Jenya Tim
4 538
Блоги

Сколько знаменитости инвестировали и зарабатывали на стартапах в 2017 году

Обзор успехов и неудач звёзд шоу-бизнеса в предпринимательской деятельности.

Поделиться

В избранное

В избранном

Несмотря на общее снижение венчурной активности за последние пару лет, звезды шоу-бизнеса продолжают увеличивать долю своего присутствия на рынке стартапов.

Все от Снуп Догга, продолжающего свой марихуановый посев, и не сдающейся Джессики Альбы, пытающейся честно спасти репутацию принадлежащей ей The Honest Company, до серых лошадок вроде Джорджа Клуни и Will.i.am, показавших в этом году своё истинное лицо и, конечно, до звёздных ICO. 2017 год стал на редкость плодотворным в плане стартап-активности знаменитостей.

Это вторая часть обзора заработков знаменитостей на стартапах, первую можно прочесть тут. В ней говорилось о разных форматах монетизации знаменитостями своего статуса и о наиболее раскрученных знаменитостях в мире венчурного капитала, например, о главном звёздном инвесторе — Эштоне Кутчере.

Можно сказать, что до сих пор знаменитости чаще старались пойти более простой дорогой и помогали стартапам тем ресурсом, который у них уже был — именем, лицом, деньгами, связями. А если и делали свои проекты, то в простых консьюмерских сегментах.

Но уходящий год показал, что звёзды всё более активно вовлекаются в процесс бизнеса, иногда занимаясь им намного больше, чем своей основной деятельностью.

На смену эндорсменту, когда звезда просто «торгует лицом», пришло время, когда знаменитости идут дорогой стартаперов, переживая и сложные времена, и смены моделей и, конечно, продавая свои стартапы за огромные деньги (даже если они не представители хип-хоп-индустрии, как это было до этого).

Текила, водка и вода

Пожалуй, главным звёздным героем этого года стал Джордж Клуни. Запущенная вместе с мужем Синди Кроуфорд марка текилы для собственного потребления за несколько лет стала одним из самых быстро растущих брендов любимого напитка Клуни.

Итогом четырёхлетнего развития бренда стали более $200 млн, полученные Клуни от продажи Casamigos Tequila за «cool billion dollars» в Diageo. Актёр так полюбил текилу, что даже хотел назвать своих двойняшек Каса и Амиго. Хорошо, что жена отговорила его от совершения такого экстравагантного шага. Было бы странно, если бы детей звали как бренды производителя Smirnoff, Baileys и Johnnie Walker.

Интересно, что выручка Casamigos за 2016 год оценивалась на уровне всего около $40 млн. Одна из ключевых причин покупки Casamigos по цене хорошего интернет-стартапа кроется в желании покупателя Diageo иметь в портфеле бренды с хорошей связью со своим потребителем.

И как раз именно умелое использование SMM позволило Casamigos развиться так быстро и стремительно. Так что, помимо компании, Diageo купила ещё и лицо Клуни. Сложно оценить «надбавку» Клуни, но уж точно без его участия получить мультипликатор в 25 выручек за алкогольный бренд было бы невозможно.

Реклама Ciroc от Diageo на Times Square

До этого рекордсменом из сегмента напитков, поддерживаемых звёздами, была vitaminwater, от продажи которой 50 Cent получил $100 млн. Правда, рэпер не запускал бренд, так что получил не так уж много от $4,2 млрд, вырученных за продажу Glaceau, а в итоге и вовсе обанкротился.

Самой же Diageo уже не впервой кооперироваться со звёздами — британский производитель алкоголя является партнёром Шона Комбса (Diddy) в проекте с водкой Ciroc, которая помогла сделать своего звёздного промоутера самым зарабатывающим хип-хоп-исполнителем в мире.

В своё время Diageo пошли на смелый шаг, предложив Diddy 50% в компании, продающей Ciroc в США, вместо обычной небольшой доли. И не прогадали: с момента первых плакатов на Times Square, на которых Diddy самозабвенно рекламировал Ciroc, продажи бренда выросли в десятки раз.

Вот что зовётся win-win. Вкупе с прошлогодним экзитом, когда Diddy продал свой бренд одежды Sean John с оборотом в $500 млн, рэпер уверенно занимает первое место в списке самых доходных знаменитостей по версии Forbes в 2017 году.

Примечательно, что Комбс систематично развивал Sean John начиная с 1999 года вплоть до самой продажи 17 лет спустя. Не каждый основатель может похвастаться подобным упорством.

Марихуана и ICO

Стартап, основанный Снуп Доггом и поддержанный Майли Сайрус и Сетом Рогеном

Если имя Клуни и текила до недавних пор практически не ассоциировались, а Diddy и Ciroc породнились благодаря огромным маркетинговым бюджетам Diageo, то у некоторых звёзд получается растить свой бренд органически.

Лучшим примером тут может послужить, конечно, Снуп Догг, про которого даже в Comedy Club шутят в стиле «завернуть и скурить», настолько прочной стала ассоциация рэпера с марихуаной.

Снуп Догг долго строил этот образ. Мало кто из людей может посоперничать с ним в количестве выкуренного. Такой имидж позволил исполнителю стать желанным инвестором любого каннабис-стартапа, а его «профильные» инвестиции включают такие проекты, как Merry Jane, LeafsBySnoop, FunkSac, Eaze и другие.

Видимо, это как раз то, что может называться звездными smart money. Для инвестиций в свой любимый сегмент Снуп запустил Casa Verde Capital, который только в этом году уже совершил пять сделок.

Главный критерий — стартапы не должны касаться конечного продукта, чтобы не нарушать пока действующие федеральные законы. Занимался в этом году Снуп и ICO (SparkleCoin). Что не удивительно для артиста, который ещё в 2013 году хотел начать принимать оплату за свою музыку в биткоинах.

Засветилась в ICO и другая звезда — Флойд Мейвезер прямо перед боем с Конором Макгрегором разместил одну фотографию в Instagram со словами «I’m gonna make a $hit t$n of money on Stox.com ICO». К Stoxx, привлёкшим звезду в данный проект, как и к 99% проектов, продававших в этом году токены, есть большие вопросы.

Но одна фотография от звезды ценой в несколько биткоинов помогла стартапу привлечь несколько десятков миллионов долларов. Пожалуй, самое высокое маркетинговое ROI от участия звезды на моей памяти.

Можно сказать, что Мейвезер мог заработать и больше, но получившему за проведённый летом бой самый большой гонорар в истории ($300 млн) боксеру не помог бы никакой процент от сборов (а многие звёзды начинают свои разговоры о промо-сопровождении чего-либо от $1 млн и больше).

Лихорадка ICO поразила к концу года и Леонеля Месси, поторговавшего лицом в ходе продажи токенов Sirin Labs. Компания подняла в декабре до $120 млн, а Месси теперь, скорее всего, обладает токенами производителя телефонов продажной ценой в $14 тысяч.

Стартапер года — Will.i.am

Другим ключевым событием этого года стал крупный инвестиционный раунд, привлечённый Will.i.am, который получил $117 млн на свой AI-стартап. Основанный в 2013 году i.am+ изначально был ориентирован на консьюмерский рынок.

Компания создавала то, в чём рэпер разбирался лучше всего — наушники, аксессуары для смартфонов и прочие устройства. Правда, бизнес не задался — странноватый вкус основателя (кто-нибудь пытался одеваться как Will.i.am?), а также общие проблемы железных стартапов (чего стоит падение Jawbone за пару лет с капитализации в $3,2 млрд до нуля) не позволили исполнителю повторить успех Dr. Dre и его Beats.

Развивала компания и модный голосовой ассистент. Но конкурировать с приложениями от интернет-гигантов вроде Siri, Cortana, Home и Alexa оказалось невозможным без собственной экосистемы дополнительных сервисов. В итоге ни один консьюмерский продукт компании i.am+ так и не взлетел.

Но Will.i.am, как классический стартапер, не опустил руки и продолжил искать заветный product/market fit. И теперь Will.i.am, возможно, первая звезда, сделавшая классический пивот в своем стартапе, направив i.am+ на корпоративный рынок.

Вместо наушников, которые не выпускала только ленивая знаменитость, компания теперь развивает «умную» систему автоматизации клиентской поддержки. Искусственный интеллект, чатботы, NLP, распознавание голоса и прочие buzz words прилагаются.

Инвестором стартапа стал облачный гигант Salesforce. Примечательно, что компания уже поддерживала стартап из похожей тематики с российскими корнями — Digital Genius, привлёкший недавно $15 млн.

Digital Genius до сих пор стоят как половина суммы, привлечённой Will.i.am, и точно не могли и мечтать о стомиллионном раунде при наличии всего одного крупного клиента, как в случае с i.am+. Это уже, все-таки, звездные привилегии.

Как бы то ни было, Will.i.am теперь официально основатель enterprise стартапа, а сам кейс показывает, что знаменитости могут выходить далеко за пределы простейших бизнес-моделей.

Идея celebrity marketing проста и заключается в использовании того ресурса, что есть у звезды — аудитории. Раньше телевидение и радио, а теперь Instagram, Facebook и YouTube. Любые b2c-каналы хороши для продвижения тех же наушников, алкогольных напитков, памперсов, бургеров. Да чего угодно. Но b2b, особенно в сегменте enterprise, где теперь работает i.am+ — совсем другое дело.

Здесь налажена воронка продаж, сам процесс получения коммерческого контракта может занимать год и более, а основатель обычно лично общается с ключевыми клиентами. И тут на визитке уже вряд ли можно писать Will.i.am. Скорее, придётся обратно становиться Уильямом Адамсом.

Зато приятно осознавать себя генеральным директором по-настоящему технологического стартапа, когда подчинёнными могут быть такие люди, как бывший глава Sony Electronics, променявший 26-летнюю карьеру в Sony на работу на звёздного основателя.

Стоит сказать, что стартапы уже давно не чужды Will.i.am. Исполнитель, например, является стратегическим советником необанка Atom в Англии, поднявшего нескромные 220 млн фунтов стерлингов.

А не так давно рэпер стал сооснователем лейбла Amuse. Как и Atom, который является мобильным банком, Amuse — первый в мире mobile record label. До выпуска Beats Dre предлагал Will.i.am использовать и его имя на наушниках.

Will.i.am отказался, видимо, рассчитывая получить тот же эффект в своём собственном i.am+. Но^ к чести исполнителя, долю в компании коллеги по цеху он все же получил, став третьим сооснователем Beats, которая в итоге была продана Apple за $3 млрд.

Это не считая ранних провалов Will.i.am, которых было немало (например, соцсеть Dipdive). И, конечно, как и многие звёзды в США, Will.i.am активно инвестирует в стартапы.

Упорство Will.i.am в создании странных устройств вроде наушников с большими дисками, торчащими из ушей, уже стало легендой

Объективно оценивая стартап-путь разных знаменитостей, можно сказать, что Will.i.am — лучший звёздный предприниматель нашего времени. Его заслуги вполне сопоставимы с достижениями лучших основателей (которые при этом параллельно не продавали десятки миллионов альбомов и не продюсировали самых популярных исполнителей нашего времени от Майкла Джексона и U2 до Lady Gaga и Rihanna).

Will.i.am:

  • падал и вставал, как настоящий стартапер. У него были фэйлы, но он продолжал запускать все новые истории;
  • был адвайзером у знаковых стартапов;
  • вместе с вдовой Стива Джобса помогал детям из гетто получить доступ к современным технологиям;
  • соосновал компанию, проданную за миллиарды;
  • сделал пивот и поднял больше $100 млн на enterprise-стартапе в хайповой теме искусственного интеллекта.

Чтобы понять, насколько это круто, стоит посмотреть на коллег Will.i.am, развивающих сейчас свои бизнесы. Список звёздных основателей стартапов, стоящих более $100 млн, не велик и включает:

  • Джессику Альбу с её The Honest Company, недавно пониженную в цене с почти $2 млрд до меньше чем $1 млрд.
  • Кейт Хадсон с её Fabletics ценой в $1,5 млрд (где сама Хадсон, скорее, лицо, чем участник).
  • Джессику Симпсон и её бренд с миллиардным оборотом — The Jessica Simpson Collection, который уже стал самым продаваемым брендом одежды от звёзд (как и в случае с Хадсон, Симпсон мало участвует в бизнесе компании).
  • Уилла Фарелла с его Funny or Die, прошедшего через волну сокращений и не имеющего понятного выхода, но всё еще оцениваемогов почти $200 млн.

Можно сказать, что технологический стартап от Will.i.am встал в один ряд с производителем подгузников и присыпок, продавцами одежды и каналом на YouTube. Очко в пользу рэпера.

Другие звёзды

В России тем временем всё большие обороты набирает бренд Black Star. Тут вам и бургеры, и виртуальный оператор, и футбольная команда, и барбершоп и много других бизнес-инициатив разной степени инвестиционной привлекательности.

С точки зрения фокуса, у Black Star его скорее нет. Тимати и команда цепляются за всё, к чему видят возможность привлечь свою аудиторию. Объединяет с американскими коллегами Тимати только условная причастность к рэпу.

Случайность или нет, но именно у рэперов предпринимательская жилка из всех селебрити развита лучше всех. Тут если у кого в России и есть большая аудитория, чем у Black Star, так это у Gazgolder. Так что можно ожидать роста стартап-активности от многоликого Василия Вакуленко и его команды.

Но даже если это произойдёт, доля российских звёзд, успешно вышедших на венчурный рынок, все равно будет крайне мала.

Это в Штатах свои венчурные фонды могут быть у Эштона Кутчера (с доходностью под 10х — уровень лучших фондов Долины) и Linkin Park (RIP Честер), а инвестируют в стартапы все подряд от Джастина Бибера (Spotify, Tinychat, Stamped) и Джареда Лето (Nest, Uber, AirBnb) до MC Hammer (Square, Flipboard, Bump) и Леонардо ДиКаприо (Rubicon Global, Mobli, Fisker).

Многие из звёзд даже не сильно афишируют свою деятельность, которая иногда может быть на уровне суперангелов. Чего, например, стоят около 50 стартапов, проинвестированных рэпером Nas, который за это время успел завязать дружбу с легендой венчура Беном Хоровицом.

Причем VC не чуждо и старшему поколению звёзд-предпринимателей. Так, звезда NBA Мэджик Джонсон в своё время владел сотней кофеен Starbuks, развивал франшизу Burger King, запускал сети кинотеатров и спортзалов, а теперь стал партнёром фонда Detroit Venture Partners.

Другим звёздным трендом последнего времени стал запуск своих социальных инициатив. Пока слабо развитый в России концепт компаний, балансирующих между зарабатыванием денег и помощью обществу, постепенно становится ключевым способом, которым звёзды могут отплатить обществу.

Тут и Мэтт Дэймон, с water.org, развивающей проекты, помогающие жителям проблемных стран получить доступ к чистой воде, и Эдвард Нортон с социальной краудфандинговой платформой Crowdrise, привлёкшей почти $30 млн инвестиций, и многие другие.

Пока наши звёзды продолжают использовать социалку как способ пиара, западные коллеги пытаются по-настоящему повлиять на мир. И, конечно же, технологии тут играют не последнюю роль, превращая звёзд из обычных доноров некоммерческих организаций в настоящих социальных предпринимателей.

Звезды давно научились торговать лицом, инвестировать в стартапы, а также иметь отношение к великим бизнес-историям. Боно заработал на инвестициях в Facebook больше, чем за всю свою карьеру музыканта.

Как и Kenny G, который предоставил стартовый капитал молодому Говарду Шульцу, запустившему на деньги саксофониста свою небольшую сеть кофеен, ставшую крупнейшей в мире.

Социальные сети в последнее десятилетие вывели celebrity marketing на новые высоты, позволяя звёздам значительно расширить границы своих империй (чего стоит семейство Кардашьян).

Апогеем стали прошлогодние выборы в США, приведшие к власти одного из лучших пользователей звездного маркетинга в истории. Но одно дело пиар и инвестиции, а совсем другое — создание компании с нуля.

И участие звёзд в этом процессе не может не радовать, ведь именно на них в первую очередь смотрит молодое поколение предпринимателей. Звёздные выходы, особенно такие доходные и быстрые как у Клуни, ещё больше подогревают общий интерес к венчурным инвестициям.

Выльется ли это в какое-то более массовое участие звёзд в стартапах в России — большой вопрос, но глобальный тренд однозначен: всё больше и больше знаменитостей идут в стартапы, и всё больше тех, кто делает это профессионально.

{ "author_name": "Jenya Tim", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 9, "likes": 18, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "31283", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]