[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Sergey Chetverikov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 44, "likes": 36, "favorites": 49, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "28417" }
Sergey Chetverikov
3 968
Блоги

Почему в Канаде 1400 частных венчурных сделок в год, а у нас — 92?

Представитель российского сообщества инвесторов о канадских бизнес-ангелах, стартапах и том, почему соседство США и Канады так похоже на соседство России и Белоруссии.

Поделиться

В избранное

В избранном

В начале октября я съездил на World Summit of Business Angels — международный форум бизнес-ангелов, который прошел в Канаде в городе Монреале. Туда слетелись более 400 представителей локальных ангельских клубов из 20 стран, чтобы поговорить о трендах и обсудить развитие международного сообщества.

По данным Russian Angel Monitor, за 2016 год российские бизнес-ангелы заключили 92 венчурные сделки, а канадские, по данным NACO, — 1400 сделок. Помимо небольших локальных рынков, канадские инвесторы ориентируются на рынок США, российские — на рынок Европы. Потенциалы рынков сопоставимы. Но наши инвесторы охотнее вкладывают деньги в работающий малый и средний бизнес по договору займа под «понятный» процент, чем покупают доли в стартапах.

Зачем я туда поехал? Конечно, я не бизнес-ангел. Раньше я работал в БКС, а сейчас отвечаю за развитие сообщества инвесторов площадки StartTrack.

Большинство сделок на площадке — займы в работающий бизнес, венчурными их назвать нельзя. Но 20% от нашего оборота поступило именно в капитал стартапов. Многим инвесторам, которые с нами работают, интересны такие сделки. Многие ни разу их не заключали, но хотели бы заключать. Поэтому мы решили посмотреть на опыт канадского сообщества бизнес-ангелов. Было интересно узнать, как оно организовано и почему там много ангелов. Заранее было понятно, что нам есть чему учиться.

Главное в колонке

  • Как в Канаде работают клубы и ассоциации бизнес-ангелов.
  • Почему в Канаде много бизнес-ангелов, а у нас — нет.
  • Канада для бизнес-ангела как «трамплин» в США.
  • Где канадские ангелы находят стартапы.
  • Синдикаты — канадский best practice, которого так не хватает в РФ.
  • Как канадские венчурные инвесторы реагируют на ICO.

Как в Канаде работают клубы и ассоциации бизнес-ангелов

Оказалось, что канадское сообщество — это более 3000 действующих бизнес-ангелов, 40 клубов, $560 млн венчурных инвестиций и 1400 сделок за 2016 год. Головная организация канадского сообщества — NACO, федеральный орган, который включает клубы бизнес-ангелов (в Канаде они называются сети, или networks).

Войти в NACO можно и индивидуально, но это скорее исключение. Основные цели NACO — обучение, исследование и организация нетворкинга. Членство стоит $750 и $250 в год для клубов и индивидуальных инвесторов соответственно.

Обучение для инвесторов в NACO включает в себя 22 полдневных модуля (онлайн или офлайн), которые делятся на четыре группы по уровню подготовки и объясняют ключевые вопросы венчурных инвестиций, начиная с Due Diligence и Valuation, заканчивая Exit Execution и Dealing with VCs. Также на сайте NACO можно скачать шаблоны документов и, что важно, прочитать подробные пояснения по использованию term-sheet для обычных и привилегированных акций, а также для конвертируемых нот. Кстати, там же стартапы могут найти список документов, которые лучше предоставить инвесторам для Due Diligence, чтобы упростить им и себе жизнь.

В канадском сообществе около 40 клубов и 3000 инвесторов. Это очень много, потому что население 40 крупнейших городов Канады — всего лишь около 15 млн человек, примерно как в Москве. Интересно, что помимо локальных клубов на 50-100 человек, есть крупные сети, в которые входит до 700 ангелов — Angels Quebec, Angel Investors Ontario, Golden Triangle Angel Network, Island Capital Partners, BizField Angel Network. Средний потенциал одного канадского клуба — $50 млн инвестиций в год.

За членство в канадском клубе или сети ангел платит от $1500 до $2700 в год. За эти деньги два-четыре человека (как правило тоже ангелы) создают пайплайн стартапов и организуют 10-12 питч-сессий в год. Клубы решают часть проблем инвесторов — им не нужно бегать по рынку в поисках стартапов, а потом также муторно обсуждать проекты с коллегами. Для сравнения, членство в сообществе инвесторов StartTrack — бесплатно.

В отличие от канадских клубов, у нас другая, перевернутая модель. Помимо создания пайплайна, мы проводим венчурный и банковский скоринг, а потом предлагаем готовую онлайн-платформу, где сделку можно заключить за три клика. Оплачивают нашу работу стартапы по факту привлечения средств.

Почему в Канаде много бизнес-ангелов, а у нас — нет

Во-первых, бизнес-ангел, или венчурный инвестор — это бывший предприниматель. Он уже построил собственный успешный бизнес и понимает, как он работает, понимает, что такое риск. В какой-то момент ему становится выгоднее не открывать очередную новую компанию, а диверсифицировать риск, купив доли в 10-20 стартапах. При этом он остается предпринимателем по духу и аппетитам к риску.

Канадское общество давно и успешно работает над созданием благоприятной для бизнеса среды, поэтому успешных бывших предпринимателей у них больше. В России культура развития предпринимательства появилась сравнительно недавно.

Для примера, большинство из двух тысяч частных инвесторов StartTrack по профилю инвестирования похожи на рантье. Будучи топ-менеджерами крупных компаний, они создали капитал, который размещают под «понятный» повышенный процент — инвестируют по договору займа в работающий прибыльный малый и средний бизнес. Тем не менее, 20% сделок на площадке проходят именно в капитал компаний, их заключают инвесторы, которые создали собственный бизнес и готовы рисковать с целью заработать «несколько иксов».

Я не хочу сказать, что частный инвестор хуже бизнес-ангела или наоборот. В каждой стране в зависимости от экономики и потребностей бизнеса есть и те и другие. Для общества нет существенной разницы в том, кто именно создает рабочие места.

Конечно все эти причины далеко не единственные, но для меня именно это было не очевидным.

Канада для бизнес-ангела — трамплин в США

Соседство Канады и США напоминает соседство Белоруссии и России. В том смысле, что обе страны находятся в условно общем экономическом пространстве, в обеих странах говорят на одном языке. Но гэп в стоимости жизни — значительный. Более того, в США «закручены гайки» с точки зрения иммиграции заграничных стартапов, а в Канаде проще получить стартап-визу и вид на жительство, приехать и развивать бизнес, планируя выход в США.

Инвесторы находятся в аналогичной ситуации. Вместо того, чтобы сразу ехать в Кремниевую долину, гораздо дешевле сначала оценить свои возможности и присмотреться к заветному рынку из Торонто. Благо стоимость билета на самолет оттуда до Сан-Франциско начинается от $150. При этом, как белорусские ИТ-компании хорошо чувствуют себя на российском рынке, так и канадские стартапы легко ориентируются на рынок США.

Где канадские ангелы находят стартапы

В Канаде развита сеть акселераторов и инкубаторов — по данным Global Accelerator Report, за 2016 год там прошли акселерацию 339 стартапов. По этому показателю страна занимает девятое место в мире. В Европе её обгоняют только Великобритания, Испания, Франция и Израиль.

Канадский регион Британская Колумбия с центром в Ванкувере в 2015 году занял пятое место в североамериканском регионе после Калифорнии, Нью-Йорка, Техаса и Гавайев по объему средств, проинвестированных акселераторами в стартапы. Самые активные канадские акселераторы — DMZ, Wavefront и entrepreneurship@UBC — выпустили 267 стартапов в 2015 году, а крупнейшим по объему инвестиций стал акселератор Alacrity Foundation.

Помимо акселераторов, практически неиссякаемым источником стартапов более поздних стадий можно считать биржу Toronto Stock Exchange. Кроме 1400 компаний с высокой капитализацией, там листингуется около 1600 венчурных стартапов с капитализацией от $2 млн до $20 млн.

На российской ММВБ такой секции нет вообще, а в Канаде любой аккредитованный инвестор получает возможность купить акции небольшой, но уже твердо стоящей на ногах и активно развивающейся компании.

Синдикаты — канадский best practice, которого так не хватает в РФ

В России существует классический кошмар начинающего инвестора. Он думает, что может заключить только одну сделку, от которой зависит все. У него не хватает знаний, чтобы оценить компанию, он один против всех. При этом, решение находится на поверхности. Общайся в сообществе, находи опытного лид-инвестора, еще нескольких коллег и создавай синдикат.

Лид-инвестору это тоже выгодно — он получает приоритетный доступ к информации о компании и вознаграждение в 10% от дохода синдиката в обмен на обязанность отстаивать интересы всех инвесторов и в понятном виде объяснять им происходящее. К тому же, все участники синдицированной сделки могут снизить свой средний чек, проинвестировать в десять компаний вместо одной и, таким образом, диверсифицировать риск.

Канадское сообщество показало, что доля синдицированных сделок растет. Десять лет назад большинство стартапов получало большие чеки от одного-двух бизнес-ангелов, которые несли на себе все риски. Сегодня более 60% сделок заключают синдикаты из пяти-десяти человек, каждый из которых вкладывает в среднем $50 тысяч.

Синдикаты используются венчурными фондами и клубами инвесторов. Мы в StartTrack тоже уже провели несколько синдицированных сделок и активно приглашаем лид-инвесторов к сотрудничеству, специально готовим для них договоры. Потому что синдицированные сделки — «клей», который объединяет венчурное сообщество. Преимущества синдикатов настолько очевидны опытным инвесторам, что их уже перестали обсуждать.

Как канадские венчурные инвесторы реагируют на ICO?

В целом канадских бизнес-ангелов интересуют те же отрасли, что и российских, — AI, MedTech, FinTech и так далее. С одной стороны, это значит, что информация из сердца венчурного мира до нас доходит так же быстро как до ближайшего соседа США. С другой стороны, в кулуарах и ангельских клубах Кремниевой долины уже могут обсуждаться совсем иные тренды.

Любопытно, что блокчейн и ICO на канадском форуме бизнес-ангелов не вызвали особого интереса. Когда спикер поинтересовался у аудитории, чем эфир отличается от биткоина, ответить решились всего десять человек.

Канадские инвесторы не бросились инвестировать в майнинг-фермы, не пытаются разобраться в огромном количестве ICO. Как консервативная нация они относятся к слишком рисковым, волатильным и необоснованно высокодоходным инструментам с осторожностью, воспринимают их лишь как один из других не менее интересных трендов.

Россия — удивительная страна, где люди не смотря на печальный опыт участия в финансовых пирамидах, крайне быстро реагируют на новые критотренды. В Канаде же никто с ума не сошел.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления