Арсений Третьяков
179
Блоги

«Возникает засилье IT-проектов, а я бы советовал каждому попробовать сделать стартап в промышленности

Боль Николая Бабина не поймут стартаперы-айтишники, которые никогда в жизни «железом» не занимались, но смогут разделить опытные разработчики инноваций для промышленности. Только они смогут пролить скупую слезу над историями Николая о попытках продажи чая, основании компании в пищепроме, работе таксистом для спасения бизнеса и выводе отечественных разработок в Европу с параллельным изучением для этого эстонского языка.

Поделиться

В избранное

В избранном

Николай Бабин, генеральный директор ООО «Пищевые технологии и оборудование»

Как пришли к технологическому брокерству?

По образованию механик-инженер пищевой промышленности, я работал в этой сфере на разных должностях и специальностях, но понял, что денег там не заработать, не прославиться. Хотелось делать что-то свое. Вначале я занялся более классическим бизнесом: пытался вывести на рынок травяные чаи в пакетиках, сделав их повседневными, потому что тогда они были только в аптеках. Потом я наткнулся на одну городскую программу поддержки предпринимателей и там увидел стенд с надписью «Открой МИП (малое инновационное предприятие – прим. автора) за 30 дней», посмотрел, что это такое и подумал, что это отличная возможность. Навестил в Университете ИТМО свою кафедру, которую окончил, обнаружил там несколько проектов и решил взяться за них и продвигать одной компанией ООО «Пищевые технологии и оборудование». Начал проходить всевозможные курсы по предпринимательству, прошел школы фандрайзинга, техноброкерства и акселератор iDealMachine.

Я брал самые перспективные разработки, на мой взгляд, предварительно считая рынок, оценивал команды, прототип, после чего смотрел, как это все можно красиво упаковать и показать. Я работаю не как классический техноброкер, который продал, получил долю и ушел, а я хочу быть в проекте с самого начала и до конца. Когда работаешь на себя, с интересными проектами и людьми, то тогда веришь, что можешь что-то изменить.

Как понимаю ваш бизнес – семейный?

Жена – моя самая моя большая поддержка. Когда я только начал задумываться о бизнесе, еще чайном, у меня была на тот момент девушка, которая была против таких идей, ну и само собой мы расстались. А потом уже встретил ту, которой тоже интересно заниматься инновационными разработками.

Ваши самые топовые проекты?

Самая интересная разработка – это система для разморозки (разделения) блоков рыбы на отдельные тушки при помощи электрошока. Она позволяет ускорить процесс разморозки в десятки раз и уменьшить потери рыбы. Финансовую экономию оценили в 5 млн рублей ежемесячно для среднего завода.

Другой проект – небольшое оборудование, которое вставляется в печь и с помощью ультразвука производит термообработку продукта. Это уменьшает время термообработки (выпечки хлеба) на 20-25%. Есть похожие технологии, но они дороже и не так эффективны.

И есть девайс, который больше ориентирован на Европу, позволяющий быстро и точно определить количество глютена в муке. Это крайне важно для хлебников, поскольку они тратят ежедневно на это много сил и времени. Чем больше глютена, тем лучше хлеб.

Доцент кафедры процессов и аппаратов пищевых производств Университета ИТМО Валерий Антуфьев

Что получилось с внедрением?

Мы начали работать с разморозкой, но на первое место вышел проект по ультразвуку в печах. Недавно удалось его протестировать у производителей оборудования в Австрии и Швеции, чтобы подтвердить, что это работает. С одной компанией мы на стадии подписания, от других ждем ответа. Можно говорить о патриотизме и все такое, но я обращался к российским компаниям, но они обычно не отвечают, либо говорят, что это инновация, им это не интересно, и уйдет куча денег на внедрение, и может ничего не получиться. После систематических отказов пришлось писать европейским компаниям, которые реагируют куда лучше наших, приглашают на встречи и даже сами приезжают смотреть.

С проектом по разморозке мы были близки к внедрению, даже получили грант, но его не хватило. Проект так и не успели доделать, хотя было много заинтересованных. Плюс ко всему сейчас параллельно работаю в другом месте и учусь на первом курсе магистратуры на своей кафедре.

Удается совмещать?

Удается, но трудно. Только работа, учеба, вторая работа и спорт. Мой рабочий день: с девяти утра на основной работе, во время обеда в универ или на встречу с инвестором или ученым, до шести на работе, а потом снова на учебу или встречу. Смотрим, что сделали за неделю и намечаем планы на следующую. Потом еду домой и на всё, что хватает сил, это побегать в парке перед сном. Чтобы продолжать заниматься проектами, какое-то время приходилось работать в агрегаторе такси. Что не сделаешь ради мечты.

Печь с оборудованием с помощью ультразвука производит термообработку продукта

В разработке самого оборудования участвуете?

