[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","telegram\u0444\u0441\u0431"], "comments": 28, "likes": 23, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "28035" }
Andrey Frolov
6 132

Адвокаты Telegram обжаловали штраф за отказ мессенджера сотрудничать с ФСБ

Правозащитная организация «Агора», которая представляет Telegram в российских судах, обжаловала решение об административном правонарушении за отказ мессенджера сотрудничать с ФСБ. Об этом в своём Telegram-канале объявил глава «Агоры» Павел Чиков.

Поделиться

В избранное

В избранном

Защита намерена доказать, что суд не имел права рассматривать такое дело, так как в нём участвует иностранная компания, и не поставил под сомнение требования ФСБ. Кроме того, ФСБ не предоставила Telegram судебные решения, по которым ведомству понадобилась переписка пользователей мессенджера, а также требовала ключи для расшифровки переписки не предлагая другого варианта доступа к информации, нужной службе.

Контроль переговоров может осуществляться лишь во исполнение и на основании судебного решения. В данном деле ФСБ России не представила ни компании, ни суду судебные решения, позволяющие убедиться в наличии законной цели, оснований и в соблюдении порядка ограничения конституционных прав граждан.

Таким образом, оснований полагать, что указанные в запросе телефонные номера действительно существуют, принадлежат каким-либо физическим лицам, которые являются пользователями Telegram, а главное, причастны к какой-либо преступной, а тем более, террористической деятельности, нет, кроме голословного утверждения ФСБ, которому по какой-то причине мировой судья безоговорочно поверил.

ФСБ России изначально было известно, что запрашиваемая информация, связанная с расследованием уголовного дела, может находиться у иностранной компании. То есть судебные решения о контроле переговоров по делу об особо тяжком преступлении должны быть исполнены на территории другого государства иностранным юридическим лицом.

Для таких случаев существует установленный уголовно-процессуальным законом и Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам порядок. Он не предполагает исполнение судебных решений и обращение с запросами непосредственно в адрес иностранных юридических лиц.

Такие действия ФСБ России, связанные с обходом официальных процедур о взаимной правовой помощи по уголовным делам, дали основания компании сомневаться в законности требований этой службы.

Запрос не предполагал альтернативного способа контроля переговоров, интересующих ФСБ лиц, например, предоставление расшифрованной переписки. Служба настаивала именно на предоставлении ключей декодирования. Однако предоставление именно этой информации создавало реальную угрозу для неопределенного круга лиц по контролю их переписки.

Технической особенностью в данном деле является то, что, если бы даже существовала возможность для третьих лиц расшифровать данные и контролировать переписку абонентов, указанных в запросе, это могло бы обеспечить доступ к переписке всех пользователей сервиса.

Фактически ФСБ просит создать возможность декодирования сообщений всех пользователей Telegram, однако безопасности коммуникаций угрожало бы не только предоставление ФСБ ключей декодирования, но даже самое существование таких ключей.

Суд первой инстанции даже не стал проверять, располагает ли компания сведениями, интересующими ФСБ России. В мессенджере режим «секретных» чатов реализует шифрование, при котором лишь отправитель и получатель обладают общим ключом (end-to-end шифрование) для пересылаемых сообщений. Сообщения в секретных чатах не дублируются на сервере компании и не расшифровываются администратором сервера. Таким образом, компания и не могла исполнить данное требование ФСБ.

Мировой суд судебного участка №383 Мещанского района Москвы не имел права рассматривать данное дело. В случае совершения административного правонарушения на территории России иностранным юридическим лицом и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории России все материалы возбужденного и расследуемого дела об административном правонарушении передаются в Генеральную прокуратуру РФ, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления административного преследования.

В судебном заседании не принимал участия ни представитель ФСБ, ни прокурор, ни назначенный защитник, ни свидетели. В административных делах не бывает и секретаря судебного заседания. Судья провел заседания и вынес решение в буквальном смысле в гордом одиночестве, не задавшись ни одним вопросом, не поставив под сомнение ни один довод.

Суд первой инстанции, приняв «на веру» данные, представленные ФСБ России, провел судебное заседание по делу, затрагивающему интересы 100 млн человек, в отношении иностранной компании с капитализацией свыше $1 млрд без единого участника и вынес обвинительное постановление.

Информацию, позволяющую получить доступ к переписке неограниченного круга пользователей Telegram, ФСБ требует прислать по открытым незащищенным каналам на общий ведомственный адрес электронной почты fsb@fsb.ru, не обеспеченный какими-либо средствами защиты от несанкционированного доступа. Более того, эта электронная почта указана в качестве общего контактного адреса на официальном веб-сайте ФСБ.

В соответствии с информацией, размещенной на сайте, адрес электронной почты является одним из каналов обращения граждан в службу, по которым запрещено передавать сведения ограниченного распространения, к коим, безусловно, относится запрошенная ФСБ информация о дешифровании переписки между пользователями мессенджера Telegram.

Павел Чиков
глава правозащитной организации «Агора»

Мировая судья судебного участка 383 Мещанского района Москвы Юлия Данильчик признала мессенджер Telegram виновным по части 2 статьи 13.31 КоАП. Сервис был оштрафован на 800 тысяч рублей за отказ предоставить ФСБ информацию, которая позволит расшифровать передаваемые сообщения нескольких пользователей.

#новость #TelegramФСБ

Статьи по теме
Мировой судья оштрафовал Telegram на 800 тысяч рублей за отказ от передачи данных в ФСБ
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления