Skolkovo_Leaks
493
Блоги

Антон Яковенко: Мы не очень понимали порядок сумм, которые готовы платить резиденты «Сколково»

Редакция telegram-канала Skolkovo_Leaks пообщалась с Антоном Юрьевичем Яковенко, генеральным директором одной из «дочек» Фонда «Сколково» - ООО «ОДАС «Сколково» – компании, отвечающей за сопровождение инвесторов и эксплуатацию коммерческих объектов на территории инновационного центра «Сколково».

Поделиться

В избранное

В избранном

Интервью берет наш корреспондент Варвара Колесникова - по совместительству, партнер дружественного проекта 101co.in.

Антон Яковенко, генеральный директор ООО "ОДАС "Сколково"

- Антон Юрьевич, добрый день! Для начала мы бы хотели немного больше рассказать о Вас нашим подписчикам: как Вы попали в «Сколково» и чем занимались до этого проекта?

- Я в Проекте «Сколково» ровно 7 лет. С коллегами по девелопменту из группы компаний «Ренова» мы строили в Екатеринбурге микрорайон «Академический», составляющий пятую часть города. Там удалось создать абсолютно новый «город» по принципам современного градостроения и архитектуры. В то же время, в моём сегодняшнем понимании, мы совершили и ряд несущественных, но, тем не менее, ошибок. Этот опыт мы учитываем при строительстве «Сколково». В Россию я переехал в 2006 году из Канады. Там получил образование, а затем работал в авиакосмической отрасли. В Bombardier Aerospace – третьей в мире компании-производителе самолётов и самом большом производителе частных самолётов. После переезда в Россию занялся девелопментом. Сотрудничал с французской частной компании Leroy Merlin. А до этого «пытался» построить завод компании Saint-Gobain, (прим.ред. - производство и продажа строительных материалов). Но проект «забуксовал» из-за кризиса.

- Как получилось, что Вы решили вернуться из Канады в Россию?

- Мир очень интересно устроен. Когда я работал в компании Bombardier руководство поставило стратегическую задачу: найти альтернативные рынки покупки алюминиевой плиты. У поставщиков на западном рынке эта плита была раскуплена такими гигантами, как Airbus, и нам оставались одни крохи. Китайская плита не подходила по качеству. Тогда мы посмотрели в сторону российского рынка, где были два крупных производителя, с которыми пять лет не могли договориться. Одна – компания структуры «РусАл» Олега Дерипаски, вторая – Каменск-уральский металлургический завод, принадлежавший группе «Ренова» - это тогда был один из основных бизнесов. Мне удалось их сертифицировать.

Как я остался в России? Я тогда приехал к руководству компании обсудить расширение рынка в Северной Америке. На встрече познакомился с управляющим партнёром проекта «Академический», который на мой простой вопрос: «Чем Вы занимаетесь?» - ответил: «Строим города». Он сделал мне предложение: «Мы ищем таких людей как ты. Хочешь – присоединяйся». Такое стечение обстоятельств. Я согласился, так как всегда был в проектном управлении. Поэтому речь о смене сектора, а не сферы деятельности.

- Расскажите нам, пожалуйста, об образе резидента «Сколково» - для нас и наших подписчиков до сих пор остаётся загадкой что это за человек в понимании руководства «Сколково»? Каков его день и ежемесячный доход?

Одна из наших версий, которую хотелось бы опровергнуть

- Тут надо сразу же сделать оговорку. «Сколково» - это разнонаправленный проект. Во-первых, это городской девелопмент. Во-вторых, мы – управляющая компания для объектов коммерческой недвижимости за исключением «Технопарка» и Сколтеха. Это специфические объекты, которые требуют более пристального внимания, в том числе, к потребностям резидентов «Сколково», стартапов. Тех людей, которые находятся в нашем проекте.

Что касается моего личного мнения - оно положительное с точки зрения возможностей наших резидентов. И чтобы лучше понять их потребности мы периодически проводим опросы. Результаты такие. Среднесемейный доход семьи, участвующего в реализации проекта – 130 тыс. руб., что даже для Москвы достаточно много. Это семья из 2-3 человек. В основном из этой суммы мы исходили, когда принимали ряд решений по созданию инфраструктуры. Какие мы должны строить апартаменты, какой должна быть школа и т.д. Но эта сумма средняя, а есть и свои крайности. У кого-то заработная плата 30 тыс. руб., а у кого-то 250-300 тыс. руб. в месяц. Потребности у них, конечно, разные, но у нас есть предложения для каждого из этих сегментов.

Сложность в том, что мы не можем обеспечить появление продуктов одномоментно. Например, в жилых кварталах есть «Тетрис» – это средняя ценовая категория и два квартала повышенной комфортности «Бизнес+» – «Мира» и «Квадро» (таунхаусы и коттеджи) для топ-менеджеров и владельцев компаний. Все проекты на территории «Сколково» мы разделяем, чтобы удовлетворить своевременный спрос в различных сегментах.

Я Вам дал свой ответ на этот вопрос. Если Вы спросите Рената Батырова (прим.ред. – генеральный директор ООО «Технопарк «Сколково») – он даст свой ответ. Если спросите руководителей наших кластеров, которые как раз по роду своей деятельности плотно общаются с резидентами – они дадут свой ответ. Сотрудники, которые контактируют с партнёрами Фонда «Сколково» дадут немного другой ответ. Возьмите к примеру Сбербанк, который под окончание строительства своего Технопарка планирует разместить 14 тысяч сотрудников – их потребности также можно усреднить и обсчитать.

- Сбербанк в данном случае огромная компания с большими, в том числе финансовыми и административными, возможностями. Мы же говорим о небольших проектах на уровне «стартапов». Чаще всего, это те люди, которые начинают работать над проектом, у них нет таких возможностей.

- Смотрите, средний коэффициент семейности у этих людей 2-3 человека. Но есть и холостые, которые живут одни. Доход планировался на сегодняшний день - 130 тыс.руб. на семью. Наверняка, многие стартаперы удивятся такой сумме, но она, повторюсь, средняя. Мы планировали, что 40% - это иностранцы, работающие в международных компаниях, 60% – граждане Российской Федерации. Резиденты «Технопарка», которые находятся в начале своего пути, что вполне понятно, не имеют возможности арендовать дорогое жилье. Для них у нас есть достойные, как я считаю, предложения. Напротив Технопарка будет строиться жилье, в котором предусмотрены форматы совместного проживания, как это практикуется на Западе. Стоимость аренды будет на уровне 20 тыс. руб. в месяц.

- Один из жилых кварталов «Сколково» - «Тетрис» - сдан в эксплуатацию уже достаточно давно. При этом происходят постоянные перебои со светом, отоплением, системами жизнеобеспечения. Когда эти вопросы будут решены и сведены к минимуму? (присланный вопрос)

- Трудности были вызваны тем, что мы заканчивали отделку с одномоментным заселением. Многие хотели въехать как можно раньше. Естественно, некоторые вещи доделывались параллельно. Эта проблема сведена «на ноль» в трёх зданиях из четырёх. В последнем работы на завершающем этапе.

Еще один момент – наличие смежных партнёров, которыми управлять мы никак не можем. Например, электросетевые компании. Мы были подключены к сетям по «временной схеме», а она не гарантирует стабильную работу. Из-за сбоев и «скачков» напряжения были проблемы с системой «умный дом». «Посносило мозги» нашей электронике. Пришлось всё перепрограммировать и перенастраивать. Но уже в конце года мы перешли на постоянную схему и больше эти проблемы повторяться не будут. Есть и вопросы, связанные с эксплуатацией помещений и придомовых территорий. Идёт наладка данных процессов.

Кроме того, при заезде не сразу запустились инфраструктурные объекты – магазин, ресторан и пр. Магазин уже открылся, появился продуктомат «Утконос». Это значительно облегчило жизнь. Заканчиваем переговоры с оператором питания в «золотом» корпусе.

Очередной блок вопросов связан с логистическим центром, который строит инвестор. В нём предусмотрена услуга хранения вещей для резидентов. У меня, например, есть учебники, которые выкинуть нельзя, но надо где-то хранить. Мы приняли решение сделать помещения на первых этажах для временного хранения. Надеюсь, что наши жители уже не будут раздражены вышеуказанными проблемами.

Конечно, хочется всем приехать, чтобы всё уже функционировало и было готово, но «чудес не бывает». Даже у наших соседей – «Сколково Парк», которые задают определённую планку качества, не всё сразу появилось, хотя там уже второй год эксплуатации. Мы, в свою очередь, стараемся оперативно реагировать на все возникающие вопросы и создавать для наших клиентов максимально комфортные условия жизни.

- Как Вы можете прокомментировать информацию о предстоящем повышении стоимости аренды жилья и коммунальных услуг? В связи с чем связано это повышение? Вам не кажется, что арендные ставки и так находятся за пределами рыночных?

- Скажу Вам честно, идёт эмоциональная дискуссия с коллегами, в том числе из Фонда «Сколково». Вообще, стоимость должна быть рыночной и у нас есть оценщик, который такую работу проводит. Изучает предложения близлежащих проектов и проектов такого же класса для формирования ставки аренды.

Помимо этого, на проект жилых кварталов был привлечён кредит «ВЭБ». Эти обязательства необходимо выполнять, что, в свою очередь, тоже влияет на ценообразование.

Учитывая наше девелоперское прошлое, мы понимаем этот рынок и готовы с аналитическими материалами обосновать стоимость аренды по сравнению с другими таким проектами. Например, известная группа компаний «Пионер». Аренда их апартаментов того же уровня, что и в «Сколково», сопоставима по стоимости. Но, предлагая отделку (мне правда нравится их проект) менее высокого стандарта, чем заложили мы, аренда у них составляет 1 000 руб. за 1 кв.м., плюс затраты на эксплуатацию. Переводя нашу среднюю стоимость на 1 кв.м. ценник такой же, только с мебелью, шторами и пр. Вам необходимо только взять своё постельное бельё, вилки и ножи, а всё остальное, включая телевизор, уже есть в квартире. Я считаю эту стоимость честной – ведь у Вас есть и диваны, и стулья, и торшеры и ничего не нужно докупать ни в IKEA, ни в Hoff, ни в «Твой Дом». В общем, есть всё, что необходимо для комфортного проживания.

Вообще, жилые кварталы перекрывают абсолютно все рыночные сегменты, начиная с тех, что обсуждали ранее, за 20 тыс. руб. и заканчивая коттеджами за 200 тыс. руб. для профессоров и топ-менеджеров. Пока, к сожалению, построено только три квартала. Из-за кризиса не сразу получилось привлечь финансирование для других проектов, но уже в ближайшее время появятся более дешёвые сегменты жилья. Другой вопрос – почему не смогли? Наверняка, Вашим читателям будет интересно узнать, что привлечь девелопера на строительства жилья под последующую продажу – раз плюнуть. Мы же системно и упорно налаживаем арендную модель в нетиповом жилье. Нам все говорили, что мы сумасшедшие и никогда не сможем это реализовать. Но уже первыми тремя проектами (прим.ред. – Жилые кварталы 9,10,11) мы доказали обратное – коммерческая модель выдерживается и, как видите, пошла новая волна строительства. Даже Сбербанк уже рассматривает наш проект жилья для сотрудников своего Технопарка. Получается, что внешние инвесторы тоже поверили в эту модель.

- Давайте поговорим о коммерческой недвижимости в инновационном центре «Сколково». Какова «честная» средняя цена за аренду офисного кв. м. в год (с учётом всех коммунальных платежей и расходов на эксплуатацию) на территории «Сколково»?

- В рыночных отношениях слово «честно» относится к чему? Один предлагает купить что-то за определённую стоимость, другой – покупает. Оба счастливы. У нас есть и ещё строятся объекты абсолютно разного класса. В двух корпусах ОЦ «Технопарк» (прим.ред. - на ул. Нобеля) управляет ОДАС, в четвёртом корпусе – собственник, а третий арендует Сколтех.

Наша ставка за аренду с эксплуатацией составляет 24 тыс. руб. за 1 кв.м. Дорого это или нет? Это Московская цена за аналогичный объект такого класса. При этом, всё большему количеству людей становится удобней размещаться в «Сколково», чем в Москве. Это, естественно, отражается на уровне заполняемости площадей.

Стоимость аренды в Технопарке. Данный вопрос был предметом долгих дискуссий на уровне руководства. Мы когда-то занимались Технопарком, в том числе с точки зрения аренды, не являясь специалистами по технопаркам. Мы не очень понимали порядок сумм, которые готовы платить резиденты «Сколково». Мне объясняли, что резиденты не готовы платить , потому что за них кто-то платит или предоставляет помещения для работы бесплатно. Я же, при этом, всегда задавал вопрос: «А мы понимаем за какой кусок объекта, инфраструктуры мы берём плату с резидентов, а за какой нет?». К уже построенному прилегает вторая часть Технопарка - БЦ «Галерея» (прим.ред. – инвестиционный объект, который примыкает к Технопарку и имеет переход-галерею), которая была спроектирована совместно с ним, и прилегающая к нему зона ключевых партнёров. В ней есть подземный паркинг, запроектировано много помещений общепита, банков и других инфраструктурных объектов, необходимых для жизни. И когда мы начинаем сравнивать нашу историю с технопарками в других странах – это всё равно, что сравнивать яблоки с апельсинами. Понятно, что яблоки дешевле чем апельсины, но у нас апельсин. И вопрос не в наличии, а в том – нужен он им или нет?

Это открытая дискуссия, в которой одни говорят «нам бы подешевле и попроще», а другие – «нет, нам нужно то, что вы запланировали». Я считаю и плата в 18 тыс. руб. с этого года – это справедливая цена для объектов высокого класса. В БЦ «Галерея» аренда будет 25 тыс. руб. без эксплуатации. Объект «ИТ Кластер» - вообще уникальный с точки зрения качества инженерных систем. В его строительстве задействованы силы инженеров компании Cisco. Здесь ставка будет от 29 тыс. руб. Справедливо будет на это сказать: «минуточку, это же годовая аренда в Москва-Сити?». Да, это ставка в Сити, но это в «Сколково». Мы эту башню, грубо говоря, положили на землю. Всё это соединили в единую «улицу» - 1400 метров, как в Гонконге, которая ведёт в сторону железнодорожной платформы. От неё можно будет доехать до ст.м. Белорусская за 30 минут. Стоит это своих денег? Конечно, стоит! По крайней мере, для меня.

- Как Вы оцениваете заполненность Технопарка? Мы были несколько раз на мероприятиях и создавалось ощущение, что сдано в аренду не более 50% площадей, хотя многие из руководства озвучивают, что 80-90% площадей занято.

- Вы правы – есть лаг в заполнении площадей. Речь о времени между подписанием договора и реальным присутствием компании в «Сколково». Многие люди ждут каких-то событий. Кто-то арендовал офис и апартаменты и ждёт готовности квартиры. Другие хотят переехать, когда в школе будут места. Уже подписано договоров на 90% площадей, а людей пока физически меньше.

Технопарк "Сколково"

- Многие читатели писали о плохой транспортной доступности – речь не только о задержках рейсовых автобусов утром, но и о тяжелом доступе к ж/д платформе. Какие планы по решению данных проблем?

- Сразу скажу – это временная ситуация. Сейчас установили светофоры с пешеходным переходом в сторону платформы. Сделали временные заезды и большую временную парковку на 400 машиномест. Позже откроется крытая парковка в зоне ключевых партнёров на 2 тыс. машиномест.

Наша задача выйти на постоянную схему работы транспортного хаба, который строит семья Гуцериевых. Своевременно этот объект сдать не смогли в связи с проблемами, о которых все знают. К сожалению, с этим моментом ничего не смогли сделать. Мы помогли коллегам в части получения финансирования насколько это возможно. Сбербанк дал 240 миллионов долларов, например. Теперь работы возобновлены, и мы пониманием, что РЖД закончит 3 и 4 головные пути.

Мы уже третий год обещаем, что в конце года откроем хаб. Я это говорю с ухмылкой, так как мы в позапрошлом обещали, и в прошлом обещали, но теперь, надеюсь, никакого катаклизма не случится, и мы его достроим. Деньги есть, помощь есть, проект есть, разрешения есть. Теперь ничего нам не помешает. Уже сейчас «закрывают» фасад на самом хабе.

Транспортная доступность – это вопрос №1, который мы постоянно держим на контроле. Надеемся, что в конце этого года можно будет за 50 рублей ездить на красной электричке и спокойно переходить через транспортный хаб. По московским и подмосковным маршрутам уже курсируют автобусы. Мы активно работаем над тем, чтобы точно соблюдалось расписание и прибытие было своевременным.

- Мы уже коснулись темы спорта – что резиденты ведут активный образ жизни. Вопрос по поводу теннисной школы. Каковы причины несостоявшегося конкурса?

- Дело в том, что он был сформирован в два этапа. Первый – завершился ничем. На втором этапе был отобран инвестор, который участвовал в первом этапе и приступил к проектированию школы. Сейчас у нас строится три спортивных объекта. Первый в составе объекта БЦ «Галерея» - фитнесс-центр на 3500 кв.м. с бассейном 20 м. и 4 дорожками. Второй находится в стадии экспертизы - семейный центр на 7000 кв.м.. Третий – теннисная школа, которая через год должна быть построена.

- То есть она будет работать уже через год?

- Давайте так – к лету следующего года она точно должна будет появиться.

- Ясно. Вопрос о другом инвесторе - компании «Даурия Аэроспэйс». Она одна из первых озвучила своё участие в проекте «Сколково». Сейчас же о ней ничего не слышно – они вышли из проекта? Если да, то в чём причины?

- Официальных заявлений нет. Я хорошо знаю двух совладельцев этой компании. Мы активно сотрудничали в создании их собственного центра НИОКР. Они здесь хотели построить офисы и лаборатории. Эти планы не реализовались. Я слышал, это на уровне слухов, что к ним были вопросы со стороны контролирующих органов. Уточню, это не имеет никакого отношения к «Сколково». Все эти проблемы, насколько я знаю, были решены. Но решение о том быть в «Сколково» или не быть я не слышал. Мы, со своей стороны, очень благодарны компании, что она своевременно расторгла договор аренды земельного участка. Вы правы, что их стало меньше слышно. Очень надеюсь, что у них всё в порядке. В разрезе «Сколково» мы уже давно их не видели и ничего не обсуждали.

- Вернёмся к объектам семьи Гуцериевых.

- Сотрудничество с ними мы начинали в 2012 году. Основная идея генерального плана – пешеходная модель. Она работала при условии прямого доступ к железной дороге. А чтобы его получить нам нужно было пройти по земельным участкам, которые принадлежали семье Гуцериевых. Они их давно приобрели для своих целей. Мы долго объясняли, почему они должны нам помочь. В результате обсуждения родился совершенно гигантский проект, который я оцениваю в 1,3 млрд долларов с учётом того, что они строят со стороны Одинцово.

Они приступили к строительству огромного театрально-концертного зала с другой от «Сколково» стороны Минского шоссе, до которого можно будет добраться пешком за 20-25 минут. Объём их commitment`a, обязательств в рамках всего «Сколково», очень большой и мы продолжаем зависеть от них. И все сложности с финансированием, естественно, повлияли и на нас. Сейчас же они в очень хорошем проектном и финансовом состоянии. Деньги пошли, и мы ждём скорейшего завершения их части проекта.

Надо понимать, что невероятно сложно найти инвестора на некоммерческий объект. А транспортный хаб именно таким и является – там длинный 400-метровой переход стоимостью 170 млн.долларов. Его нельзя сделать коммерческим по определению. Он будет инвестиционно рентабелен, если все остальные части инфраструктуры будут как-то частично его «отбивать». Государство в этом проекте никак не участвовало – ни федеральный, ни муниципальный бюджеты на этот проект ни копейки не дали. Поэтому мы искренне благодарны семье Гуцериевых, что помогли с таким объектом.

- Хотелось бы обсудить оставшиеся жилые кварталы. Кто является инвестором объекта «Квартал №7», который сейчас активно строится? На сайте Фонда не было конкурса по этому объекту – в чём причина?

- Почему не было? Тут история в другом – мы пытаемся адаптировать наши правила под реальность. Мы вывешивали несколько раз инвестиционные конкурсы, которые ничем не закончились. Как раз то, что мы обсуждали про арендную модель. Мы поменяли правила, которые теперь позволяют партнёрам Фонда «Сколково» с реализованным или строящимся центром НИОКР строить жильё для своих сотрудников или для наших резидентов при условии, что оно будет арендное. Например, «Ренова Лаб» уже построена, введена в эксплуатацию, сейчас завершается ремонт под нужды первых арендаторов. «Ренова Лаб» приступила к строительству жилого квартала. Как я уже говорил, Сбербанк рассматривает вопрос по строительству жилья для своих сотрудников и для всех, кто имеет отношение к «Сколково». Поэтому, обращаюсь ко всем подписчикам Вашего канала - если у Вас есть желание реализовать проект по арендному жилью – милости просим. Теперь правила проекта это позволяют сделать напрямую, без конкурса, но при условии, что жильё останется в арендной модели.

- Кто всё-такие является инвестором жилого квартала №7?

- «Ренова Лаб». Вы же знаете, кто там является инвестором – Виктор Феликсович Вексельберг. Мне кажется, это подтверждает стабильную веру президента Фонда «Сколково» в наш проект. А учитывая, что он ещё и достаточно успешный бизнесмен для нас это очень хороший, положительный фактор.

Жилой квартал "Миро"

- Как на сегодняшний день обстоят дела с инвесторами на оставшиеся объекты? Есть ли готовые зайти на строительство жилых кварталов? Планирует ли «Сколково» пересмотреть данные объекты под продажу, а не под «длинные инвестиции» с арендой?

- Инвесторы есть. У нас сейчас идёт очень активная дискуссия внутри Фонда «Сколково» и его дочек. Я считаю, что пройден тот этап, когда мы предлагали просто участки для застройки, а дальше инвесторы сами определяли, исходя из своего кошелька и понимания прекрасного, что будет построено. Я выступаю за модель, когда мы, исходя из понимания потребностей стартапов, резидентов, формируем определённые требования. В том числе, проектируем и разыгрываем участки уже с проектом, который инвестор вправе откорректировать, но не очень сильно. Всё, как принято в развитых странах - муниципалитет сам задает чёткие параметры, что именно нужно построить. Мы сейчас работаем над серией таких проектов. Самый большой – это лофт-квартал. По сути, десять отдельно-стоящих зданий в центре «Сколково», прилегающие к центральному парку, который финансирует Москва, стоимостью в 1 млрд рублей. Если после строительства этих кварталов мы убедим сами себя, что арендная модель является рабочей, то дальше строить будем только в таком формате.

- Мы правильно понимаем, что есть на сегодняшний день сложности в привлечении инвестиций по арендной модели?

- Я как раз и говорил, что сложностей нет. Покупатели есть. Я даже больше скажу – покупателей в два раза больше, чем предложений. Более того, у нас появился инвестор, не буду его называть, с иностранным финансированием, который готов инвестировать полностью весь объект. Плюс, нужно пояснить для всех, проблемы с привлечением изначально были связаны с политическими рисками (было много сплетней и кривотолков). Государство активно поддержало нас и теперь уже дело за инвесторами. Вторые риски – инфраструктурные. В любом таком проекте строятся дороги и сети. Все спрашивали - будут ли они достроены? Сейчас эти вопросы, как Вы видите, решены.

Жилой квартал "Тетрис"

- Перед новым годом один из подрядчиков - компания ООО "Мегаполис" не рассчиталась с рабочими, которые были задействованы на объекте "Сибур". Как Вы можете прокомментировать данную ситуацию? Как "Сколково" со своей стороны реагирует на такие проблемы? Вмешивается ли в такие вопросы? Ведь всё это наносит некоторый урон имиджу «Сколково» в целом.

- Эта ситуация дико раздражает не только руководство «Сколково», но и заказчика (прим.ред. компания «Сибур»), для которого этот объект строится. Мы со своей стороны делаем всё возможное, чтобы такие ситуации не возникали. «Сколково» обязательства со своей стороны выполнило. Дальше мы рассчитываем, что остальные выполняют свою часть обязательств. К сожалению, хозяйственные споры появляются и иногда выплёскиваются наружу. У нас нет понимания вины ООО "Мегаполис". Есть понимание, что случился производственно-экономический конфликт. Нельзя сказать насколько он искусственный или естественный – нам это не понятно. Вы абсолютно правы, что в имиджевом плане нам это точно не помогает. Будем делать выводы и принимать меры, чтобы контролировать и своевременно принимать меры в отношении субподрядчиков на инвестиционных объектах, чтобы не получалось таких ситуаций, когда кто-то кого-то обманул, а мы об этом узнаём от третьих лиц – прессы, рабочих, которые собираются где-то и выражают своё недовольство. Эта ситуация нам дико неприятна и некомфортна.

- Виктор Вексельберг на последнем заседании Совета Фонда озвучил, что одна из целей рост количества центров НИОКР с 25 до 55 единиц. Из информации в СМИ не совсем понятно, что понимается под центрами НИОКР - это здания или же это компании, которые размещены в уже построенных объектах?

- Есть несколько категорий наших участников – это стартапы (резиденты), сотрудники (прим.ред. – Фонда «Сколково», дочек, «Сколтеха»), партнёры «Сколково». Кто это такие? Партнёры – это большие компании, которые планируют присутствовать в виде центров НИОКР. Таких партнёров у нас больше восьмидесяти. Например, Сбербанк - компания с огромными возможностями и ресурсами, планирует сделать свой Технопарк центром компетенций по финансовым технологиям. Компания Cisco ещё в 2011 году заявила, что создаст свой центр НИОКР в «Сколково». Они даже хотят включить его в мировую цепочку, связанную с исследовательской деятельностью и аппаратным производством. Количество этих центров должно вырасти до восьмидесяти.

- В апреле 2017 года была создана новая дочка Фонда - ООО "Сколково-Венчурные инвестиции". Как Вы считаете, была ли объективная необходимость создавать очередную дочку, ведь эти компетенции можно было оставить в Фонде?

- Самый правильный адресат для этого вопроса, конечно, Василий Белов (прим.ред. – генеральный директор ООО «Сколково-Венчурные инвестиции»). Я больше занимаюсь инфраструктурой. С моей точки зрения, Фонд «Сколково» для себя оставил как основную модель грантовой поддержки стартапов. А эта компания – венчурные инвестиции – занимается привлечением в большей степени средства кого-то. Венчурные инвестиции до этого в «Сколково» отсутствовали. Это очень правильное и своевременное решение, а лучшей кандидатуры чем Василий Белов, с учётом его опыта работы в Фонде «Сколково», не найти. Дождёмся результатов.

- Хотелось бы услышать Ваше мнение о Сколтехе. Считаете ли Вы реалистичной ту модель, которая была заложена в этот проект? Мы говорим именно о модели ВУЗа, а не объекта недвижимости.

- Сколтех - тема довольно специфичная. Я сам довольно немного в ней понимаю. Модель была такая – на 1200 студентов у нас будет 400 постдоков (прим.ред. учёные, получившие докторскую степень PhD) и 200 профессоров, которые с ними работают в рамках уникального инфраструктурного комплекса, построенного не как наши университеты (даже самые современные) в «классическом» понимании, а на принципах технологического университета, например, MIT (Массачусетский технологический университет) – партнёра Сколтеха. 20% - это учебные площади, а 80% - лабораторные помещения, в которых занимаются исследованиями. Всё это делалось для студентов второго цикла (у нас не было бакалавриата на этом этапе создания модели). Это студенты, основной задачей которых, было не продвижение науки, а коммерциализация того, что они делают. Я считаю эту модель весьма жизнеспособной. Если у американцев получается, то почему у нас не может? Сейчас у нас не хватает одного «небольшого» куска – самого здания университета. Тем не менее, Сколтех сейчас существует физически. Он размещён в нескольких зданиях на территории «Сколково» с довольно интересными лабораториями. Говорить об успехе этой модели, думаю, можно будет года через два после переезда в основное здание. Уже понятно, что нам придётся делать бакалавриат. В течение пяти лет будет окончательно принято решение о строительстве двух оставшихся корпусов (прим.ред. - речь идёт о двух «кольцах» объекта «Сколтех») и создании части, где будет размещён бакалавриат.

- Учитывая Ваш опыт работы на Западе, воспринимается ли учёными Россия как проект, в котором можно и возможно «поднимать науку»?

- Я Вам расскажу один случай из жизни. К нам приезжал какое-то время назад весь центральный комитет Коммунистической партии России (КПРФ) во главе с Геннадием Зюгановым, который был весьма скептически настроен по поводу нашего проекта в целом. Удивительно цепкий человек в части цифр. Всё, что ему называли в начале встречи, он помнил до конца и апеллировал этими цифрами. Нас они тщательно допрашивали по поводу денег – на что потратили, сколько потратили и т.д. В момент, когда мы стали обсуждать решения по жилым кварталам, он сказал: «Знаете, мы недавно общались с одним из коллег, который переехал в США, и он был бы готов вернутся, если бы ему смогли обеспечить те условия жизни, к которым он уже привык, живя там». Поэтому вопрос не в деньгах, а в качестве жизни. «Сколково» ровно про это. Очень большое количество соотечественников готово рассматривать возможность возвращение в Россию. Я сам в это верю.

- Реально ли объект «Сколтех», который вроде как планируется достроить в следующем году, рассматривать, как коммерческий? Или же это в любом случае дотационная история, на которую будет постоянно требоваться выделение денег (инвесторских или бюджетных)?

- Надо понимать, что это некоммерческая аренда. Это, возможно, подразделение нашей Академии наук, Российский квантовый центр, который мы очень хотим видеть на нашей территории. Исключительно вопрос синергии образовательного процесса. Я не занимаюсь хозяйственной деятельностью. Даже MIT получает деньги не через коммерцию, а через сложную систему эндаумента. Есть очень хороший пример по соседству – Московская школа управления «Сколково». Группа довольно известных бизнесменов планировала выйти на самоокупаемость, но реальность такова, что требуются десятки лет для того, чтобы это произошло.

- Раз уж мы говорим об образовании в «Сколково» - очень интересна история с Гимназией «Сколково». Насколько нам известно, в ней достаточно хорошая заполняемость. Учатся ли Ваши дети в Гимназии и как Вы оцениваете её работу?

- Деятельность Гимназии оцениваю исключительно положительно. Она была создана три года назад. Там сейчас новый директор – Оксана Юрьевна Демьяненко, которой удалось собрать очень хороший коллектив и необходимо было перенести образовательный процесс в новое здание. Когда мы с Германом Грефом на открытии ЦОД «Сбербанка» обсуждали вопрос про школу и садик, он спросил, как мы открываем Гимназию на такое количество мест? Мы сказали, что наращиваем количество учеников и он, как человек, курирующий открытие различных школ и гимназий, сказал, что это совершенно правильное решение. Иначе это просто невозможно. Мои дети, к сожалению, не учатся – у меня их трое и всех троих не получилось перевести в Гимназию «Сколково», а разделять совершенно не было смысла с точки зрения логистики.

- В конце года в нашу рубрику #нампишут попала новость о повышении стоимости обучения в Гимназии якобы по личному решению г-на Вексельберга. Как Вы думаете – скажется ли это повышение цен на оттоке арендаторов и учеников? Какая «целевая» стоимость была заложена изначально?

- Конечно, скажется. Я полностью поддерживаю это решение со следующей точки зрения. Льгота должна работать так - ты платишь, а потом тебе что-то компенсируют. Есть пример – канадская система здравоохранения. Канада – прекрасная успешная страна. Всё там хорошо, кроме этого момента. Там ничего не работает, просто потому что люди, получившие карточку для доступа в медицинские учреждения, ничего не платят. Денег на всех не хватает и качество падает. Если денег будет больше, будет возможность привлекать более дорогих преподавателей, профессоров, в том числе иностранных. Для тех же, кто не готов платить деньги за обучение (по различным причинам), сейчас в работе проект муниципальной школы на территории в «Сколково» или рядом со «Сколково».

- Реально ли по Вашему мнению сделать Гимназию «Сколково» коммерческим проектом?

- Я бы задачу по-другому сформулировал – самоокупаемый проект, а не Гимназия ради получения денег.

- Насколько нам известно, ОДАС оказывает услуги по эксплуатации для собственников объектов и резидентов. Как эти направления сочетаются с тем, что в ООО «Технопарк «Сколково» есть такая же служба эксплуатации? Наверняка, в Фонде «Сколково» есть аналогичные службы, например, в блоке Сити-менеджера, на официальном сайте, указан Департамент ЖКХ и благоустройства. Не считается ли это дублированием функций? Каким образом распределяется работа в этом направлении между тремя де-юре разными компаниями?

- Проект эволюционирует. Я придерживаюсь той точки зрения, что мы должны поддерживать определённое качество сервиса для наших резидентов. Исходя из этого правила, мы старались выстроить модель таким образом, чтобы обеспечить это качество на всех объектах – Технопарк, жилые кварталы, ОЦ «Технопарк» и пр. Мы понимали, что, возможно, лучше сфокусироваться на работе со стартапами и не разрываться между стартапами и работой с коммерческой недвижимостью. Здесь у нас также идёт достаточно горячая дискуссия с коллегами. Многие считают, что правильней продолжать жить с поддержкой государства. Что наша задача не самоокупаемость, а поддержание среды без оглядки на коммерческий успех. Приносит это деньги или нет – вопрос десятый, главное, чтобы оно было. Я в это просто не верю. Сервис не может быть успешным, если он не будет оцениваться с точки зрения собственной коммерческой эффективности. Поэтому я видел плюсы в том, чтобы предоставлять услуги в определённом формате качества, чтобы это было коммерчески состоятельно, самоокупаемо и даже прибыльно. Эти два «полюса» находятся в каком-то состоянии трансформации. Мы сейчас решили, что ОДАС концентрируются на функциях девелопмента (прим.ред. инвестиционного) и коммерческой эксплуатации (собственных объектов и объектов наших партнёров). Например, собственник объекта «Матрёшка» отдал нам здание в эксплуатацию сроком на 7 лет просто потому, что мы понимали, как заполнить этот объект «правильными» арендаторами. Сейчас мы находимся в таком «тестовом» режиме – пытаемся понять в каком формате продолжать. Технопарком управляет ООО «Технопарк «Сколково», Сколтехом управляет Сколтех, инвесторские объекты либо обращаются к нам, либо сами выбирают эксплуатирующую организацию. Мы им навязать ничего не можем. Время покажет.

- Как Вы относитесь к "политике открытости" в «Сколково»?

- Для меня наша прозрачность была всегда неоспорима. Я не всегда этому был рад, если честно. Нас постоянно проверяет Счётная палата, которая показывает результаты на своём сайте, в прессе и т.д. Отчёты Фонда «Сколково» озвучиваются на Совете Фонда.

- Мы же говорим о желании получать такую информацию обыкновенным читателям.

- Теперь вопрос понятен. Ничего хорошего, когда широкая публика знакома с бюджетом, нет. В 2013 году, когда у нас были определённого рода трудности, звучали вопросы о смысле существовании «Сколково». Мы не потратили ещё ни копейки на строительство, а уже разного типа СМИ пытались нас обвинить в том, что мы разворовали миллиарды. Например, когда я выступал на Ассоциации Технопарков и честно рассказал сколько денег стоило реализовать наш проект, продвинутые люди сказали фразу в стиле «нам бы такие деньги – вот мы бы построили». Никто не знает, как бы они ими распорядились. Нужно какое-то время, чтобы осмыслить, что бюджет «Сколково» не состоит на 100% из государственных денег. На 55 млрд.руб. бюджетных средств приходится 112 млрд.руб. инвесторских.

- Ваше интервью 14 ноября на «Эхо Москвы» проходило в рамках серии интервью о «Сколково», насколько нам известно. Как Вы считаете по какой причине так мало вопросов от слушателей были озвучены в ходе эфира? Считаете ли Вы вышедшую серию интервью скорее формальной?

- Я точно Вам скажу, что было много вопросов. Я сидел так, что видел монитор Светланы Сорокиной. Просто «засосала» тематика, либо она была слишком любопытной и задавала больше вопросов «от себя», то ли я оказался слишком говорливым. Мои коллеги из PR службы предупреждали меня, что она - журналист старой формации и может, как это правильно сказать, не «зажестить», а задавать неудобные вопросы. Мне не показалось, что было какое-то недоброжелательное отношение. Наш проект, в хорошем смысле, уникален. Его трудно понять. Если человек «не погружен», то не расскажешь о нём ни за час, ни за два. Чтобы ответить на все вопросы, конечно, нужно было бы больше времени, чем было выделено.

- Спасибо Вам большое за открытое интервью. Желаем успехов в дальнейшем развитии инновационного центра «Сколково».

Подписывайтесь на наш канал Skolkovo_Leaks и Яндекс.Дзен.

{ "author_name": "Skolkovo_Leaks ", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u043c\u043f\u0438\u0448\u0443\u0442"], "comments": 1, "likes": 5, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "33170", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]