Немного помогаю. Все-таки я не ученый, но, чтобы продавать разработку я должен досконально в этом разбираться.

Какие сложности, помимо очевидных, возникают при внедрении «железного» проекта?

Как я уже говорил, многие российские компании в это не верят, им проще зарабатывать свою копеечку и не думать о будущем. Довольно сложно привлечь инвестиции, так как разработка прототипа это долгий срок. Может уйти 2-3 года и не каждый инвестор будет ждать.

Также проблема, что в каком питче или конкурсе я бы не участвовал, мы всегда являлись единственным «железным» проектом, его оценивали какие-то менеджеры, которые занимаются доставкой еды или продажей спортивного питания, и все прочие, кто не особо понимает в промышленном оборудовании. Понимаю, что сложно вложить деньги в то, что никто не понимает. Впрочем, не каждый интересуется тем, что мы едим. Возникает засилье IT-проектов, всяких приложений, а я бы советовал каждому попробовать сделать стартап в промышленности.

По всем метрикам IT-проект проще и дешевле протестировать и запустить и за два месяца понять пойдет он или нет. Поэтому я в какой-то момент перестал ходить по венчурным инвесторам, поняв, что это всё фигня и не подходит для моих проектов. Я начал напрямую обращаться к стратегическим инвесторам, кто производит такое оборудование. Это были несколько комбинатов, которые ловят и обрабатывают рыбу, которые как-то даже дали нам 30 килограмм рыбы для теста установки. Поэтому, если есть проекты в промышленности, то надо обращаться к стратегическим инвесторам, которых находим через старых знакомых или посещая выставки. В грантовых конкурсах мы решили больше не участвовать, из-за отчетности.

Какие тогда можно выделить тренды в пищевой промышленности?

Технически всё оборудование уже развилось до высочайшего уровня, что-то технически поменять уже нереально, поэтому надо внедрять технологии другого плана как ультразвук, магнитное поле или изменение состава веществ. Т.е. нематериальные технологии, способные ускорить время обработки продукта или улучшить его качество. Сейчас мало компаний, которые продвигают проекты в пищевке, их практически нет. Все, что я видел на выставках, появилось 5-10 лет назад.

Есть проблемы с учеными, которые зачастую не любят коммерциализировать свои разработки?

Некоторые очень плохо к этому относятся и даже не потому, что им сложно, а потому что боятся, что украдут. Даже грант могут не получать, просто положат патент на полку и ничего с этим не делают, хотя это может быть уникальный проект. Я им говорю, что не факт, что это вообще заработает, но это будет бессмысленно лежать на полке, а они говорят «нет и нет». А ведь похожей разработкой всегда кто-то в мире занимается, и кто первый выведет на рынок разработку, тот будет прав.

Я не вижу смысла ходить и убеждать, я просто ищу наиболее адекватных разработчиков, кто более-менее готов. В любом случае я вначале прошу рассказывать про технологию не полностью, даже мне какие-то секреты оставлять, чтобы разработчик чувствовал себя в безопасности. Потом привожу инвестора и если ему интересен проект, тогда уже можем зафиксировать все на бумаге как коммерческую тайну.

А нужно ли ученому заниматься коммерциализацией?

Нет. Им лучше заниматься своим делом, очень редко, кто это может совместить. Он должен найти человека, которому может доверять, поскольку с инвестором можно говорить на разных языках. Поэтому технологический брокер – это, по сути, ученый-неудачник. Я сам себя так называю и поэтому я в науку не иду.

И в итоге вы решили переехать с бизнесом в Эстонию?

Мы хотим выйти в Европу с проектом по определению глютена, однако у нас есть свои госты, по которым надо дополнительно проводить тестирование. На Западе с этим проще и рынок больше нам подходит. Ну и плюс к нашим компаниям отношение в мире не очень. А Эстония рядом Россией и по рейтингу удобства ведения бизнеса страна находится высоко. Компанию можно открыть за пару дней, ничего не посещая, полностью онлайн и, если не выводишь дивиденды из компании, а инвестируешь обратно в компанию, то налог 0%.

Также в Эстонии сейчас есть потребность в кадрах и технологиях, поскольку все умные люди уже уехали из страны. Поэтому они привлекают стартапы по программе Startup Estonia. Помню, что как-то подал им заявку ночью, забыл уже про нее, а потом приходит ответ, что «ваш бизнес признан инновационным, мы дадим вам визу, приезжайте к нам». И думаю, а почему бы не попробовать. Получили визу, поучаствовали в акселераторах и сейчас в ближайшее время будем в Эстонии открывать компанию и получать вид на жительство. В итоге можно половину времени работать там, половину здесь. В общем, эстонский язык я уже учить начал.

#навсюголову

{ "author_name": "Арсений Третьяков", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 2, "likes": 0, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "40255", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]