали выпускать бессемеровскую сталь.

Создание семейного дела. Никита Антуфьев

Родоначальником династии стал Никита Демидович Антуфьев. Он родился в 1656 году в Туле. Его отец Демид Клементьевич был мастером-кузнецом — он умер, когда Никите было восемь лет. Уже тогда мальчик начал изучать кузнечное дело. Он учился у одного из мастеров Оружейной слободы, зарабатывая алтын в неделю. Первые деньги он отдавал матери. Вскоре Альтуфьев стал настолько способным кузнецом, что во время ученичества его пытались переманить другие мастера, предлагая более высокую зарплату.

Портрет Никиты Антуфьева

О раннем периоде жизни Антуфьева больше почти ничего не известно — в 1694 году он уже был тульским мастером с собственными учениками, к которому обратился фаворит Петра I Петр Шафиров. Ему требовалось починить у оружейников кухенрейтерский пистолет. Антуфьев был единственным мастером, который согласился взяться за эту работу. Он сумел не только отремонтировать пистолет, но и воссоздать его работающую копию. После этого случая о талантливом оружейнике впервые услышал Петр I.

Дуэльные пистолеты Кухенрейтера

С царем Антуфьев познакомился в 1696 году. Петр, проезжая через Тулу, попросил собрать лучших кузнецов города. Однако никто из них явиться не посмел. Единственным исключением стал Антуфьев. На Петра I произвела впечатление богатырская стать оружейника, и он отметил: «Вот молодец, который годится в Преображенский полк в гренадеры».

Испугавшийся Антуфьев стал просить монарха помиловать его и оставить в должности оружейника. Взамен Петр I потребовал выпустить для него 300 алебард по немецкому образцу. Всего за месяц Антуфьев изготовил 400 алебард. Петр I был настолько доволен работой, что заплатил в три раза больше действительной стоимости оружия, подарил мастеру серебряный ковш и отрез немецкого сукна.

Следующая встреча состоялась по инициативе царя — он обратился к оружейнику, чтобы тот изготовил шесть ружей по иностранному образцу. Антуфьев не только выполнил заказ, но и улучшил конструкцию. За это он получил 100 рублей и несколько десятин земли, предназначенных для добычи руды и древесного угля.

На этом месте за полтора года Антуфьев построил один из крупнейших в России чугунолитейных заводов, начал добычу руды и наладил производство высококачественного железа. В 1700 году началась Северная война. Оружейные предприятия стали повышать цены на ружья, в то время как Антуфьев снизил до 1,8 рублей за штуку. Петр I начал закупать оружие и металл для артиллерии исключительно на заводе тульского предпринимателя.

Памятник Петру I и Никите Демидову в Невьянске

В 1702 году Петр I передал под руководство Антуфьева Невьянский и Верхотурский заводы на Урале. Царь предоставил промышленнику земельные участки, несколько деревень, а также право приобретать крестьян.

В 1703 году Петр передал тульский завод под контроль местного воеводы, пожаловавшегося царю на то, что из-за деятельности предприятия в регионе сильно пострадали леса. Антуфьев тогда получил внушительную компенсацию. Несколько лет спустя Петр I всё же вновь вернул завод тульскому предпринимателю.

В 1703 году Антуфьев получил разрешение на строительство медеплавильного завода в Кунгурском уезде (Пермский край). Однако сразу им заниматься не стал — в то время его больше заботили предприятия на Урале. Петр I был недоволен решением промышленника и в 1709 году указом заставил его строить новые заводы. Антуфьеву было пожаловано звание комиссара, после чего он стал считаться государственным чиновником.

Уральские заводы Антуфьеву пришлось перестраивать под правительственные нужды. В приоритете было высокое качество продукции. Поэтому предприниматель перевел часть тульских мастеров на уральские предприятия. Кроме того, Антуфьев переманивал специалистов у конкурентов и выбирал способных рабочих из числа пленных шведов.

В основном все заказы поступали от государства. Работать было нелегко из-за разного рода бюрократических проволочек и просрочек оплаты. К тому же Антуфьев был единственным крупным владельцем заводов на территории России, не имевшим дворянского звания.

Несмотря на то, что предприниматель строил бизнес, опираясь на государственные привилегии, царь не мог обеспечить полную поддержку на локальном уровне, поэтому Антуфьеву пришлось налаживать взаимоотношения с местными властями самостоятельно.

Во избежание штрафов и дополнительных платежей Антуфьев был готов давать чиновникам взятки, но это не спасало. Предпринимателя постоянно обвиняли в неуплате налогов и жаловались на него Петру I. Между тем царь старался оказать посильную поддержку Антуфьеву и запрещал воеводам ущемлять деятельность промышленника.

Другая сложность была связана с транспортировкой продукции. Уральские дороги пребывали в ужасном состоянии, предпринимателю пришлось улучшать старые и прокладывать новые тракты. Чтобы обеспечить судоходную доставку продукции в европейскую часть России, Антуфьев взялся за строительство собственного флота.

На металлургических заводах в то время использовался ручной труд, предприятия нуждались в увеличении персонала. В условиях нехватки кадров Антуфьев принимал на работу бежавших каторжников и дезертиров. Подобная практика была незаконной, но предприниматель надеялся на покровительство Петра I.

Также на должности разнорабочих принимались раскольники и старообрядцы, которые бежали на Урал из-за преследования со стороны властей. Все сотрудники заводов находились под полным контролем промышленника. Они получали минимальную зарплату, но уйти или пожаловаться не могли.

С 1715 года Антуфьев стал поставщиком железа для нужд Адмиралтейства, таким образом приложив руку к созданию российского флота. Три года спустя царским указом он стал единственным поставщиком. Воспользовавшись лояльностью Петра I, предприниматель подал жалобу на притеснявшего его бизнес кунгурского воеводу. После чего монарх заставил того впредь поддерживать все начинания тульского промышленника.

В 1718 году Антуфьев открыл Быньговский завод в Свердловской области. В то же время Петр I пожаловал ему земельные участки в Сибири. Там предприниматель занялся строительством предприятий и массовым переселением рабочих. Он оплачивал им переезд и предоставлял работу на своих предприятиях. Тогда же Антуфьев получил правительственный заказ на изготовление чугунных труб для петербургских дворцов. Первые поставки были осуществлены спустя три года.

В 1720 году Петр I пожаловал Антуфьеву дворянство и новую фамилию — Демидов. Несмотря на оказанную честь, Демидов не позаботился о получении государственных бумаг, которые подтверждали его переход в новое сословие.

Расширение семейного дела. Конфликт с Татищевым

В 1720-е годы в руках Демидова находилось восемь из двадцати российских металлургических заводов. Пять из них были построены в течение одного десятилетия — с 1716 по 1725 год. Деятельность Демидова в этот период называют «покорением Урала». Он активно скупал в регионе землю для строительства заводов и добычи ископаемых.

Будучи в числе сподвижников царя, Демидов опирался на государственную поддержку. Но от давления конкурентов это не спасало. Одним из них был Иван Тимофеевич Баташев. Он владел металлургическим предприятием в Туле и в 1709 году сумел перехватить у Демидова государственный контракт. Противостояние с Баташевым переросло во взаимный обмен доносами. Кроме того Демидов поднимал плотины, чтобы подтопить заводы конкурента.

В 1719 году Петр I создал Берг-коллегию — орган по надсмотру за горнорудной промышленностью. В 1722 году глава уральской промышленности Василий Татищев решил заняться развитием государственных предприятий в регионе: задумался о строительстве новых заводов, стал контролировать вырубку лесов и выбор мест для добычи руды. А также начал взимать налоги с уральских промышленников.

До этого Демидов отчитывался только перед Петром I, поэтому не обрадовался грядущим изменениям и попытался договориться с Татищевым. Но желаемого не добился — чиновник реформы не остановил. В ответ промышленник отправил жалобу царю.

Петр I отстранил Татищева от исполнения обязанностей и велел начать расследование. Его возглавил генерал-майор Георг де Геннин. Он сразу же потребовал от Демидова предъявить письменные обвинения. Предприниматель пытался этого избежать, ссылаясь на то, что не обучен грамоте. Но Геннин настоял, тогда Демидов составил жалобу, которая включала всего два пункта.

Первый касался того, что Татищев якобы ввёл ограничения по обеспечению заводов хлебом. Демидов утверждал, что чиновник создал на дороге заставы и взимал с торговцев высокую пошлину. Однако Геннин установил, что размер пошлины соответствовал закону. Сотрудники отдельных застав злоупотребляли дополнительными поборами, но глава уральской промышленности к этому причастен не был.

Второе обвинение в адрес Татищева указывало на то, что чиновник отобрал у Демидова пристань на реке Чусовая. Предприниматель утверждал, что он сам построил пристань и проложил к ней дорогу, в то время как Татищев его изгнал, тем самым задержав отправку железа.

Геннин выяснил, что Демидов солгал. Оказалось, что пристань построена государством и находится в казённой собственности. Демидов не имел отношения даже к строительству дороги. Глава уральской промышленности ничего не отбирал — он лишь пристроил у пристани амбар, но и тот нисколько не мешал Демидову.

Обвинения были выдуманы, но Геннин расследование не прекратил, взявшись проверить, нет ли у Татищева других злоупотреблений. Тщательная проверка показала, что глава уральской промышленности честно исполняет свои обязанности. Геннин представил результаты расследования Петру I. Суд оправдал Татищева, а на Демидова наложил штраф в размере 30 тысяч рублей за нарушение процедуры подачи жалобы.

С 1720 года Демидов, помимо железа, начал поставлять Адмиралтейству ещё и лес. Петр I специальным указом предоставил ему возможность вести деятельность по добыче в Казанской губернии. В период строительства Санкт-Петербурга Демидов щедро жертвовал государству железо и деньги. В 1720-е годы ежегодная прибыль предпринимателя достигла 100 тысяч рублей.

Посколько по роду деятельности Демидову требовалось постоянно переезжать, он пытался распределить полномочия: назначил сына Акинфия руководить заводами на Урале, нанял приказчиков в Туле, завёл широкий круг покровителей при дворе для продвижения своих интересов у царя. Но без участия Демидова все эти ставленники не справлялись — качество железа ухудшалось, появились проблемы с получением государственных контрактов.

Семейное дело под руководством Акинфия и Никиты Демидовых

Никита Демидович умер в 1725 году в возрасте 69 лет. Официальным наследником предпринимателя стал его сын Акинфий. Завещание Демидова не стало неожиданным для близких — он сообщил о нём заранее. Младшие сыновья Григорий и Никита ещё при жизни отца начали создавать собственный бизнес.

Григорий Демидов владел Верхотулицким заводом. В 1725 году завод сгорел, и предпринимателю пришлось восстанавливать его почти с нуля. В 1728 году сын Григория Иван убил отца. Ивана казнили два года спустя, и эта ветвь рода Демидовых прервалась.

Младший сын Демидова — Никита — владел Дугненским доменным и молотовым заводом в Калужской области, который приобрёл у отца в 1716 году за 1000 рублей. До этого Никита работал на предприятиях семьи и занимался ростовщичеством. Приобретенный завод находился в ужасном состоянии и требовал долгого восстановления.

Акинфий Демидов был наиболее успешным среди братьев. Он получил под свой контроль восемь заводов и впоследствии добавил к ним ещё семнадцать. Акинфий финансировал экспедиции по рудной разведке Урала, которые обнаружили 30 новых месторождений.

В 1725 году Демидов запустил чугуноплавильный и железоделательный Нижнетагильский завод, а в 1729 году — Колывано-Воскресенский завод на Алтае. Здесь предприниматель вёл активную разведку месторождений и основал несколько поселений. В 1744 году Акинфий открыл Барнаульский сереброплавильный завод.

К рабочим Демидов относился жёстко. Мастера жаловались на то, что предприниматель не платил им положенное жалованье и часто наказывал. Из-за такого отношения Акинфий позже столкнулся с большим количеством доносов не только со стороны конкурентов, но и собственных рабочих.

Поскольку младший сын Никита Демидов не получил в наследство отцовской империи, он решил построить собственную. Начал он с того, что расширил производство Дугненского завода. С 1726 года Никита Демидов начал работать в Берг-коллегии. Государственная должность помогла ему в развитии бизнеса: Берг-коллегия давала разрешение на покупку деревень для увеличения персонала предприятий за счёт крестьян, а также содействовала при создании новых заводов.

Никита Демидова планировал расширять бизнес на Урал, но его брат был против. Противостояние с Акинфием закончилось разделением интересов. Из нескольких мест, выбранных старшим братом для строительства завода, Никита получил одно — на реке Шайтанка. В 1732 году предприниматель запустил Шайтанский завод. В 1743 и 1744 годах он построил Верхнесергинский и Нижнесергинский заводы. К концу жизни Никита Демидов владел 12 предприятиями.

В 1733 году императрица Анна Иоанновна дала указание начать проверку расчётов промышленников с казной. В том же году ассесор Васильев прибыл на Тульский завод Акинфия Демидова. Он опечатал бухгалтерию предприятия и в процессе проверки столкнулся с противоречивыми сведениями и отсутствием учётных книг за некоторые периоды. Воспользовавшись присутствием чиновника, сотрудники завода и конкуренты стали жаловаться на Демидова.

Затем Васильев отправился на расположенный в Калужской области Брынский завод Никиты Демидова. На предприятии не оказалось никакой учетной документации. Рабочие сообщили, что Никита и его сын Василий ежегодно забирают все учетные книги. Однако, несмотря на многочисленные доносы на Демидова-младшего, доказать его вину не удалось.

Тем временем расследование добралось до уральских заводов Акинфия Демидова. Ситуация оказалась аналогичной: запрашиваемая комиссией информация отсутствовала, приказчики и чиновники высказывали много жалоб. По итогам общей проверки комиссия установила, что Акинфий не уплатил налог за 1, 2 млн пудов чугуна.

Проблемы, обнаруженные на предприятиях Демидовых, помогли комиссии переосмыслить систему начисления металлургического налога. Прежде государство взимало десятину с объёма выплавленного металла. Теперь же было внедрено доменное обложение — предприниматель платил фиксированную сумму с каждой домны. По новой системе годовой налог с шести уральских заводов предпринимателя составил 18352 рубля.

Акинфий Демидов никакого наказания не получил. Его брат пробыл под следствием до февраля 1736 года. Бывший приказчик одного из заводов Никиты Демидова обвинял его в даче взятке главе проверяющей комиссии Петру Шафирову. Вину промышленника доказать не удалось, и клеветник был отправлен в Сибирь.

Акинфий Демидов умер в 1745 году. Заводы он завещал своему младшему сыну — Никите. Два старших сына Прокофий и Григорий получили соляные копи и несколько земельных владений. С отцовским решением они не согласились, что повлекло за собой семейные разбирательства. В итоге заводы и состояние было разделено между сыновьями поровну, но отцовское дело продолжили не все.

Прокофий продал часть своих предприятий, в числе которых Невьянский завод, считающийся главным в империи Демидовых. Всю жизнь он увлекался ботаникой. Прокофий Демидов создал Нескучный сад в Москве, основал Демидовское коммерческое училище, а также жертвовал деньги на создание Московского воспитательного дома.

Григорий Демидов в свою очередь хорошо справлялся с руководством полученными предприятиями. Он также увлекался ботаникой, поэтому стал инициатором создания Соликамского ботанического сада и других благотворительных проектов.

Третий сын Акинфия — Никита Демидов — преуспел больше братьев. Он запустил три новых завода и развивал существующие предприятия. Демидов спонсировал художников и учёных, собрал уникальную коллекцию предметов искусства.

Никита Никитич Демидов (брат Акинфия) умер в 1758 году. Он разделил имущество между четырьмя сыновьями — Евдокимом, Иваном, Никитой и Алексеем. Сведений об их деятельности немного. Период их руководства заводами совпал с восстанием Пугачева. Рабочие с четырёх уральских заводов примкнули к восстанию. Предприятия были разрушены, но их восстановили к концу 1770-х годов.

Среди последующих поколений Демидовых были государственные деятели, благотворители, учёные и промышленники. В числе последних Павел Павлович Демидов, который владел нижнетагильскими заводами и стал первым в России выпускать бессемеровскую сталь.

Павел Демидов, 1883 год
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]