Антон Антонов
16 095

Что происходит в космическом бизнесе: обзор перспективных направлений частной космонавтики

Когда можно будет отправиться на Луну с экскурсией.

Поделиться

В избранное

В избранном

В последние пять лет частная космонавтика получила новое дыхание. Количество космических стартапов резко увеличилось. Они смогли привлечь значительные инвестиции. Некоторые уже начали зарабатывать или близки к этому. Всё это часто называют «бумом частной космонавтики» или, что более корректно, просто «новой космонавтикой».

По мнению оптимистично настроенных экспертов, космос наконец-то становится привлекательным не только для учёных, но и для бизнеса. Прежде чем пытаться оценить его перспективы, стоит определиться, какие факторы на них влияют. Их не так много:

  • поддержка государства;
  • технологический уровень экономики;
  • наличие квалифицированной рабочей силы.

Поскольку самым крупным заказчиком в космической отрасли до сих пор выступает государство, его помощь имеет первоочередное значение. По этому показателю никто не может сравниться с США. NASA и американские военно-воздушные силы охотно раздают небольшие венчурные контракты стартапам.

Их деньги помогают маленьким фирмам начать работу и привлечь более крупных частных инвесторов. Кроме того, NASA делится с частными компаниями своими технологиями и предоставляет стендовую базу для испытаний, а ВВС могут предложить аренду стартовой площадки за небольшую плату.

Все основные американские стартовые площадки (мыс Канаверал и другие) принадлежат ВВС США. Площадку для первого пуска SpaceX получила бесплатно. Сейчас информации о тех годах осталось мало. Известно, что их могут выселить из-за недовольства соседнего арендатора. Если бы они заплатили за пользование площадкой, то угрозы выселения бы не было.

Европа отстаёт от США, но в будущем ситуация может измениться. Европейское космическое агентство активизировало работу по помощи молодым космическим компаниям.

Совсем недавно, в начале 2018 года, ракетный стартап из Испании PLD Space получил грант ЕКА на сумму €2 млн, и это лишь один пример. Национальные программы развития космоса есть у отдельных стран Европы, таких как Люксембург и Великобритания. Люксембург готов поддерживать любую деятельность в космосе, а Великобритания делает ставку на средства выведения сверхлёгкого класса.

В России, к сожалению, государство не намерено поддерживать частную космонавтику. Роскосмос готов мириться с её существованием, но, по мнению российских чиновников, хорошая частная космонавтика — та, которая даёт государству деньги, а не просит у него помощи.

Об этом прямо заявляют представители Роскосмоса, приводя в пример покупку группой компаний S7 пускового комплекса «Морской старт». Сейчас Роскосмос является замкнутой государственной корпорацией, которая сама формирует госзаказ и распределяет его между ФГУПами и акционерными обществами, которыми владеет через Объединенную ракетно-космическую корпорацию.

Поэтому частные компании в России не могут рассчитывать на государство даже при формировании пакета заказов, не говоря уже о грантах и инвестициях.

Другой важный фактор — уровень развития экономики. Космическая отрасль требует передовых технологий, и, если получить к ним доступ представляется затруднительным, это значительно усложняет работу. Речь идёт не только о передовой электронике, которую сложно найти во многих странах, включая Россию.

Для создания конкурентоспособной космической техники требуются современные материалы и технологии обработки. Очень показательно сравнение вторых ступеней американской ракеты Falcon 9 и только разрабатываемой в России «Союз-5». При сходных задачах и характеристиках ракет более технологичная ступень Falcon 9 имеет вдвое меньшую сухую (то есть без топлива) массу, что положительно сказывается на её полезной нагрузке.

Третьим фактором является наличие на рынке труда квалифицированных инженеров. Известно, например, что компания SpaceX набирает работников на открытом рынке труда, а также из выпускников вузов. Это показатель того, что любой инвестор в США, вложив достаточно денег, способен получить новую ракету.

Обратной стороной медали становится стоимость этой рабочей силы: зарплата инженера составляет $80-110 тысяч в год. В России найти квалифицированных инженеров возможно, и это является нашим конкурентным преимуществом. Однако важно иметь в виду, сказанное в большей степени касается специалистов по разработке средств выведения, а не спутников.

Разработанные в России спутники не отличаются ни выдающимися характеристиками, ни надёжностью. Советско-российская инженерная школа в этой отрасли традиционно уступает западной. К тому же, есть проблема дефицита квалифицированных инженеров.

На перспективы влияют и объективные конкурентные качества экономик. В США сложилась серьёзная конкуренция, ведение бизнеса в Европе тщательно регулируется, а российская космическая отрасль крайне бюрократизирована и, как и вся экономика, испытывает серьёзные проблемы с защитой прав собственности.

Существующие направления космической деятельности

Суборбитальный туризм

Суборбитальные полёты — это запуски людей или грузов без выхода на орбиту Земли по параболической траектории. Некоторые суборбитальные полёты предполагают пересечение границы космоса, другие — нет. Международная авиационная федерация считает, что космос начинается на высоте в 100 км. ВВС США с ней не согласны и отмечают космос на 20 км ниже.

Разница между суборбитальным и орбитальными полётами огромная, что влияет на их стоимость. Чтобы вывести груз на орбиту Земли, он должен набрать скорость 7,91 км/с, и на это требуется большое количество топлива. Суборбитальные полёты — это не настоящая космонавтика, но они позволят любому желающему почувствовать невесомость в течение нескольких минут и, в случае пересечения границы космоса, получить звание участника космического полёта.

Существует три подхода к суборбитальным полётам. Один из них — простые стратосферные полёты на аэростате. Над ними сейчас работает только американская компания World View. Одна капсула, способная вместить до шести человек, будет подниматься на высоту 35-37 км, а стоимость одного билета в такой полёт составит $75 тысяч. Микрогравитацию туристы не почувствуют, зато насладятся прекрасными видами Земли.

Второй подход — суборбитальный самолёт, который разрабатывает компания Virgin Galactic. В 2004 году самолёт SpaceShipOne авиаконструктора Берта Рутана достиг высоты 102,93 км, впервые поднявшись выше границы космоса и получив приз конкурса Ansari X Prize.

Вдохновлённый этим примером, британский миллиардер и владелец группы компаний Virgin сэр Ричард Брэнсон решил создать увеличенную приблизительно в три раза версию этого самолёта, чтобы использовать её для туристических полётов.

Однако разработчики столкнулись с большим количеством технических проблем, из-за которых полёты SpaceShipTwo не начались до сих пор. Испытания самолёта продолжатся и в 2018 году. Если они пройдут успешно, то, возможно, до конца года самолёт Unity по проекту SpaceShipTwo сможет повторить рекорд своего предшественника.

Стоимость одного билета на самолет компании Virgin Galactic составляет $250 тысяч.

Ещё один подход к организации суборбитальных полётов — использование небольших одноступенчатых ракет. Подобные проекты развивают две компании: В США Blue Origin, созданная одним из самых богатых людей планеты Джеффом Безосом, разрабатывает многоразовую суборбитальную систему New Shepard.

В России очень похожей разработкой занимается компания «Космокурс». New Shepard состоит из двух элементов. Первый — многоразовая одноступенчатая ракета, которая взлетает на высоту 100 км, а затем возвращается на стартовую площадку.

Основатель Blue Origin Джефф Безос 7 марта 2017 года на конференции Satellite-2017 заявил, что стоимость межполётного обслуживания для неё составляет $10 тысяч. Второй элемент системы — пилотируемая капсула на шесть человек, которая запускается на ракете, а затем отделяется от неё и приземляется отдельно на парашютах.

Система New Shepard совершила уже пять успешных полётов. Первый полёт с людьми на борту должен состояться в конце 2018 года, а начало коммерческой эксплуатации запланировано на 2019 год. Blue Origin не анонсировала цену билета, но она вряд ли будет отличаться от той, что предлагает Virgin Galactic.

С технической точки зрения система, которую разрабатывает расположенный в Москве «Космокурс», практически идентична New Shepard, не считая увеличенной высоты полёта — приблизительно 180-220 км вместо 100 км. Туристы получат дополнительное время в невесомости (5-6 минут вместо 3-5) и возможность взглянуть на Землю с более высокой точки. Билет в такой полёт будет стоить $200-250 тысяч. Начало полётов запланировано на 2021 год.

Согласно оценкам, которые приводит «Космокурс», к 2022 году рынок суборбитального туризма вырастет до $1 млрд, а участниками суборбитальных полётов будут становиться 700-1400 человек в год.

Если эти ожидания оправдаются, направление суборбитального туризма станет достаточно перспективным, даже несмотря на уже наметившуюся серьёзную конкуренцию. Отдельно стоит отметить, что суборбитальный туризм не требует никакого участия государства помимо регулирующего.

Эта особенность во многом нивелирует главный конкурентный недостаток России — нежелание Роскосмоса помогать частным компаниям. Минусом являются достаточно высокие затраты на разработку. Средства потребуются и на отработку многоразового использования ракеты, и на создание безопасной пилотируемой капсулы.

В очень отдалённой перспективе суборбитальным туристическим системам есть куда расти. Из них может быть создан суборбитальный транспорт, который позволит добираться из одного конца планеты в другой за считанные часы. Впрочем, пока люди не хотят переплачивать за скорость перелёта. Человечество отказалось даже от сверхзвуковых пассажирских самолётов и не готово к суборбитальному транспорту.

Перспективы направления: средне-высокие.

Вложения на один проект: сотни миллионов долларов.

Запуски спутников

Направление коммерческой космонавтики, наиболее активно развивавшееся в последние десять лет, — осуществление запусков различных космических аппаратов на орбиту Земли. Этим зарабатывают как старые компании (United Launch Alliance, Arianespace, International Launch Services), так и новые, такие как SpaceX.

Отдельного разговора заслуживают ракеты-носители сверхлёгкого класса. Так называют носители с грузоподъёмностью в сотни или даже десятки килограммов. Развитие электроники и появление большого количества малых спутников стандарта «кубосат» (CubeSat) заставляют экспертов говорить о надвигающемся буме микроспутников.

В наши дни многие прикладные задачи могут решить космические аппараты массой в несколько сотен килограммов, которым не нужны ракеты с грузоподъёмностью во много тонн. Находясь на низкой орбите планеты, эти спутники способны обеспечивать связь и съёмку земной поверхности.

По прогнозу российской компании Lin Industrial, к 2023 году на орбиту ежемесячно будет выводиться 90 микроспутников, а объём рынка составит $1,7 млрд. Уже в 2018 году компания OneWeb начнёт развёртывание своей группировки спутников интернет-связи, размер которой к 2020 году предполагается довести до 900 аппаратов.

Для аналогичного проекта SpaceX планирует запустить 4425 спутника. Согласно отчёту американской компании SpaceWorks Engineering, в 2017 году было запущено более 300 спутников массой от 1 до 50 кг, что в 1,2-1,6 раза превысило прогнозы. Если вспомнить, что уже сейчас в кластерных запусках выводится порой до ста малых спутников, предположения Lin Industrial не кажутся чрезмерно оптимистичными.

Для группового запуска большого количества микроспутников можно использовать уже имеющиеся крупные ракеты-носители, но это не значит, что ниши для сверхлёгких ракет не остаётся. Разница между большими и малыми ракетами примерно такая же, как между автобусом и такси: да, автобус дешевле, но его ещё нужно дождаться, да и доставляет он не к подъезду, а на остановку в трёх кварталах от дома.

