[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alexander Vasylchenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434"], "comments": 39, "likes": 33, "favorites": 24, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "28850" }
Alexander Vasylchenko
8 172
Блоги

Бизнес в Бельгии: возврат 120% с покупки Tesla, минимум проверок и комфортные технопарки

Исполнительный директор стартапа Sofitto Александр Васильченко об особенностях ведения бизнеса в стране.

Поделиться

В избранное

В избранном

Здание инженерного факультета Лёвенского университета — замок Аренберг

Выбор Бельгии

Я жил в Бельгии в течение шести лет: учился в аспирантуре и работал инженером. Затем были Швейцария и Австрия, где я работал в найме, а после оформился как ИП. В 2015 году я вернулся в Бельгию, чтобы заняться собственным бизнесом. Сейчас я исполнительный директор компании Sofitto NV (NV, Naamloze Venootschap — закрытое акционерное общество), которая внедряет технологию блокчейна в банковской сфере.

Выбирая страну для бизнеса, мы проводили сравнительный анализ нескольких юрисдикций: Эстонии, Великобритании, Германии, Нидерландов и Бельгии. В Швейцарии небольшие корпоративные налоги, но жизнь дорога. Эстония очень упростила процедуру открытия компании. Но оказалось, что если мы будем пользоваться всеми льготами, то расходы на ведение бизнеса в Бельгии окажутся на уровне Эстонии. В числе преимуществ также были более простые механизмы привлечения иностранного капитала и выхода из состава акционеров.

В Бельгии большая концентрация финтех-компаний — как стартапов, так и довольно крупных. Брюссель — это финтех-столица мира. Здесь располагается много системообразующих банков, а также офисы разработчиков систем Swift и MasterCard. В Бельгии де-факто создаются стандарты индустрии финансов, которые затем распространяются на крупнейшие банки мира.

Главный офис Sofitto NV располагается в городе Лёвене. Он находится в 30 км от Брюсселя. До столицы — 20 минут езды без пробок.

Регистрация компании

Sofitto NV — это стартап. Компания была основана в 2015 году. Численность сотрудников на 2017 год — шесть человек. Они живут в Бельгии, Эстонии и Великобритании.

Нет большого смысла в регистрации фирмы, если она вам не особенно нужна. Если нет стабильности, инвестора, клиентов, лучше этого вообще не делать. Фрилансер, который оформляется как ИП, получает все необходимые документы за день.

Регистрация нашей фирмы на территории Бельгии заняла около полугода. Большую часть этого времени заняли аудит уже наработанной интеллектуальной собственности и оформление договора акционеров. Если бы акционер был один, то процедурно ЗАО начало бы проводить операции за два-четыре дня.

Общее пространство в технопарке

Чтобы открыть компанию с ограниченным участием, семейный бизнес, организацию без внешних акционеров, необходим только нотариус и €18 тысяч уставного капитала. Но Sofitto — это ЗАО со сложной структурой. У нас два инвестора: эстонский банк LHV и частное лицо. Я был зарегистрирован как ИП в Австрии, поэтому было много процедур оформления интеллектуальной собственности и её перевода в бельгийское ЗАО. Это важно, так как компания занимается научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами (НИОКР).

Чтобы получить документы организации, которая занимается НИОКР, мы провели ревизию и наняли аудитора. Он оценил существующие и текущие наработки, а также определил грамотность оценки стоимости компании. Последняя очень важна как на этапе регистрации, так и при закрытии юридического лица. Если в течение трёх лет организация обанкротится либо у неё возникнут финансовые сложности, у государства появятся претензии к адекватности аудита во время регистрации.

Аудит также затрагивал профессиональные характеристики совета директоров. Поскольку я исполнительный директор, аудитор запросил документы об образовании (хорошо, что я окончил аспирантуру в Бельгии) и доказательства опыта в ведении бизнеса. Также компания должна иметь бизнес-план. Как правило, достаточно простого описания стратегии, две-три страницы. Главное, чтобы она была убедительной.

Регистрация компании обошлась нам в общей сложности в €5000, не считая вложений в уставной капитал. Это довольно ощутимая сумма. Но мы знали, что довольно тяжёлая и долгая процедура позволит избавиться от ряда проблем в будущем. К примеру, здесь лучше законодательство, связанное с налогом на прирост капитала. Через год и три года после открытия фирмы прибыль при продаже доли в компании не облагается налогом.

Рабочее пространство в технопарке

Наёмные сотрудники, налоги и страховки

Если ваши сотрудники высококвалифицированные специалисты, у них должна быть высокая зарплата: от €2160 в месяц. В Бельгии у ИТ-специалистов она составляет в среднем €2500-3000.

Когда нанимаешь сотрудников, начинаются пляски с бубном. Бельгия — социальная страна, которая ревностно защищает права работников. Чтобы открыть компанию, нужно оформить социальную страховку и застраховать сотрудника от несчастного случая на рабочем месте. Один высококвалифицированный специалист обходится в 100-120% сверх его зарплаты.

Часть социальных отчислений платит компания, часть — работник. Если я указываю в трудовом контракте зарплату €5000 «грязными», доход специалиста составит €2700 «чистыми». Компании сотрудник обойдётся примерно в 16 брутто-зарплат с учетом всех платежей — это €80 тысяч в год при брутто-зарплате €5000.

Налог на прибыль компании в Бельгии составляет 25%. Для сравнения, в Германии он начинается от 30%, в Великобритании — 20%. Personal incomе tax (НДФЛ) зависит от уровня дохода. Налог прогрессивный, если вы зарабатываете «грязными» €20-38 тысяч в год, он составит 45%. Всё, что выше, — облагается налогом в 50%.

Другая сторона бельгийского социализма — это доступ к услугам, которые даёт государственное страхование. В Бельгии медицинская страховка на всю семью не зависит от количества детей и стоит €80-90 в год. В неё входит практически всё. Если я иду к стоматологу, государство возместит 90% трат. Если траты связаны с угрозой для жизни, то 100%.

Для сравнения, в Швейцарии с вас возьмут €150 только за то, чтобы зайти к стоматологу и открыть рот. Швейцарцам проще ездить к стоматологу за границу (или на границу, где расположены многие стоматологические кабинеты), потому что местная страховка невероятно дорога (€2500 евро на человека в месяц) и почти ничего не покрывает.

В Бельгии государство возмещает не только услуги стоматолога, но и траты на медикаменты. Персональная медицинская страховка позволяет лежать в больнице в отдельной, комфортной палате и получать широкий спектр услуг.

Исторический центр Лёвена

Велосипеды и электромобили

В 80-90% случаев я добираюсь до работы на велосипеде, в том числе зимой — дороги хорошо чистят. Я купил машину, только чтобы ездить в Брюссель и другие города, а также в магазин за покупками. Велосипед для бельгийцев — как священная корова. Если на Украине и России велосипедисты регулярно попадают под машину, здесь к ним относятся очень бережно: водители автомобилей аккуратны, часто есть выделенные полосы. В Бельгийских ПДД есть понятие «уязвимый участник дорожного движения». Это пешеход и велосипедист, которые имеют больше прав.

Использование экологичного транспорта поощряется государством. Есть ещё понятие «деньги на километр». Если я доезжаю до работы на велосипеде, мне за это платят, к примеру, €0,3 за километр. Если компания покупает сотруднику велосипед, 100% его стоимости через три-пять лет возвращается налогами. Если же организация приобретает полностью электрический автомобиль (хоть Tesla, хоть Nissan Leaf), компания амортизирует 120% от стоимости покупки в течение пяти лет.

В Бельгии компания очень часто предоставляет работникам автомобиль. В 1960-70-е годы несколько производителей авто пролоббировали закон о том, чтобы компании платили меньше налогов, выдавая сотруднику машину. К примеру, если компания берёт машину в лизинг, она платит налог €500. Если она предоставляет автомобиль сотруднику, то платит уже не €500, а €200.

Субсидии и льготы

Открывать бизнес в других странах лучше и проще, чем в Бельгии. В США, Израиле и Болгарии дешевле зарегистрировать фирму, в Швейцарии — ниже корпоративный налог, в Эстонии — проще процедура. Бельгия ещё не озаботилась тем, чтобы улучшить эти конкурентные преимущества.

Сейчас бельгийские власти взимают большие налоги, а потом по заявкам возвращают часть из них в виде субсидий, выставляя своеобразный фильтр. Если ты в состоянии вербализовать свой проект, общаться с местными организациями, сделать это довольно просто. Но если получаешь субсидию, жди проверку: все ли страховки оформил, все ли налоги платишь.

Если компания занимается НИОКР, её освобождают от 80% налогов на зарплаты. У сотрудников при этом должны быть дипломы программистов, физиков, инженеров. Есть возможность снизить налог на прибыль с 25% до 5%, если вы получаете её с использования интеллектуальной собственности. При этом вы должны быть автором продукта и оформить на него патент.

В 2016 году было введено ещё одно правило. Если компания занимается НИОКР, то за первого сотрудника она практически не делает социальных отчислений, за второго платит 80%, за третьего — 60% и так далее до пятого-шестого.

Чтобы иметь доступ к государственным субсидиям и льготам, желательно знать хотя бы один из трёх основных языков (фламандский, французский, немецкий), а также иметь хорошего бухгалтера. В противном случае придётся платить сторонним специалистам. В принципе, в Бельгии можно прожить, владея одним английским — все местные жители хорошо им владеют и активно переходят с голландского на английский, слыша акцент.

Проверки

С 2015 года в Sofitto ни разу не приходили с проверкой. Раз в год приходит советник — представитель социальной службы. Он смотрит, как соблюдаются условия труда сотрудников, что нужно поправить (купить компьютерные мышки, огнетушитель, сделать освещение поярче и так далее). Выезд советника — не карательный, а дружественный акт. Мы с консультантом два месяца подряд откладывали встречу. И это не было чем-то из ряда вон выходящим.

Проверки начинаются, когда ты планируешь закрыть компанию, получить большую субсидию либо в компании происходит ЧП (у работника заболели глаза, потому что света в офисе недостаточно). Но в целом надзорные органы предупреждают, разъясняют, а не выписывают штрафы. Конечно, ты должен прислушиваться к этим советам.

Если компания в первые три года существования правильно подает отчетность, то её вообще не проверяют. После трёх лет деятельности проводится аудит. К примеру, если ты в течение этого времени покупал технику с возвратом НДС, но ничего не производил, придут проверяющие органы. Нужно будет объяснять, что твоя бизнес-модель предусматривает длительный подготовительный цикл.

Рабочий день и офис

Брюссель — мегаполис по бельгийским меркам, там много пробок. Я живу в Лёвене просто потому, что мне здесь нравится. Лёвен — это бельгийский Кембридж. В нём располагается самый большой в стране университет, поэтому жители города в основном студенты, профессоры и научные работники. Есть огромный научный центр IMEC. Его клиенты — IBM, Intel и другие крупные ИТ-компании. В общем, Лёвен — это крупный ИТ-кластер.

Кроме того, в Лёвене располагается хороший бизнес-инкубатор с довольно дешёвыми офисами. Один стол стоит €200 в месяц. Если вы финтех-компания, в течение полутора лет вы размещаетесь в офисе бесплатно. Сейчас наши расходы на аренду оплачивает банк, который открыл инкубатор для интересных его бизнесу компаний.

В бизнес-инкубаторе есть офисы, опенспейсы, переговорные комнаты, конференц-залы, небольшие кухни и кафе. Парковки технопарка оснащены зарядками для электромобилей. В одном здании могут располагаться несколько мелких компаний по 50-100 человек. Владельцы бизнес-инкубаторов стремятся поддерживать эту особую атмосферу. Они проводят встречи и лекции с известными людьми.

Что касается рабочего дня, то в Бельгии он обычный: с 09.00 до 17-18.00, обеденный перерыв — полчаса или час. Бельгийцы — довольно организованные люди и на работу, как правило, не опаздывают.

Мы в Sofitto не требуем постоянного присутствия в офисе. В трудовых контрактах обычно прописывается процент времени, которое человек может отработать из дома. Государство это поощряет. Сотруднику с домашним офисом компания платит €150 в виде компенсации расходов на работу из дома (интернет, электричество и прочее). Компенсация не облагается налогом.

В стартапах растяжимо понятие выходных и каникул. Даже в полностью бельгийских компаниях, где основатели и работники бельгийцы, бывают авралы. Но у них такое случается реже, поскольку они организованы лучше нас и все дела заканчивают в рабочие дни. В выходные доступ в бизнес-инкубатор открыт. Но обычно здесь никто не работает. В выходные здесь есть чем заняться помимо работы, особенно если у вас в Бельгии семья и дети.

#переезд

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления