Kirill Kazakov
3 536

Вас не узнать

Конспект статьи Quartz об одной из китайских компаний, которая помогает правительству следить за населением страны при помощи систем компьютерного зрения.

Поделиться

В избранное

В избранном

SenseTime — одна из китайских компаний, находящаяся на передовой развития искусственного интеллекта. За четыре года работы SenseTime приобрела 400 клиентов, среди которых, разумеется, есть и китайское правительство.

В числе инвесторов компании — Qualcomm и Alibaba, с учётом вложений которой стоимость SenseTime составит $3 млрд. Столь стремительный рост, отмечает издание Quartz, объясняется не только серьёзными инвестициями, но и уникальными условиями, сложившимися в Китае, которые способствовали развитию технологий распознавания на основе искусственного интеллекта.

Стремительный успех

SenseTime появился в октябре 2014 года и задумывался как исследовательский проект при Китайском университете Гонконга. Команду из 11 студентов, занимавшихся машинным зрением и глубоким обучением, возглавил заведующий кафедрой информационной инженерии Тян Сяооу. Через год их инициатива переросла в компанию, её генеральным директором стал Сюй Ли, ученик Сяооу, а в 2016 году SenseTime представила свои первые продукты.

Сюй Ли

По словам Ли, первые успехи SenseTime были связаны с появлением на китайском рынке большого количества приложений p2p-кредитования. В стремлении сделать их более безопасными разработчики начали заказывать у SenseTime программное обеспечение для сравнения лиц пользователей с фотографиями на их документах. Таким образом, продукты компании моментально оказались востребованы.

Ли также указывает на две особенности, которые помогли распространению технологии распознавания лиц на китайском рынке. Во-первых, местные производители смартфонов, пытаясь выделиться, активно работают над функциями разблокировки лицом и различными приложениями, задействующими камеру, что дало SenseTime приличное количество клиентов.

Во-вторых, интерес со стороны государства. Сейчас в республике работает 176 миллионов камер наблюдения. По некоторым данным, Китай обеспечивает до половины выручки от продаж охранного оборудования. Страна не только лидирует в покупке камер, но и проводит множество экспериментов, связанных с отслеживанием действий граждан.

Так, Эдвард Шварк, внештатный научный сотрудник Японского института международных отношений, в своём исследовании утверждает, что за последние 20 лет Министерство общественной безопасности КНР в попытках усилить контроль за всё более подвижным и технологичным обществом превратилось в огромную структуру по управлению данными. По словам Шварка, искусственный интеллект позволит автоматизировать большую часть охранных функций.

Естественно, SenseTime это на руку — компания сотрудничает с полицией Гуанчжоу и Шэньчжэня, поставляя программное обеспечение для идентификации преступников в толпе и поиска улик. Кроме того, разработки компании использует как минимум одна тюрьма. Ли утверждает: доля правительственных заказов составляет 30%, однако некоторые эксперты предполагают, что их гораздо больше.

Продуктами SenseTime пользуются, например, сервис микроблогов Weibo и производитель потребительской электроники Oppo, а также магазины, анализирующие поведение покупателей. Среди них крупнейший китайский ритейлер Suning и местные отделения Walmart.

Работа с данными

Данные служат основой для разработки алгоритмов машинного обучения. Множество компаний для тренировки ИИ-систем пользуются ImageNet, открытой базой из 13 млн изображений. Тренировочная база SenseTime насчитывает более двух миллиардов изображений, в чём не последнюю роль сыграло китайское правительство, открыв компании доступ к своим данным.

Правительство располагает самыми объёмными базами данных. Имея к ним доступ, вы получаете в распоряжение информацию обо всех жителях Китая, все данные Baidu, Alibaba, Tencent… к вам в руки попадают почти все данные мира. Стоит добавить, что все они зашифрованы, и компания не может их прочитать.

Сюй Ли
генеральный директор SenseTime

Некоторых весьма настораживает, что китайское правительство со временем начнёт применять ИИ в небывалых масштабах, продолжает Quartz. Сейчас самым радикальным примером, по словам экспертов, стала система наблюдения, запущенная в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где больше половины населения составляют уйгуры-мусульмане.

Под предлогом борьбы с радикализацией власти запустили в округе системы распознавания лиц, сбора биометрических данных, отслеживания интернет-трафика, ограничивающие перемещения и активность местных жителей. Некоторые считают, отмечает издание, что Синьцзян служит «репетиционной площадкой» и через некоторое время отдельные технологии наблюдения распространятся на всю страну.

Борьба за международные рынки

Несмотря на успехи в Китае компании очень сложно работать на международных рынках. Во-первых, при выходе за пределы страны SenseTime лишается государственной поддержки. Во-вторых, законы, касающиеся личных данных, становятся строже.

В Европе, например, в конце мая вступит в силу постановление, требующее прямого согласия пользователя на обработку его биометрических данных. В дополнение к этому крупным компаниям перед запуском продукта, задействующего технологии распознавания, придётся оценить последствия применения таких технологий с точки зрения сохранения конфиденциальности.

Сейчас у SenseTime есть офисы в Сингапуре и Японии, где она помогает Honda в разработке беспилотных автомобилей. Не так давно компания присоединилась к инициативе Массачусетского технологического института под названием Intelligence Quest, призванной объединить экспертов по ИИ из разных областей. Также SenseTime выиграла несколько международных наград, в 2015 году обойдя даже Google на соревновании ILSVRC. В любом случае, новые рынки потребуют от SenseTime новых тактик.

Ли, отвечая на вопрос об ограничении прав человека и конфиденциальности, сравнивает ИИ с промышленной революцией и подчёркивает, что искусственный интеллект можно использовать для самых разных целей, хороших и плохих. Так, встроив системы распознавания лиц в камеры наблюдения, мы сможем использовать их для поиска пропавших детей. Польза для общества в таком случае очевидна.

#будущее

{ "author_name": "Kirill Kazakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 19, "likes": 20, "favorites": 19, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "37870", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]