[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c"], "comments": 64, "likes": 32, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "28669" }
Daria Khokhlova
9 196

Юрий Мильнер опубликовал открытое письмо о «причастности Кремля» к инвестициям в Twitter и Facebook

Инвестор заявил, что правительственные структуры никак не влияли на деятельность американских компаний.

Поделиться

В избранное

В избранном

5 ноября 2017 года Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) опубликовал результаты нового расследования об офшорах — «Райского досье» (Paradise Papers). Его авторы изучили 13,4 млн документов из внутреннего архива бермудской юридической компании Appleby и обнаружили сделки и компании, связанные с политиками и бизнесменами со всего мира. Одним из фигурантов расследования стал российский инвестор Юрий Мильнер и его сделки с крупными ИТ-компаниями.

Журналисты ICIJ утверждают, что за инвестициями Мильнера в Facebook и Twitter в 2009-2011 годах стоят близкие к Кремлю структуры. В 2009 и 2010 годах фонд DST Global I, принадлежавший Юрию Мильнеру и Алишеру Усманову, выкупил до 10% Facebook при оценке компании до $10 млрд.

Большую часть средств (по данным журналистов, около $960 млн) выделила «дочка» «Газпрома» (более 50% корпорации находится под контролем российского правительства) — «Газпром инвестхолдинг», — которую возглавлял Усманов. Компания вложила средства в социальную сеть через офшор Kanton Services. В 2012 году, когда Facebook вышла на IPO, её стоимость выросла до $100 млрд.

В 2011 году, согласно опубликованным документам, Мильнер получил $191 млн от банка с государственным участием ВТБ — на покупку акций Twitter. Участие ВТБ в сделке подтверждал сам Мильнер в интервью Forbes в сентябре 2017 года.

Издание Recode опубликовало текст открытого письма предпринимателя, в котором он называет «сказками» догадки о влиянии Кремля на инвестиции фонда:

Америка всегда оправдывала мои ожидания. В конце восьмидесятых годов я жил в России и с трудом тянул арендную плату, работая на двух работах, — и Америка представлялась мне страной возможностей. И именно так и оказалось. Единственная трудность, с которой я тогда столкнулся, будучи русским в Америке, — отсутствие борща.

Когда в 1990 году я пришёл на собеседование в Уортонскую школу бизнеса, у её директора были все основания не принимать меня: у меня не было нужной квалификации, $29 тысяч в год на обучение, и ни один советский студент прежде не получал места в американской бизнес-школе. Но он поверил в меня, и 27 лет спустя я удостоился чести прочесть речь в этой школе. А когда несколько лет назад я вместе с семьей переехал в Кремниевую долину, то попали в среду, в которой не важно, откуда вы родом — важно лишь кто вы и что вы можете предложить.

Но после выборов в 2016 году всё изменилось. Теперь достаточно просто быть русским, чтобы вызывать подозрения.

В последние несколько недель меня и фирму, которую я основал, — DST Global, — связали с попытками России повлиять на американские выборы. Наша честность подверглась публичному сомнению — из-за инвестиций в Facebook и Twitter, а также вложений, которые мы получили на ранних этапах от российского банка с государственным участием. Мой мотив как русского человека якобы заключается не в извлечении финансовой выгоды, а в получении нужного влияния через социальные сети. СМИ даже обсудили то, сколько раз я встречался с Марком Цукербергом.

...

Эти предположения настолько надуманны, что их сложно воспринимать серьезно. Но прошедшие выборы — это действительно важная тема, и поэтому я пишу открытое письмо.

Идея о том, что мы работаем в интересах российского правительства, — не более чем сказка — по многим причинам. Во-первых, мы начали инвестировать в Facebook в мае 2009 года, когда отношения между США и Россией были совсем другими. Акции Facebook и Twitter мы продали в 2013–2014 годах. Во-вторых, эти сделки не дали ни DST Global, ни другим инвесторам никакого контроля над деятельностью компаний. В-третьих, российский банк вложил лишь 5% от полученных нами средств и был лишь одним из нескольких связанных с государствами инвесторов со всего мира.

И кстати, получение средств от российского банка не делает вас агентом Кремля.

из открытого письма Юрия Мильнера

Представители «Газпром инвестхолдинга» в комментарии для издания The New York Times заявили, что компания выделяла средства офшору Kanton Services на «общекорпоративные цели». Представитель Алишера Усманова заявил, что тот не использовал средства подконтрольных государству компаний для инвестиций в Facebook.

#новость

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления