Maria Łacińska
2 287

«Даже аншлаг на показе не всегда покрывает расходы на подготовку»

Интервью с гендиректором компании CoolConnections, которая организовывает в России фестивали кино и трансляции спектаклей Metropolitan Opera.

Поделиться

В избранное

В избранном

Надежда Котова

Надежда Котова зарегистрировала свою компанию в 2001 году, параллельно участвуя в организации показов авторского кино на площадке московского кинотеатра «35 мм». Но вплотную она занялась своим бизнесом в 2006 году, тогда возник бренд CoolConnections.

Предприятие устраивает фестивали американского, британского, датского кино, показывает на языке оригинала артхаусные фильмы, которые не вышли в России в широкий прокат и демонстрирует спектакли National Theatre и Metropolitan Opera.

В команде CoolConnections 21 сотрудник. Еще пятеро не числятся в штате проекта. Кроме того, компания работает с двумя постоянными консультантами по опере и истории искусств.

В 2017 году оборот CoolConnections составил 70 млн рублей, но другие финансовые показатели арт-объединение не раскрывает. Согласно базе «Контур-фокус», компания подавала заявление о переходе на упрощенную систему налогообложения.

Учредитель и генеральный директор CoolConnections Надежда Котова рассказала vc.ru, почему работать с сетевыми кинотеатрами проще, чем с независимыми, как «Рамблер/Касса» мешает продавать билеты и от чего зависит успешный показ.

О деятельности CoolConnections

Чем сейчас занимается компания? На каких основных направлениях вы сконцентрировались?

У нас три основных направления. Во-первых, фестивальная деятельность — мы организовываем около 20 фестивалей национального кино в год. Во-вторых, мы занимаемся репертуарной политикой независимого кинотеатра «Англетер» в Санкт-Петербурге.

В-третьих, у CoolConnections есть проект TheatreHD, в рамках которого проходят трансляции из Metropolitan Opera, Большого театра, National Theatre в Великобритании и других театров, получивших мировое признание.

Также недавно мы выделили еще одно направление кинопоказа — «АртЛекторийВкино». Этот проект позволяет посетить лучшие художественные выставки Европы и расширить свой кругозор.

Кроме того, у нас периодически проходят разные нестандартные проекты. Например, 25 и 26 декабря 2017 года мы показывали в кинотеатрах рождественскую серию британского научно-фантастического сериала «Доктор Кто: Дважды во времени».

Вы считаете свою миссию просветительской?

Безусловно. Наш основной фокус — новейшее фестивальное и независимое кино, которые мы показываем только на языке оригинала с русскими субтитрами.

Большая часть кинопоказа — фильмы, не купленные для проката в России. Это значит, что зритель может увидеть их на большом экране только на наших фестивалях.

Проект TheatreHD позволяет зрителям из самых отдаленных городов оставаться в контексте мирового театрального процесса. «АртЛекторийВкино» — дает возможность побывать в лучших музеях мира на уникальных художественных выставках.

Наша мечта — сделать контент, который мы сами любим, доступным на большом экране и в хорошем качестве широкому кругу зрителей.

Сколько мероприятий вы провели в 2017 году?

Мы организовали и провели 11 кинофестивалей и две ретроспективы. В рамках проекта TheatreHD показали около 60 спектаклей и 20 фильмов-выставок на площадке «АртЛекторийВкино».

Какова география показов?

Зависит от масштаба того или иного проекта. Например, фестиваль датского кино Danish Wave в 2017 году мы провели в трех городах — Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Восемнадцатый фестиваль «Новое британское кино», который мы организуем совместно с Британским советом, — в 23 городах России.

TheatreHD представлен в 120 кинотеатрах 70 городов России. Кроме того, фестивальные и театральные проекты охватывают Азербайджан, Казахстан, Украину, Белоруссия, Грузию и Армению.

В 2017 году показы CoolConnections посетили около 330 тысяч зрителей.

В каких городах вам не удается привлечь зрителей, несмотря на все усилия?

У нас бывают пустые залы, но к городу это не имеет никакого отношения: иногда мы не попадаем в целевую аудиторию. Если мы не вышли на конкретного зрителя и не привели его в кинотеатр, то зал пустой.

Происходят ситуации, когда мы переносим показы из одного кинотеатра в другой (когда это возможно) и посещаемость вырастает в разы просто из-за более удобного месторасположения.

Кинопоказ — это сфера услуг, зритель ожидает не только качественный контент, но и удобный для него сервис.

Мы много общаемся с нашими зрителями и стараемся учитывать их пожелания. Основной упрек в наш адрес в регионах — отсутствие привычной для горожан рекламы проекта.

Нам требуется время, чтобы наладить отношения с местными СМИ, найти активных зрителей в городе. В настоящее время мы работаем над созданием института амбассадоров проекта TheatreHD в российских городах.

Каким образом CoolConnections продвигает свои мероприятия? Знаю, что компания не ограничивает себя только онлайн-рекламой.

У нас есть около 20 постоянных информационных партнеров федерального уровня — радиостанции и медиа, которые пишут о культуре, кино и театре. Есть и местные информационные каналы, которые поддерживают наши проекты в тех или иных городах.

Также для всех наших кинофестивалей мы печатаем каталоги. Распространяем их, например, в вузах. Особенно много полиграфии в Москве, но в регионах дела обстоят хуже — нам трудно контролировать распространение.

Учитывая объем нашего контента, мы делаем для TheatreHD сводные афиши с расписанием на месяц, которые размещаем в кинотеатрах-партнерах.

Авторитет многих медиа снижается в глазах аудитории, поэтому тратить деньги на этот канал рекламы нам неэффективно. Мы предпочитаем соцсети и экспериментируем с таргетингом.

О покупке прав на кинопоказ

Как вы договариваетесь с кинотеатрами о трансляциях и кинопоказах?

В случае с TheatreHD мы намеренно стартовали в сетевых кинотеатрах. Первым спектаклем, который мы показывали в рамках проекта в 2012 году, стал «Франкенштейн» с Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли.

Мы начали показы в «Формуле Кино», а не в кинотеатре «35 мм», хотя в то время занимались его репертуаром и развитием. Даже офис компании находился в здании «35 мм».

Мы понимали, что нам нужны аншлаги не на самой успешной независимой площадке города — «35 мм» с разнообразным репертуаром и публикой, которая открыта и готова для всего нового, — а в сетевых кинотеатрах. В них тогда такой контент не показывался в принципе, и репертуар состоял в основном из дублированных блокбастеров.

Нам хотелось быстро масштабировать показы спектакля. Сделать это можно было только на истории такого неочевидного успеха.

Тогда многие сильные независимые кинотеатры в России от показов отказались, а сети поддержали проект.

Работать с сетями оказалось проще, чем с независимыми кинотеатрами: ты договариваешься с головным офисом, и вы запускаете проект сразу в нескольких городах и кинотеатрах. Независимые кинотеатры не всегда шли навстречу.

Представьте, они годами вырабатывали собственные правила игры, «воспитывали» публику и строили стратегии. А тут приходим мы, такие прекрасные из Москвы, и рассказываем про заграничный спектакль, на который цена билета в два, а то и в три раза выше, чем на их вечерний сеанс. Конечно, они крутили пальцем у виска и говорили, что у них всё иначе, и спектакль работать не будет.

С фильмами процесс протекает проще или сложнее?

Как ни странно это звучит, но масштабировать фестивали кино по стране оказалось гораздо сложнее, чем театр. Фильмы, которыми мы занимаемся, почти не представлены в репертуарах кинотеатров, а публика не привыкла искать их на экранах в своем городе.

Если кинотеатр публикует информацию о фильме из программы фестиваля на своем сайте, то это не дает сигнала зрителям — они просто не замечают кинокартину.

Наша аудитория даже не заглядывает на сайты сетевых кинотеатров в городах, так как не ждет откровений от репертуара. Казалось бы, уже сейчас проблему должны решать многочисленные билетные агрегаторы, интегрированные с сайтами о кино и афишами. Однако тут ситуация также далека от идеала.

По каким правилам работает бизнес фестивального кино?

Правила игры достаточно просты. Есть режиссеры, права на фильмы которых куплены еще на стадии производства.

Если права не куплены, а у фильма, например, премьера в Каннах, то во время кинорынка агент по продажам пытается продать фильм на все страны. Какие-то картины продаются, а какие-то — нет. В зависимости от успеха международных продаж агент охотно (или, наоборот, неохотно) обсуждает возможность фестивальных показов.

Иногда нам не дают фильм для фестивальных показов до определенного момента. Например, до выхода картины в прокат в Европе или США, или показа на еще одном международном мероприятии.

Поскольку наши фестивали также привязаны к определенным датам, то не всегда получается совместить все эти факторы.

Кому вы платите за показы контента в зависимости от ситуации? И сколько стоит покупка прав?

В случае с кинофестивалями мы договариваемся с агентом по продажам об определенном количестве показов и оплачиваем фиксированную сумму за каждый показ.

В программах наших фестивалей также присутствуют фильмы, купленные российскими дистрибьюторами. С ними мы делим выручку от проданных билетов.

Стоимость показа одного фильма может существенно отличаться — от $250 за один сеанс до $1500-2500 за два-три сеанса.

Плюс расходы на субтитрирование, доставку копии и перевод.

Мы отслеживаем мировые релизы фильмов и выбираем те, которые, как нам кажется, важно показать. Затем связываемся с правообладателем, подробно объясняем в каком кинотеатре и в рамках какого проекта мы планируем показать кино, договариваемся о стоимости показа.

Звучит не сложно. Как много времени может уйти на согласования?

Процесс может занимать полгода и больше. Далеко не все фильмы, которые мы хотим показать, доступны. Часто происходят ситуации, в которых компании ждут покупку всех прав на территорию, и до этого момента отказываются работать с фестивалями.

Какой процент фильмов не удается показать из-за правовых неразберих и форс-мажоров?

Ежегодно не получается реализовать 50-60% из задуманного. Для нашего бизнеса это нормально.

Регулярно происходят ситуации, при которых до фестиваля остается неделя, права оплачены, реклама идет, билеты на фильм активно продаются, а агент нам сообщает, что фильм продан на территорию России. Это значит, что нам теперь нужно обращаться к российским дистрибьюторам, чтобы показать картину на фестивале.

Но у нас со всеми хорошие отношения, поэтому такие проблемы удается решать оперативно.

Об отсутствии прибыли и спонсорах

CoolConnections уже давно на рынке. И многие известные фестивали организованы вашей компанией. Это значит, что бизнес прибыльный?

С момента основания CoolConnections доход, полученный от первых спонсорских контрактов, мы инвестировали в наши же фестивальные проекты. Средства от фестивальных проектов — в расширение штата компании и нашей деятельности.

Мы работаем на этом рынке почти 17 лет и переживали разные времена. Успешные проекты позволяют нам воплощать другие, к реализации которых с коммерческой точки зрения даже не стоило приступать.

Дело в том, что даже если на сеансе в кинотеатре аншлаг, это чаще всего не означает, что нам удалось покрыть расходы на покупку прав, перевод и субтитрирование фильма. Бывает, что на стадии покупки фестивальных прав мы понимаем, что в лучшем случае сыграем «в ноль».

Наши основные достижения в настоящее время — международная репутация, уровень работы с кинофестивальными проектами и выстроенная система проекта TheatreHD.

При этом оборот компании ежегодно растет, в 2017 году он составит порядка 70 млн рублей.

Что вам нужно сделать, чтобы бизнес стал прибыльным?

Компания может стать прибыльной, если мы будем покупать не только фестивальные права на фильмы, но и полный пакет прав. Это требует дополнительных инвестиций, а мы пока не готовы к такому шагу.

Также компания может получить прибыль, если ситуация на рынке немного стабилизируется, и мы сможем инвестировать больше средств в маркетинг и продвижение. Сейчас они или не работают совсем, или работают в недостаточной степени.

Это простые шаги, которые мы уже предприняли в Москве, но реализовать их одновременно в большом количестве городов и в разных кинотеатрах — задача не самая простая, но осуществимая.

CoolConnections работает на средства самой компании? Или у вас сейчас есть спонсоры и меценаты?

Наш основной и самый надежный источник существования — зрители.

Есть и финансовые партнеры, которые подключаются к нашим проектам. Например, «Райффайзен банк» уже не первый год поддерживает фестиваль австрийского кино. При финансовой и организационной поддержке банка в 2017 году фестиваль прошел в пяти российских городах — Москве, Краснодаре, Воронеже, Нижнем Новгороде и Новосибирске.

В работе со спонсорами мы стараемся придерживаться золотой середины. Если больше половины спонсорского бюджета уходит на позиционирование и прямую рекламу бренда в кинотеатре, то мы не подтверждаем сотрудничество.

Такие ситуации чаще случаются, когда спонсора представляет агентство. Бренд-менеджеры самих компаний обычно понимают разницу между спонсорством и прямой рекламой, более открыты к креативным взаимодействиям и не упрощают сотрудничество до уровня обмена денег на размещение логотипа.

Поддерживают ли проекты CoolConnections посольства в случае с, например, фестивалями американского или британского кино? А Минкульт?

Мы активно сотрудничаем с посольствами и культурными центрами. Среди наших постоянных партнеров — Британский Совет, посольства Дании, Норвегии и США, Австрийский культурный форум и Японский Фонд.

Также компания взаимодействует с организациями, которые продвигают национальный кинематограф за пределами своей страны. В частности, German Films, Unifrance, European Film Promotion, Датский киноинститут, Europa Cinemas и другие. Без их финансовой и организационной поддержки некоторых фестивалей просто бы не состоялось.

Исторически сложилось, что в Минкульт мы за поддержкой никогда не обращались, а в Департамент культуры Москвы несколько раз отправляли заявки о размещении рекламы наших проектов в рамках существовавшей когда-то квоты для культурно-массовых мероприятий. Но в эту квоту так ни разу и не попали.

У CoolConnections изменились отношения с зарубежными партнерами после введения санкций и начала конфликта с Украиной?

В отношениях с нашими постоянными партнерами мы не почувствовали ни санкций, ни конфликта с Украиной. Но падение курса рубля в конце 2014 года по нам ударило серьезно — в разы увеличилась стоимость фестивального контента, взлетела цена на прямые трансляции спектаклей.

Мы планировали одно, а на выходе получали другое. Повышать цены на билеты, чтобы догнать курс доллара и евро, мы не стали, понимая, что находимся в той же ситуации, что и наши зрители.

О кинотеатре «35 мм» и площадках для киноманов

Вы работали в «35 мм», но в декабре 2013 года ушли из него. Летом 2017 года кинотеатр закрылся на своей привычной для москвичей площадке. Скучаете ли вы по такому формату и не жалеете, что ушли?

Это был серьезный шаг как для меня лично, так и для компании. Кинотеатр «35 мм» — большая глава моей жизни. Мы создали ту самую площадку независимого кино: с фестивальным духом, встречами, разнообразным репертуаром, удобным и корректным сайтом и социальными сетями, с абонементами, специальными ценами для киноманов, с традициями и огромным количеством партнеров. С отличным и узнаваемым имиджем, с душой. Конечно, я скучаю по тем временам.

Мы ушли, когда поняли, что у кинотеатра нет будущего, накануне ремонта здания Центрального дома предпринимателя (в нем находился кинотеатр «35 мм» — vc.ru). На тот момент «35 мм» был в зените славы.

Ремонт должен был и превратил кинотеатр в Центр Инноваций. Я не жалею, что мы ушли — мы сохранили самих себя, компанию и продолжаем заниматься тем же, но уже на других площадках.

Да, «35 мм» в старом формате действительно не хватает. Как вы оцениваете такие события на рынке, как покупка «Художественного» Александром Мамутом, а также объединение сетей «Синема Парк» и «Формула Кино»?

Объединение двух сетей для нашей компании оказалось болезненным, в первую очередь для проекта TheatreHD. Как говорят, лес рубят, щепки летят.

Изменились отношения с билетными агрегаторами — сеть отказалась от сотрудничества с «Киноходом», а «Рамблер/Касса» вывела свою комиссию из стоимости билета (она была не заметна для зрителя), и у билетов образовалась десятипроцентная наценка при покупке в онлайне.

Снизилась скорость открытия продаж — ее замедлил процесс перехода с одной системы управления кинопоказом на другую.

Мы столкнулись с практически полным отсутствием предварительных продаж на новый театральный киносезон.

Например, продажи на первую прямую трансляцию Metropolitan Opera открылись всего за неделю до показа.

Cеть «Формула кино» всегда была флагманом проекта TheatreHD в Москве, и, конечно, нам пришлось тяжело. Мы вынужденно останавливали рекламные и маркетинговые кампании, бесконечно переписывали анонсы и пресс-релизы и кормили нашу постоянную аудиторию «завтраками».

На наши традиционные осенние кинофестивали, которые мы проводили в обеих сетях, это повлияло в меньшей степени, но появление наценки заставило нас пересмотреть продвижение фестивалей в регионах. Для фестивальных показов предпродажи — очень серьезный инструмент.

Если говорить про рынок в целом, то, на мой взгляд, кадровые изменения, произошедшие в результате объединения сетей, стали для рынка «шоковой терапией» и вполне возможно пойдут ему на пользу.

Кинотеатр «Художественный» — прекрасная площадка. Я уверена, что после ремонта и реставрации он станет лучшим премьерным кинотеатром Москвы. Надеюсь, в первую очередь, для независимого кинематографа. Качественный уровень «Пионера» и «Стрелки» не оставляет сомнений, что кинотеатр попал в хорошие руки.

Но вряд ли он станет местом для объединения киноманов и фанатов авторского и независимого кино. Сейчас вообще есть такое единое пространство, как тот же «35 мм» несколько лет назад?

Пожалуй, сегодня в Москве нет площадки, схожей по духу с «35 мм». Фестивальные пространства устроены иначе, чем мультиплексы. Они должны быть комфортны не только для просмотра кино, но и для общения зрителей.

С одной стороны, для независимых площадок важно ощущение уюта, междусобойчика. Вы планируете выход в кино — идете на конкретный сеанс с запасом времени на встречу с друзьями и чашечку кофе, а возможно и бокал вина. Вариант похода с картонным стаканом кока-колы и ведром поп-корна не рассматривается.

С другой стороны, конечно, важно наличие большого зала. У «35 мм» такой был. Аншлаг в зале на 500 человек — это удивительное эмоциональное переживание.

У «Художественного» с размером большого зала проблем не было, но при постройке здания сформировался определенный уклон — впереди сидящие зрители частично загораживали экран. Я надеюсь, это учтут при проектировании.

Малые залы кинотеатра, очевидно, нужно переделывать полностью — их пропорции и размеры, на мой взгляд, совершенно не соответствуют современным стандартам кинопоказа. Сделать это в историческом здании будет непросто, но надеюсь, возможно.

Станет ли «Художественный» местом для объединения киноманов? При грамотной репертуарной политике, безусловно.

У нас в кинотеатре «35 мм» работало правило, которое мы сохраняем и сейчас — можно купить билет на все наши кинопоказы. Мы показываем кино для зрителей, которые это кино хотят увидеть.

Мы приглашаем партнеров, прессу, иногда знаменитостей, но самый важный и желанный для нас зритель — это обыкновенный киноман.

Наверное поэтому и место, в котором мы проработали больше 12 лет, стало «киноманским».

Где максимально проявляется зрительская активность?

В тех кинотеатрах, в которых разнообразный репертуар и фестивальные показы это — норма, а не исключение. Причем, независимо от города. Например, в Санкт-Петербурге — «Аврора», в Новосибирске — «Победа», в Воронеже — «Спартак», в Москве — «Формула Кино Горизонт».

Об авторском кино и Netflix

Вы упомянули нынешние проблемы с «Рамблер/Кассой». А как CoolConnections продает билеты на свои показы?

До недавнего времени около 30% билетов на сеансы мы продавали через наши сайты, на которых опубликованы показы во всех городах и подключены виджеты билетных агрегаторов.

После того, как «Рамблер/Касса» установила десятипроцентную наценку для объединенной сети кинотеатров «Синема Парк и Формула Кино», интернет-продажи с наших сайтов в эти кинотеатры упали. В Москве — почти в четыре раза, а в региональных кинотеатрах — практически остановились.

При этом в «Англетере», где наценка отсутствует, в онлайне продается порядка 35-40% билетов.

Сервисы вроде Netflix влияют на ваш бизнес?

Пока Netflix и другие легальные VOD-сервисы за нами не успевают.

Например, в феврале 2017 года мы организовали ретроспективу режиссера Дэнни Бойла — накануне выхода фильма «На игле 2». Мероприятие прошло при поддержке прокатных компаний Walt Disney Studios и Sony Pictures Releasing.

Я с удивлением обнаружила, что невозможно найти все фильмы Бойла ни в Netflix, ни в iTunes.

Печально, что фильм «Окча» Пон Джун Хо был практически лишен проката. На мой взгляд, такие фильмы нужно смотреть в кинотеатрах.

Но если говорить в целом, то независимый фестивальный кинематограф, к сожалению, пока еще слабо представлен в легальных VOD-сервисах.

Какие изменения заметны в нише авторского кино?

В области кинопоказа независимого кино происходит ренессанс. В 2013 году невозможно было представить, что в кинотеатре «Октябрь» будут регулярно проходить и собирать аншлаги показы «Синематеки» журнала «Искусство кино», а сеть «Синема Парк» начнет устраивать фестивали французского кино.

Появились новые интересные фестивальные проекты и компании, до кинотеатров добралось российское авторское кино, документальные фильмы.

Всё это хорошие тенденции. Тем не менее, я не могу прогнозировать, как долго это продлится в этой нише. Опираясь на свой опыт, я могу лишь сказать, что работа с независимым кинематографом требует постоянных усилий и терпения.

Какие советы вы бы дали предпринимателю, который хочет заняться подобным бизнесом?

Кино и театр — это очень эмоциональный продукт. Вы можете быть абсолютно очарованы фильмом или спектаклем и совершенно потерять бдительность. Экономику самого прекрасного и ожидаемого фильма я всё равно считаю по худшему из возможных сценариев.

Мне кажется, как в любом другом деле, здесь нужны крепкие нервы и хорошо продуманная стратегия. Это бизнес, в котором всегда нужно планировать с хорошим запасом на будущее. Первоначальный успех здесь — скорее минус, чем плюс.

#интервью #офлайн

Статьи по теме
«Показ фильмов в нашем кинотеатре просто-напросто задушили»
{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 2, "likes": 16, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "26806", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]