Чтобы воспользоваться кластерным запуском, заказчику приходится ждать порой по несколько лет и мириться с тем, что орбита определяется предназначением главного выводимого в космос аппарата, а не желаниями мелких попутчиков.

И если раньше сверхлёгкие ракеты рассматривались в первую очередь как ступенька на пути к большой ракете (пример — Falcon 1 компании SpaceX), то сейчас многие компании всерьёз планируют зарабатывать на запуске микроспутников.

Falcon 1

Наиболее успешным проектом в этой сфере стала ракета Electron компании новозеландского происхождения RocketLab. Ради доступа к американскому госзаказу RocketLab перерегистрировалась в США, и сейчас компания собрала более $150 млн инвестиций. 21 января 2018 года ракета Electron впервые успешно вывела на орбиту три микроспутника.

Ракета Electron

Свою ракету сверхлёгкого класса LauncherOne разрабатывает также Virgin Galactic Ричарда Брэнсона. Существуют и другие стартапы в США, Испании и Великобритании, а также упомянутая выше Lin Industrial в России. Стоимость одного пуска сверхлёгкой ракеты у них будет составлять от $2,5 до $10 млн. Electron обходится заказчикам в $5 млн.

В России разработчики сверхлёгких ракет могут рассчитывать на опытных инженеров и низкие издержки, но получить государственную поддержку, как в США или Европе, у них не получится. Против сверхлёгких ракет играет и тот факт, что большую часть малых спутников как в ближайшие годы, так и в дальнейшем, будут выводить ракеты традиционной размерности.

Микро-носителям останутся срочные запуски и запуски на уникальные орбиты, число которых, впрочем, будет расти. Размерность спутников также продолжит снижаться, способствуя расширению рынка.

Как это ни странно, разработка носителя сверхлёгкого класса может обойтись дешевле создания суборбитальной системы, поскольку простая одноразовая ракета значительно проще многоразовой и пилотируемой.

В долгосрочной перспективе, как указывалось выше, разработка маленькой ракеты является хорошей тренировкой перед созданием ракет обычной размерности.

Перспективы направления: средние.

Затраты на один проект: от нескольких десятков до сотен миллионов долларов.

Ракета Falcon 9

Когда речь заходит о коммерческой космонавтике, в первую очередь на слуху традиционный рынок запусков космических аппаратов. Американская компания SpaceX благодаря ракете Falcon 9 за последние пять лет сделала большой рывок, оттеснив с рынка ставшие привычными ракеты-носители Ariane 5 французской компании Arianespace и «Протон-М» компании ILS (принадлежит ГКНПЦ им. Хруничева).

Важная особенность этого рынка — сильная монополизация спроса государством. По заказам государств осуществляется примерно половина всех запусков в мире, а в России — более 70%.

Из-за этого американские операторы космических запусков могут рассчитывать на заказы NASA и Пентагона, но не европейских, японских и китайских структур, и аналогичный подход работает для любой другой страны мира. SpaceX получает по государственным контрактам более половины своих доходов.

Сейчас рынок негосударственных запусков испытывает большое давление со стороны SpaceX — она захватила 45% коммерческой части рынка и не намерена останавливаться. Пока только эта компания близка к вводу в эксплуатацию многоразовых первых ступеней ракет, что в будущем даст ей ультимативное конкурентное преимущество.

Её догоняет Blue Origin с проектом частично многоразовой ракеты New Glenn. Вероятно, в следующем десятилетии эти две компании поделят рынок запусков, и пробиться на него новому игроку без мощной государственной поддержки будет сложно. Европа, наоборот, вряд ли смирится с потерей своей доли рынка и потому будет готова оказать помощь разработчикам многоразовых ракет.

Ракета New Glenn

В отдалённой перспективе наличие собственных средств выведения (то есть ракет) обеспечит любой компании определённую независимость в её космической деятельности. Если произойдёт вовлечение орбиты Земли в её экономику — а некоторые предпосылки к этому есть, — ракеты-носители станут гораздо более востребованными, чем сейчас. Но пока любая попытка создать конкурента Falcon 9 столкнётся с техническими сложностями и жёсткой конкуренцией.

Перспективы: низкие.

Затраты на один проект: от сотен миллионов до миллиарда долларов.

Малые спутники и космические сервисы

Сейчас в мире существует мало компаний, делающих микроспутники на заказ. В принципе, заказать себе кубсат (формат малых искусственных спутников Земли для исследования космоса) может любой желающий, но этот рынок невелик. Создание кубсатов не требует большого опыта — их разрабатывают даже студенты, — поэтому гораздо чаще компании, которые в них нуждаются, разрабатывают такие спутники самостоятельно.

Если же возникает более сложная задача, то заказ отдают одной из крупных состоявшихся компаний. Так, широко известный стартап OneWeb заказал разработку и производство своих спутников у Airbus Defence and Space. А вот SpaceX делает конкурирующие спутники сама.

Интересной, но пока никем не реализованной идеей является создание модульных спутников. Идея заключается в том, что небольшие спутники можно собирать из модулей, как из конструктора, в зависимости от требований заказчиков.

Первым шагом к модульной технологии было появление стандарта «кубсатов». Тем не менее, пока все маленькие спутники разрабатываются индивидуально, и для реализации «микроспутникового конструктора» его создателям предстоит преодолеть много трудностей.

Гораздо больший интерес у инвесторов вызывает не разработка микроспутников, а космические сервисы, которые можно с помощью этих спутников создать. Самый очевидный пример — низкоорбитальные группировки спутников интернет-связи, создаваемые упомянутыми выше OneWeb и SpaceX.

Это направление уже получило многомиллиардные инвестиции, и результаты вложений мы сможем оценить в ближайшие пару лет. Другие стартапы обещают проводить съёмку Земли оперативно и в любом месте по желанию заказчика.

Калифорнийский стартап Astro Digital Михаила Кокорича уже привлёк на создание сети спутников съёмки Земли более $16 млн. Его идея заключается в том, чтобы сделать доступ к актуальным спутниковым снимкам максимально свободным для всех желающих. Пока запуски тестовых спутников Astro Digital проходят не вполне успешно. А вот компания Planet Labs имеет на орбите уже более 200 спутников зондирования Земли.

Ещё одно интересное направление — испытание электронных компонентов в условиях космической радиации. Для этого испытуемые компоненты должны запускаться внутри микроспутника на высокую орбиту, пересекающую радиационные пояса Земли, с последующим возвращением на Землю в защитной капсуле.

Рассматриваются идеи выноса в космос вычислительных мощностей и хранения данных на орбите. Пользу может принести не только получение информации из космоса, но и анализ космических данных. По мнению руководителя программы спутниковых сервисов Google Марка Матосяна (Mark Matossian), большую ценность будет иметь технология анализа снимков поверхности Земли при помощи искусственного интеллекта.

Перспективы: высокие.

Затраты на один проект: десятки миллионов долларов.

Космическая связь

Обеспечение связи при помощи геостационарных спутников — самая крупная часть современной космической экономики с оборотом в более чем сто миллиардов долларов в год.

На геостационарной орбите, которая находится примерно в сто раз выше орбиты Международной космической станции, сейчас обращаются вокруг Земли более 150 спутников. Многие из них занимаются передачей телевизионного и радиосигнала и принадлежат крупным операторам космической связи — SES, Intelast, Eutelsat, Inmarsat и другим.

Телекоммуникационные спутники разрабатывают такие гиганты космической промышленности, как Boeing и SSL в США и Airbus Defence and Space и Thales Alenia Space в Европе. Российские компании ИСС им. Решетнева и РКК «Энергия» тоже делают геостационарные спутники связи, но они заказывают рабочую аппаратуру для них в Европе.

Насколько этот рынок большой, настолько же он сложный и рискованный. Окупить инвестиции в нём непросто, особенно при наметившейся в последние годы тенденции к снижению стоимости транспондеров (устройства, устанавливающиеся на спутниках для передачи сигнала; их сдают в аренду телекомпаниям, и в последнее время цена транспондеров падает).

Единственный коммерческий оператор космической связи в России «Газпром космические системы» является перманентно убыточным. Среди прочего, генеральный конструктор и один из основателей компании Николай Севастьянов связывает это с тем, что Роскосмос обязывает ГКС закупать только российские спутники.

Согласно одной из презентаций ГКС, у иностранных компаний спутник начинает приносить доход на четвёртый год после запуска, а российский спутник выходит на доходность только на шестой год и не окупает себя к концу службы. Это при том, что ИСС им. Решетнева и РКК «Энергия» относятся к наиболее эффективным предприятиям российской космической отрасли.

Источник: соцсети

Отдельным направлением выделяется не использование, а разработка и постройка спутников связи для развивающихся рынков. Страны Юго-Восточной Азии и Африки начинают задумываться о своих средствах трансляции телесигнала.

Но этот рынок уже активно осваивает Китай. Среди частных российских проектов в этой области можно отметить платформу «Атом», на разработку которой сейчас собирает средства компания Dauria Aerospace.

Перспективы: низкие.

Затраты на один проект: сотни миллионов или миллиарды долларов.

Пилотируемые полёты

Полёты людей в космос относятся к самому интригующему направлению космического бизнеса. На данный момент рынок только зарождается, и единственным заказчиком в этой сфере является космическое агентство США.

Поэтому на запусках людей в космос будут зарабатывать только американские компании. Однако деятельность людей в космосе не ограничивается одними полётами на Международную космическую станцию и обратно.

В 2019 году на МКС будет установлена частная шлюзовая камера компании NanoRacks. Она будет использоваться для запуска микроспутников, доставляемых на МКС грузовыми кораблями снабжения. На данный момент для запуска кубсатов с борта станции NanoRacks использует шлюзовую камеру японского модуля «Кибо».

Этот шлюз открывается в среднем десять раз в год. Половина работ осуществляется по японской научной программе, а остальные NASA распределяет между партнёрами, включая космические агентства других стран и компанию NanoRacks.

К сожалению, японская камера довольно мала. Собственный модуль NanoRacks будет примерно в пять раз больше, и с помощью дополнительной пусковой системы он сможет обеспечивать запуск до 192 кубсатов за раз.

Две компании из США — Axiom Space и Bigelow Aerospace — имеют более амбициозные планы. Они планируют пристыковать к Международной космической станции полноценные частные модули. Их можно будет использовать как для туристических полётов, так и для проведения любых экспериментов в невесомости по заказу частных компаний или государственных структур.

Идея туристической космической станции появилась более десяти лет назад, но до сих пор она остаётся коммерчески непривлекательной. Ситуацию может изменить только ожидаемое снижение стоимости космических запусков.

Пока же об отдельной станции говорить не приходится, а коммерческие модули Axiom и Bigelow, вероятно, будут частично профинансированы NASA.

Космический туризм ограничивают и другие факторы. Космическая среда крайне негативно сказывается на человеческом организме, и в первую очередь это касается не радиации, а невесомости. У людей в космосе может постоянно болеть голова, могут возникать неприятные ощущения и тошнота. Всё это, а также 60-миллионная стоимость полёта, ограничивает размеры рынка небольшим количеством очень богатых энтузиастов.

В некоторых случаях исключительный опыт может перевесить недостатки космических полётов. Так, компания SpaceX намерена осуществлять туристические полёты вокруг Луны, и, по словам президента SpaceX Гвен Шотвелл, количество потенциальных клиентов, выразивших желание осуществить такой полёт, превзошло их ожидания. Скорее всего, это произойдёт не раньше 2020 года.

Ведь даже для профессиональных космонавтов полёты к Луне пока остаются лишь мечтой, а в случае удачной траектории любой турист на корабле компании SpaceX получит шанс установить мировой рекорд по удалению на самое большое расстояние от Земли.

Схожий проект много лет существует в РКК «Энергия». Предполагалось, что туристы смогут выполнять полёты вокруг Луны на модернизированном корабле «Союз» с дополнительным бытовым отсеком.

Корабль «Союз»

Маленький корабль Dragon компании SpaceX не смог бы сравниться с таким перелётным комплексом по комфорту. Однако российская компания так и не начала создание необходимой техники.

Вероятнее всего, это связано с опасениями менеджмента относительно очередной рискованной инвестиции и, возможно, противодействием со стороны Роскосмоса, который является крупнейшим акционером «Энергии». Сама корпорация оценивала необходимые до начала полётов инвестиции в $300-600 млн, а стоимость одного места в $150 млн.

Перспективы: средне-высокие.

Затраты на один проект: сотни миллионов долларов.

Обслуживание космических аппаратов

Стоимость крупных космических аппаратов достигает сотен миллионов долларов. Спутники связи работают на геостационарной орбите по 10-15 лет, а затем, после истощения запасов топлива, отводятся на орбиту захоронения.

Поэтому идея дозаправки спутников, которая позволила бы продлить срок их службы, возникла давно. Свои варианты космических аппаратов для дозаправки спутников, их ремонта и сведения с орбиты космического мусора неоднократно предлагали государственные космические агентства и частные фирмы. Пока что их реализация не ушла дальше концепций.

В теории идея обслуживания спутников на орбите действительно имеет смысл, но на практике она сталкивается со множеством проблем. Для обслуживания спутники необходимо оборудовать универсальными интерфейсами. Но разные космические аппараты разрабатываются разными конкурирующими компаниями по собственным технологиям, и добиться создания единых стандартов для всех них крайне сложно.

Что касается очистки орбиты от мусора, то сложности возникают при создании технологии аккуратного захвата и торможения космических объектов и монетизации этого бизнеса: о проблеме космического мусора говорят все, но платить за её решение не хочет никто. По крайней мере сейчас, пока космический мусор не сказывается на среднем сроке службы космических аппаратов.

Перспективы: низкие или средние.

Затраты на один проект: сотни миллионов долларов.

Остальные направления

Перечисленные выше направления, не считая космической связи, сопряжены с открывающимися сейчас новыми нишами в космонавтике. Так, миниатюризация спутников и прогресс в электронике сделали возможными сервисы на основе низкоорбитальных спутников и сверхлёгкие ракеты, а благодаря общему прогрессу в технологиях многоразовые ракеты стали реальностью наших дней.

Однако не менее интересные направления связаны с только намечающимися, но пока не произошедшими изменениями в космонавтике. Таким изменением может стать значительное снижение стоимости доставки грузов в космос.

На цену космических запусков влияют два фактора: слабая конкуренция и высокая стоимость ракет. «Старые» космические компании не имеют стимулов к повышению эффективности, поскольку обеспечены крупными государственными контрактами и стабильным набором частных заказчиков.

Но теперь на ситуацию оказало влияние появление нового игрока — SpaceX. В результате расходы на запуск одного геостационарного спутника за последние пять лет упали с $100-150 млн до 60-120 млн.

Расходы на производство и пуски ракет также могут снизиться. Наибольшую надежду эксперты возлагают на применение многоразовых ракет-носителей. Частично многоразовой космической ракетой является Falcon 9 компании SpaceX. Её первую ступень предполагается использовать не менее десяти раз.

Пока у SpaceX нет мотивов снижать цену, но уже в 2020 году на рынок должна выйти даже более эффективная ракета New Glenn от Blue Origin. Если две компании начнут ценовую войну, стоимость запусков может заметно упасть. Сейчас цена Falcon 9 составляет $62 млн.

Согласно расчетам экспертов, её стоимость в случае успеха многоразовых технологий может упасть до $20-25 млн. New Glenn существенно больше Flacon 9, но будет использовать более пригодные для многоразового использования метановые двигатели. Blue Origin оценивает ресурс первой ступени своей ракеты в 100 полётов. New Glenn сможет составить ценовую конкуренцию Falcon 9, имея большую грузоподъёмность.

С учётом расходов на пилотируемый корабль, который обычно обходится в несколько десятков миллионов долларов, цена одного пассажирского места при полёте в космос понизится с нынешних $60 млн до $10-20 млн в зависимости от пассажиропотока.

И вместе с удешевлением ракет некоторые проекты, которые пока просто обсуждаются, могут стать финансово привлекательными. С другой стороны, проекты, опирающиеся на дороговизну доставки грузов в космос, могут провалиться. Возможность снижения цен на ракеты-носители в два-три раза стоит учитывать при выборе направления инвестиций.

Туристические станции

Несмотря на то, что космическая среда не очень комфортна для человека, некоторые богатые люди готовы заплатить большие деньги за то, чтобы посмотреть на Землю со стороны.

Если цена билета в космос снизится, то частные орбитальные станции вполне могут стать привлекательными для инвестиций, хотя точных расчётов никто не делал. Повысить финансовую отдачу смогут услуги по проведению экспериментов в невесомости для частных заказчиков.

Bigelow Aerospace ещё с 2000-х годов обещает построить орбитальный отель, состоящий из надувных модулей. Сроки запуска первого модуля постоянно откладываются, но компания запустила один экспериментальный модуль к МКС в 2016 году и надеется отправить на орбиту полноразмерный модуль в 2020 году.

Доставка грузов на Луну

Американские компании Astrobotic и Moon Express и японская Ispace занимаются разработкой космических аппаратов для доставки грузов на Луну. Все три компании планируют осуществить первые запуски в 2018-2020 годах.

Хотя формально они заявляют, что будут зарабатывать на доставке на Луну частных экспериментов, все три рассчитывают на обслуживание новой окололунной станции, которая будет создаваться NASA при участии зарубежных партнёров. Это позволит частным фирмам получить контракты NASA или, в случае с Японией, JAXA.

За разработку системы доставки грузов на поверхность Луны хочет взяться и Blue Origin, но она готова начать работу только после получения твёрдого контракта NASA.

3D-печать и строительство

Небольшая американская компания Made In Space разрабатывает 3D-принтеры, работающие в космосе. Пока только внутри МКС, но гораздо больше интереса вызывают устройства, которые смогут печатать прямо в вакууме. С помощью принтеров можно будет создавать на орбите сложные конструкции, размеры которых не будут ограничены диаметром головного обтекателя ракеты (4-5 метров).

Разработка принтера не обещает быстрой прибыли, но и не требует больших затрат. А в перспективе применений для него найдётся много. Самый очевидный пример — печать антенн радиотелескопов прямо в космосе. Заказчиками могут быть астрономические ассоциации, распоряжающиеся миллиардными бюджетами, такие как Европейская южная обсерватория.

Связанная с 3D-печатью технология — сборка конструкций в космосе из готовых элементов. Маловероятно, что при постройке тороидальных станций с искусственной гравитацией удастся обойтись без строительных роботов. Такие станции могли бы стать комфортными отелями для множества туристов с Земли.

Оценить реальные перспективы всех этих идей сложно, ведь они опираются на пока не реализовавшийся прогноз о снижении цен на услуги запуска. Эти рискованные инвестиции могут не окупиться, но могут также принести огромную прибыль.

#будущее #космос

{ "author_name": "Антон Антонов", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435","\u043a\u043e\u0441\u043c\u043e\u0441"], "comments": 29, "likes": 40, "favorites": 24, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "32779", "is_wide": "1" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]